home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



ОБРАЩЕНИЕ


Я, мать Шустермана Дмитрия, гражданина Украины, приговорённого в июле 1998 года судом государства Израиль к максимальному по израильским законам сроку заключения в 20 лет, обращаюсь к Вам за помощью в надежде привлечь внимание общественности.

Вот уже год, как в моей судьбе и судьбе моего сына наступил жестокий перелом.

В сентябре 1996 года мой сын Дмитрий в составе группы украинских детей выехал на учёбу в государство Израиль по программе НААЛЕ-16 сроком на 3 года.

Эта программа обучения финансировалась израильской стороной и проводилась еврейской организацией Сохнут на основании договора между Украиной и Израилем от 16 июня 1994 года и включала в себя окончание средней школы и получение детьми аттестата зрелости за рубежом.

Перед отъездом детей работники Сохнута настаивали на том, чтобы родители давали детям нотариально заверенное разрешение на перемену гражданства, которое нужно было тщательно прятать на таможне.

По прибытии в государство Израиль, дети распределялись по учебным интернатам, у них отбирались паспорта граждан Украины, что лишало их права встать на консульский учёт и делало юридически бесправными.

Такими же бесправными они были и в интернатах: администрация интерната вынуждала детей работать без выходных, мотивируя это тем, что таким образом они оплачивают своё пребывание в интернате; не изучалась еврейская культура история еврейского народа, устная Тора и т.д., но в обязательном порядке присутствовала военная подготовка на территории действующих частей израильской армии.

В 1997/1998 уч. гг. дирекцией интерната была предпринята попытка отменить курс русского языка якобы из-за недостатка средств.

Сплотившись, ребята частично отстояли свои права, но от них убрали предыдущего воспитателя, русского репатрианта, который не обижал подростков и помогал им, как мог, а вместо него был назначен молодой израильтянин Томер Гирш, не имевший никакого педагогического образования, но имевший за плечами службу в израильской армии и прошедший стажировку в Сохнуте.

Не справившись со сплочённым коллективом подростков, новый воспитатель начал издеваться над каждым ребёнком в отдельности.

Подошла и очередь моего сына Димы: на него обрушился поток лжи, оскорблений и, наконец, рукоприкладства, хотя за предыдущий год учёбы администрация интерната к моему сыну претензий не имела и считала его одним из перспективных учеников.

Подросток не понимал, за что над ним издеваются, а на обращение за помощью к директору интерната Мордехаю Тако получил ответ: «Ты знаешь, что он ненормальный. Иди, разбирайся с ним сам».

В ночь с 6 на 7 января 1998 года на территории интерната произошла трагедия: воспитатель Томер Гирш был убит. Мой несовершеннолетний сын был арестован и обвинён в убийстве.

Израильская сторона, нарушив Венскую конвенцию, не сообщила в Посольство Украины о случившемся, тем самым блокировав участие Украины в расследовании и рассмотрении данного дела.

Дети, которые учились вместе с моим сыном, были в экстренном порядке расформированы и высланы из Израиля. Все допросы моего ребёнка проводились на иврите, хотя его родной язык - русский.

Суд был проведён быстро и за закрытыми дверями, без сообщения в Посольство Украины о дате проведения суда, чтобы исключить присутствие украинской стороны. Также на суде не было никого из представителей интерната, где учился мой сын, никаких свидетелей.

Были проигнорированы наши просьбы об участии адвоката со стороны Украины, судом не был востребован пакет документов, подготовленный на месте: письма ребёнка из Израиля, необходимые медицинские документы и т.д.

Как мать, я обращалась к Президенту Украины за помощью в обеспечении защиты моего несовершеннолетнего сына, к уполномоченному Верховной Рады Украины по правам человека. Всё оказалось бесполезным.

Я не знаю, где сейчас находится мой сын, какова его судьба, как можно обжаловать приговор и как можно добиться объективного рассмотрения дела, ведь у меня осталась только справка Сохнута о том, что мой сын Шустерман Дмитрий находится на обучении в государстве Израиль сроком на 3 года, но нет ни материалов следствия, ни приговора, ничего.

Обращаюсь к Вам с просьбой принять участие в судьбе моего сына, привлечь внимание общественности к этому беспрецедентному случаю и помочь мне добиться справедливости.

С уважением И. Шустерман. 7.01.99 г.

Обращаю ваше внимание, что Дима Шустерман был и остаётся гражданином Украины. Разрешением о перемене гражданства, которое по настоянию «Сохнута» в обязательном порядке должны были подписывать родители всех выезжающих «на учёбу» детей, он мог бы воспользоваться после окончания израильской школы.

Как правило, дети так и поступают, ведь на протяжении всего периода обучения их усиленно убеждают в необходимости это сделать…

В дополнение к вышесказанному, ещё скажу, что Дима был серьёзно болен (коротко диагноз звучит так: эписиндром в анамнезе, повышенное внутричерепное давление) и в «Сохнуте» клятвенно заверили родителей, что в Израиле его обязательно вылечат.

Именно на это «купились» Ирина и Илья, они были уверены, что отправляют сына не только на учёбу, но и на лечение.

Как происходило это «лечение», вы можете узнать из писем самого Димы:

«Я относил свою медицинскую справку медсестре. Она сказала, что почитает ее и чтобы я зашел через несколько дней. Когда я пришёл к ней, она сказала: «Ты что, приехал сюда лечиться? Зачем ты приехал сюда с таким диагнозом?»…

«Ирэна (Ира), школьная медсестра, заполняла какие-то анкеты о болезнях. Когда я к ней пришёл, она снова начала спрашивать, зачем я приехал, тут, говорит и со здоровыми проблемы, спрашивала, как меня могли взять с таким диагнозом…» и т.д.

А вот, как описывает Дима нравы, царящие в специнтернатах для наших детей, вывезенных «на учёбу и лечение» в Израиль:

«Мама! Если ты сможешь, то поговори с тем изобретателем, у которого сын поехал по такой же программе. Или как-то через «Сохнут» узнай всё насчет той школы, в которую он должен был попасть и напиши мне о ней, если это всё будет нетрудно для тебя.

Я не возражал бы перейти в другую пнимью (интернат), только чтобы там все дружили, никто ни над кем не издевался, чтобы не было воровства и чтобы я спокойно сделал хороший багрут (аттестат - Авт.), чтобы я мог спокойно лечь спать после отбоя и никто при этом не вламывался в комнату, не бухал в ней, не курил и не еб…я… Чтобы никто не мог войти в твою комнату и начать трогать твои вещи, выкидывать их в окно или обливать тебя водой…»

«…Кира говорила, что в её школе насиловали девочек. Она не хочет ходить в школу из-за того, что к ней там плохо относятся…»

«Белла говорит… то, что творится в нашей пнимье, происходит во всех остальных, только во многих гораздо хуже…»

«Я так понял, что здесь беспредел во всех школах и интернатах. Если бы «Сохнут» с самого начала сказал об этом…, то я не начинал бы никаких дел с переводом в другой интернат… Я просто знал бы, к чему готовиться…».

Так вот, теперь я скажу ещё об одном факте, который, по понятным причинам, не был изложен родителями Димы в официальных обращениях с просьбами помочь своему ребёнку и который израильская Фемида оставила без внимания: воспитатель, убитый харьковским подростком, был педофилом и Дима Шустерман до последнего сопротивлялся домогательствам этого «педагога».

Мы били во все колокола: проводили бесчисленные пресс-конференции, пытаясь привлечь внимание общественности, слали повторные обращения в Консульский отдел Посольства Украины в Израиле, в Консульское Управление МИДа Украины, Президенту и т.д.

Украинские газеты подробно описывали трагическую историю Димы, в открытую называя настоящих виновников случившегося.

«Рабочая газета» (4.08.1998 г.):

«…Вот тогда-то, лежа на полу и слушая смех однокурсников, парень пришёл к страшному решению: Гирш за всё поплатится.

Развязка всколыхнула общественность двух стран, ведь жертва оказалась жителем еврейского государства, а убийца официально числился подданным Украины…

…Полувековая история государства Израиль полна взлётов, ликований, драм и проблем. Одна из них - взаимоотношения с мусульманским миром. Почти на шесть миллионов жителей «земли обетованной» приходится 1,2 млн. арабов.

Учитывая стремление палестинцев вернуться на Западный берег и в сектор Газа, легко понять стратегические приоритеты Израиля, которые он вот уже несколько лет пытается решить при помощи репатриантов сначала из СССР, а теперь из стран СНГ.

Расчёт прост: чем больше евреев, тем легче справляться с арабами. И до поры до времени всё получалось.

Но вот поток репатриантов стал ослабевать… И официальные круги стали срочно разрабатывать новые программы по возвращению евреев на историческую родину.

«Не хотят ехать сами - сыграем на детях. А там глядишь - за сыновьями и дочками потянутся матери и отцы», - примерно таким был план.

Одну из эмиграционных программ так и назвали - «Репатриируемся раньше родителей». Её спонсором стало правительство Израиля.

Конечно же, во всеуслышание о своих планах Израиль не говорит. Внешне всё выглядит более чем пристойно и преподносится под исключительно удобоваримым «соусом» - как «оказание помощи и способствование еврейскому народу Украины в возрождении культуры и традиций».

Так записано в уставе общественной организации «Сохнут», которая реализует на территории Украины сразу 12 учебных программ. Они рассчитаны на разные категории молодёжи.

Например, «Наале» охватывает детей от 10 до 18 лет, «Яхад» - студентов, «Спасение» - юношей призывного возраста, «Халон» (окно) - юных туристов. Но цель одна.

На совещании совета руководителей «Сохнута» в Иерусалиме о ней сказано коротко и ёмко: «стимулировать население выезжать, осуществляя еврейско-сионистское образование».

Сами рекомендации о том, как это надо делать, занимают 23 страницы доклада. Разработано всё до мелочей.

Например, представители «Сохнута» едут в Украину, как обычные туристы. О выполнении каких-либо служебных обязанностей в их документах не сказано ни слова.

Филиалы «Сохнута», действующие в каждом областном и множестве маленьких городков (Краматорск, Овруч, Бердичев, Коростень и т.д.), в органах власти не регистрируются. А это значит, работа ведётся подпольно.

Если это культурная программа, почему бы её не легализовать? Ответ становится ясен, если послушать тех, кто имел дело с «Сохнутом», - в данном случае, маму Димы Шустермана, с трагического рассказа о котором начаты эти заметки.

«Про программу “Наале” мы узнали от знакомых и из рекламы по ТВ. На собеседование в «Сохнуте» нам советовали отдавать детей, прежде всего, в религиозные школы, а не светские, потому что тогда им будет легче принять там гражданство.

Присутствующий консул Рувен Алекс спрашивал, когда и мы репатриируемся. Обязательное требование - нотариально заверенное заявление, что я и мой муж согласны на перемену гражданства сына в Израиле.

По требованию руководителя представительства «Сохнут» Михаэля Голона, этот документ необходимо было спрятать при пересечении границы Украины и ни при каких условиях не показывать его на украинской стороне».

Надо ли говорить, что любящие родители, желающие обеспечить будущее сыну, выполнили все условия. Теперь они кусают локти.

…По прибытии в Израиль Диму направили в интернат закрытого типа «Нахлат Йегуде». Здесь обучались, кроме детей из СНГ, дети израильтян, не способных оплатить учёбу своего ребёнка в «хорошей» школе.

Вот, что писал Дима о новом месте своего пребывания:

«Я так понял, что здесь беспредел во всех школах и интернатах. Если бы представитель «Сохнута» с самого начала сказал об этом, то я бы не начинал никаких дел…»

Наверное, он не начинал бы никаких дел и в том случае, если бы знал, что их будут вывозить в военные лагеря, уговаривая со временем пойти служить в армейское спецподразделение для выходцев из СНГ.

Кроме того, по субботам местных детей забирали домой, а наши подростки вынуждены были ехать на сельхозработы (руководство объясняло это необходимостью отрабатывать съеденные продукты питания).

Но худшее заключалось всё же не в сельхозработах и военных полигонах. Дима так и не смог смириться с порядками, царящими в интернате…

Мечтам Димы не суждено было сбыться. Он стал убийцей и по законам Израиля может получить 20 лет тюрьмы… Хотя есть надежда, что репатрианту Шустерману помогут выпутаться из этой неприятной ситуации.

Уже сегодня в его распоряжении один из самых дорогих адвокатов Израиля. И хотя его услуги стоят 30 тысяч долларов, государство оплачивает эти расходы. Но не потому, что им жаль несовершеннолетнего выходца из Харькова. Официальный Израиль боится скандала и делает всё, чтобы погасить его на корню. Ибо у него на Украину огромные виды…».

Стараниями «одного из самых дорогих адвокатов» Дима Шустерман всё же был осуждён на 20 лет, а Израиль избежал скандала.

Именно поэтому к участию в процессе не был допущен украинский защитник, на чём настаивали родители обвиняемого.

Именно поэтому в суде не фигурировали медицинские документы о его здоровье, письма и свидетельские показания одноклассников Димы, которых срочно отослали домой.

Именно поэтому сам он не был выслан на родину, а остался в израильской тюрьме - в Украине не должны были узнать трагическую правду о настоящих мотивах преступления её несовершеннолетнего гражданина.

К слову, если бы подросток Шустерман совершил даже более тяжкое преступление в Украине, убив, к примеру, не одного изувера, а пол-«Сохнута», по нашему законодательству ему грозило бы максимум 10 лет.

Ведь у нас даже каннибалам дают 15 лет, как максимальную меру наказания. (Именно такой срок получил людоед Сташевский, процесс над которым состоялся в начале июня 2001 года в Запорожье.)

Но Дима в Израиле и срок у него - 20 лет…

…Прошло три с половиной года с момента трагедии. За это время родители Димы не получили от него ни одного письма. Более того, они даже не знают, в каком городе и в какой тюрьме он находится!

Зато, из районного военкомата им регулярно шлют повестки и предупреждения следующего характера:

«Уважаемые родители призывника Шустермана Д. И.

На протяжении длительного периода времени Ваш сын уклоняется от прохождения медицинской комиссии, на предмет определения годности или негодности к военной службе и призыва в Вооружённые Силы Украины.

Я обращаюсь к Вам с просьбой оказать содействие военному комиссариату в решении вопроса выполнения требований Закона Украины «О всеобщей воинской обязанности и военной службе» Вашим сыном.

Убедите его прибыть на призывной участок и пройти медицинскую комиссию. Значительное количество призывников не годны к службе в мирное время. Врачи медицинской комиссии очень внимательно ведут осмотр призывников, тщательно обследуют их в медицинских учреждениях города стационарно.

Молодой человек, не имеющий законных военных документов на руках, чувствует себя ущербным. Он не может устроиться на работу, прописаться на другое место жительства, получить загранпаспорт, обучиться на водителя и многое другое.

Призывники, достигшие 27-летнего возраста и уклонившиеся от призыва, по прибытию в военкомат направляются в прокуратуру для привлечения к уголовной ответственности.

Кроме того, в период розыска моим решением на основании статьи 211-1 административного кодекса Украины за неявку в военкомат по вызову призывники будут неоднократно подвергаться штрафам, размер которых определяется до 119 гривен, а материал для наложения штрафа будет направляться в суд…

С уважением, Фрунзенский райвоенком

г. Харькова полковник Борзов».

За минувшие годы это было единственное проявление «заботы» украинского государства о гражданине Дмитрии Шустермане.

Гораздо более озабоченным в этом плане казался президент Всеукраинского конгресса Вадим Рабинович. Свою взволнованность по поводу судьбы украинского еврея Шустермана Вадим Зиновьевич успел «засветить» по горячим следам трагедии в интервью газете «Политика» (сентябрь, 1998 г.):

«- Наша газета писала об осуждении в Израиле к 20-летнему тюремному заключению еврейского юноши из Харькова Дмитрия Шустермана, который убил своего воспитателя из интерната. К сожалению, помощи от представителей Украины ни до суда, ни после него 18-летний паренёк так и не дождался.

- Я знаю об этой истории и благодарен «Политике» за то, что она беспокоится о судьбе украинского гражданина. Да, парень совершил убийство и это трагично. Но мы считаем, что не все обстоятельства этой трагедии были объективно расследованы израильским судом.

Как правильно вы писали, Шустерман совершил преступление в состоянии аффекта. И это обстоятельство должно было бы смягчить наказание. Сейчас мы подали соответствующее прошение в верховный суд Израиля, срок ответа истекает 15 октября и мы рассчитываем на положительную реакцию.

Ваш вопрос о судьбе Дмитрия затрагивает важную тему - должно ли государство защищать своих граждан, попавших в беду далеко от отчего дома. Абсолютно ясно, что должно.

И дело не в том, что в данном случае еврей не дождался от Украины помощи. Вы же знаете и моряки сидят месяцами под арестом в иностранных портах, и пилоты, и оступившиеся по глупости девчата где-нибудь в Турции.

Надо отдать должное американцам, если их гражданин где-то на чужбине попадает в беду, правительство готово поднять на помощь даже флот. У нас ситуация иная…».

Собственно, этим интервью и «соответствующим прошением в верховный суд Израиля», о результатах которого, кстати, по сей день ничего не известно, завершилось участие президента Всеукраинского еврейского конгресса в судьбе еврейского юноши из Украины.

Рабинович очень быстро потерял интерес к этому делу и переключился на более важное занятие - сбор «сырья» для 700-килограммовой золотой Меноры, которую он через год на свои денежки отлил в Израиле.

Вряд ли свет этой Меноры дошёл до тюрьмы, где 20 лет будет сидеть земляк Рабиновича - харьковский еврей Дима Шустерман…

И ещё раз о визите Президента Израиля. Почему же всё-таки он начал своё «презентационное» турне именно с провинциального Харькова?

Ответ очень прост: наш город уже давно стал эпицентром «особых интересов Израиля в Украине» и основным полигоном для испытания «новых израильских технологий».

И, видимо, в знак подтверждения статуса Харькова, как «территории обетованной» Моше Кацав привез из Иерусалима камень, который они на пару с губернатором Евгением Кушнарёвым торжественно заложили в здании Харьковской хоральной синагоги.

В момент свершения столь важного исторического события им, я думаю, было не до обсуждения таких «мелочей», как судьба израильского узника Димы Шустермана - жертвы «стратегического партнёрства» Удава с Кроликом.



Председателю Харьковской иудейской религиозной общины либерального направления | Еврейский синдром - 2,5 | Вопрос одиннадцатый. По существу