home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четвертая

БОЙ НА ПОЛЯНЕ ТРЕХ БЕРЕЗ

По дороге к лесу Левка спросил:

— Как думаешь, засчитают нам хотя бы одно «хорошо»? Мотоцикл-то мы починили.

— Почини-и-ли, — передразнил Клим. — Качнули сколько-то раз, и то не до конца. Надо сделать что-то настоящее.

Но что? Клим задумался, глядя, как Левка сшибает удилищем головки одуванчиков… Банка тоже не считается: ведь её снял монтёр. Да, видно, правильно говорит старшая пионервожатая: «Навредить, напортить — это каждый может, это проще всего. А вот сделать хорошее — куда труднее».

И правда, взять хоть этот кусочек дороги, что ведет на колхозную ферму. Тут была такая колдобина! После дождя в ней буксовали все машины. Горнист Валька Спицын первый заметил это. В тот день пионеры отменили все работы по расчистке футбольного поля и всем лагерем таскали сюда на носилках песок, гравий, щебенку… Зато вот на свежей земле следы легковой автомашины. Недавно, видно, прошла — и хоть бы что! А прежде здесь даже грузовики застревали…

Поодаль за деревьями что-то ухнуло — глухо, как большой барабан. Эхо подхватило грохот и понесло его по лесу.

Мальчики остановились, переглянулись.

— Это возле Щучьего залива, — определил Левка.

Схватив за оба конца удилище, они помчались к озеру напрямик через кусты и овражки.

— Не тормози, толстяк! — кричал на ходу Клим и тянул за удилище Левку, как на буксире.

Бежали долго. Путь был нелегкий. Ветки ольшаник хлестали по груди, крапива обжигала ноги, а когда поднимались в гору, тапочки скользили по сухим сосновым иглам.

Но вот, наконец, и озеро. Берег оказался безлюдным. На воде тоже — никого. Только в маленькой бухточке — Щучьем заливе — на легкой ряби качались белыми брюшками вверх несколько дохлых рыбешек.

— Здесь кто-то глушил рыбу, — догадался Левка. Мальчики вошли по колени в воду. Теперь они увидели множество мертвых мальков; в каждой зачерпнутой горстке воды они попадались густо, как снетки в супе.

Кто же погубил столько мальков? Ведь из них выросла бы рыба. Вот бессовестный!

Клим осмотрелся.

От озера тянулись следы босых ног; теперь они уже заполнены проступившей сквозь песок водой, но отпечатки пальцев ещё видны. Вот когда надо применить Четвертое умение — «Зоркий глаз»; каждый рядовой Лесной Республики должен уметь различать следы птиц, животных и, уж конечно, следы человека…

У большого камня следы прервались. Ага! Тут он одевался! Ну да, камень ещё не успел подсохнуть. А вот на тропинке горелая спичка, — наверно, он закуривал. Тропинка ведет к поляне Трех Берез. Скорее туда!

И снова, держась за удилище, мальчики бегут по лесу. Сейчас надо быть осторожнее: из-за любого дерева может появиться враг, и в то же время не мешкать: враг может скрыться. Надо выследить его и сообщить колхозникам. Пусть-ка объяснит им, зачем погубил столько рыбы.

Внезапно Клим бросился на землю. Левка, отдуваясь, остановился. Клим отполз за кусты и поманил к себе Левку.

— Ты что? — испуганно спросил тот.

— Тс-с-с!.. Смотри…

Сквозь кусты хорошо видна поляна. На ней стоит синяя «Волга»; под задним колесом «Волги» примята молоденькая березка — одна из тех трех, между которыми Клим мечтал разбить свою палатку… А вот и хозяин машины — полный широкоплечий мужчина в тенниске и белых брюках — присел на корточках возле багажника и завертывает в клеенку двух больших щук. Дверцы машины открыты, рядом на траве — коврик, на нем бутерброды, бутылка.

Левка облизнулся.

— Гляди, лимонад. Это шипучка. Видишь, желтая наклейка. Хорошо бы попить.

Клим провел языком по губам. Ему тоже очень хотелось пить. Но разве сейчас время?..

— Лежи тихо и наблюдай. Я быстро…

Он взял удилище, отполз подальше и побежал, стараясь не наступать на сухие ветки.


Формула ЧЧ


На вершине холма, поросшего редкими молодыми сосенками, Клим остановился. Отсюда видно Атаманское гнездо; высоко в небе полощется на ветру флаг Лесной Республики. Интересно, кто сейчас дежурит — Витька или Боря?

Клим привязал к удилищу свой галстук и поднял его над деревцами.

Неужели не заметят?.. Нет, заметили!

Над Атаманским гнездом взлетела красная точка и застыла пониже флага. Клим взмахнул своим галстуком три раза крест-накрест — «Прошу помощи». Красная точка на Атаманском гнезде повторила это движение — сигнал принят.

Пробираясь назад, к поляне Трех Берез, Клим уже не так волновался. Сейчас Боря или Витька звонят по телефону в Главный штаб. Через несколько минут Летучий отряд под командой Володи Ковальчука выйдет по указанному направлению. Надо спокойно ждать.

Спокойно? Как бы не так! Пока Клим бегал на холм, обстановка на поляне изменилась: коврика на траве уже нет, дверки у «Волги» закрыты, мотор тихонько ворчит, а мужчина сидит за рулем.

— Сейчас он уедет! Левка, что делать?..

Левка не знает.

Клим с тоской смотрит на примятую березку; её тонкий ствол согнулся под задним колесом; оно совсем близко от мальчиков, и на нем — вентиль с колпачком, точно такой же, как на мотоцикле Щепкина, — с двумя усиками…

Клим подполз к колесу; руки, словно сами собой, раздвинули кусты, потянулись к колпачку…

С трудом, так что на одном пальце даже сломался ноготь, Клим отвернул колпачок. Усики вошли сразу, куда им положено, — поворот, второй, третий, четвертый… «Жж-ж-ж-ж-ж-ж…» — золотник пулей вылетел наружу, воздух со свистом и шипеньем вырвался из вентиля. «Волга» скособочилась, осела на одну сторону.

Левка, как ужаленный, вскочил на ноги, стремглав пустился по тропинке.

Вслед ему понеслась ругань. Мужчина грозил кулаками, чертыхался, кричал:

— Вот я покажу тебе, хулиган!..

Клим остался на месте. Скрытый кустами, затаив дыхание и сунув в рот ободранный палец, он наблюдал за хозяином машины. Тот сокрушенно осмотрел колесо, чертыхнулся ещё раз, достал из багажника насос и принялся накачивать воздух.

Сплющенная покрышка начала постепенно наполняться, машина — выравниваться. Клим забеспокоился: успеет ли подойти отряд? А вдруг не успеет!..

Вот мужчина уже собрал инструмент, вытер паклей руки, взял с сиденья бутылку с желтой наклейкой и допил лимонад прямо из горлышка, а бутылку швырнул в кусты; она упала недалеко от Клима.

Клим подполз к бутылке поближе. И вовсе это не лимонад. На желтой наклейке напечатано: «Лимонный ликер. Емкость 0,5 л., крепость 32°».

У Клима застучало сердце так, что он даже испугался: вдруг мужчина услышит.

«Вчера на шоссе подвыпивший водитель сбил девочку…» Подвыпивший! Но ведь этот мужчина тоже выпил. Сейчас он поедет на машине и может задавить кого хочешь… Нет! Нужно во что бы то ни стало задержать его!

Клим даже забыл про ранку на пальце. Он лихорадочно оглядел поляну. Отсюда ведет к шоссе только одна узкая дорожка; она вьется между деревьями. Эх, пусть бы налетела гроза и свалила дерево на дорожку! Как же задержать машину?..

Мужчина уже сел за руль и включил мотор.

Плохо понимая, что делает, Клим выбежал з кустов и лег поперек дороги.

«Волга» фыркнула мотором, споткнулась на тормозах. Мужчина вышел из-за руля.

— Ты что задумал, негодяй? Мало тебе, что выпустил воздух из колеса? Вот я сейчас разделаюсь с тобой. А ну, вставай!

Клим не тронулся с места и молча смотрел в глаза мужчины. Как он ненавидел это розовое лицо с отвисшими щеками и толстогубым ртом, из которого пахло ликером — емкость ноль пять, крепость тридцать два градуса!

Мужчина поднял Клима, сильно встряхнул его и оттащил в сторону от дороги.

— Убирайся отсюда, дурак!

Он пошел к машине и снова сел за руль. Клим опять лег на дорогу.

— Ах, вот ты какой! Ну, погоди же…

Рявкнул мотор. Клим не пошевелился. Он только закрыл глаза.

«Хочет напугать. А наехать все равно не посмеет. Тот, на шоссе, сбил девочку случайно, а нарочно — никто не посмеет… Но все-таки он — пьяный. А вдруг наедет?..»

Гул мотора уже над самым ухом. В лицо пахнуло бензиновым жаром, горячим маслом.

Клим приоткрыл один глаз… Блеснул на солнце передний буфер «Волги», колеса растопырены, как лапы зверя… Но машина остановилась.

Клим открыл второй глаз.

Теперь мужчина смотрел на него не только со злостью. В его взгляде появились ещё и растерянность, недоумение.

— Послушай, ты! Чего тебе от меня надо?

Но Клим молчал. Он приподнялся на локте и прислушался: за деревьями раздался посвист щегла.

В ту же минуту из-за кустов выбежали ребята. Володя Ковальчук бросился к лежащему на дороге Климу.

— Что с тобой? Что здесь происходит?..

Мужчина развел руками.

— Я бы сам хотел понять. Этот безобразник сначала повредил мне колесо, а теперь вот лег на дорогу и не хочет вставать. Я никак не могу с ним справиться. Черт знает что такое! А ещё пионеры.

Володя между тем ощупал Клима и, убедившись, что тот невредим, облегченно вздохнул, но спросил сурово:

— Что все это значит?

Клим поднял руку и маленьким ободранным пальцем показал на своего большого противника.

— Он сделал три раза плохо, Вова. Погубил мальков в Щучьем заливе, сломал березку, а ещё выпил ликера, лимонного, целую бутылку…

Раздался треск мотора. На поляну влетел мотоцикл. В его коляске сидел Левка Ситников.

Лейтенант милиции Щепкин слез с седла, подошел к хозяину «Волги» и поднес руку к своему лакированному козырьку.

— Извините, гражданин. Прошу предъявить ваши документы.


Глава третья В ПАТРУЛЬНОМ ДОЗОРЕ | Формула ЧЧ | Глава пятая ЗВЕРОБОЙ