home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава десятая

ЗАПАСНОЙ ИГРОК

Володя Ковальчук поспевает всюду. Недавно его широкополая соломенная шляпа мелькнула в звене Корчевальщиков, потом он вместе с горнистом Валькой Спицыным скреплял доски, по которым возят тачки с песком, а вот он уже помог Климу и Левке откопать обросший мхом валун, воткнул в землю лопату и вытер пот со лба рукавом футболки.

И только после этого, взглянув на ручные часы, он кивнул Вальке:

— Давай «пятиминутку».

Валька бросил на тачку кирку, снял с березовой ветки горн, поднес его к губам и нацелил в самое солнце, будто собирался сдуть его с неба.

Голос трубы врезался в стук топоров, перемешался с пением птиц и полетел над полями и оврагами, над асфальтовой лентой шоссе и над оловянной поверхностью озера — прямо к прозрачному розовому облаку.

Пионеры прервали работу и собрались вокруг бугра, на который уже влез Володя Ковальчук.

— Ребята! Меньше двух недель остается до Большого Спортивного воскресенья. Приедут наши преподаватели, родители, знакомые. И вдруг футбольное поле не готово. Красиво, да? Неужели мы допустим, чтобы эта встреча состоялась на поле райзаготскотовцев?

— Не допустим! — крикнул Витька Атаманов и потряс топором.

Все ребята его поддержали. Клим поднял свою саперную лопатку и тоже крикнул:

— Ни за что!

Больше всех игр Клим любит футбол. Но все-таки не очень веселое это дело — стоять позади ворот в то время, когда другие бьют по мячу. Правда, нападающие Лесной Республики частенько мажут, особенно левый полусредний, Витька Атаманов, — тот все лупит выше ворот, и мяч уходит на свободный.

Тогда судья свистит, а Клим срывается с места и бежит за мячом.

Это не так-то просто: футбольное поле ещё не полностью расчищено; пока удалось выровнять небольшую площадку и поставить только одни ворота, чтобы можно было тренироваться. Позади ворот — гнилые пни, канавы и ямы. Ну-ка, мяч залетит в яму, заросшую колючками и крапивой? Попробуй-ка достань!.. Но Клим справляется — подает мяч быстро, не задерживает тренировки. Ведь до встречи с райзаготскотовцами остается мало времени.

Володя Ковальчук хвалит Клима за ловкость, называет запасным игроком. А Левка Ситников, как всегда, насмехается, дразнит «загольным подавалой». Фасонит, что он — вратарь. Напялил кепку, перчатки и свитер, хотя все время стоят жаркие дни.

Пусть Левка старше классом и выше ростом, но Клим не хуже его сумел бы справиться в воротах. Ведь он доказал уже это, когда однажды Левка зашиб колено и сел на траву пореветь. Как раз в этот момент Витька Атаманов впервые точно ударил по воротам, наверняка была бы «штука», но Клим бросился ласточкой на мяч, поймал его в нижнем углу ворот, зажал между коленками и подбородком; и хотя вокруг яростно прыгали нападающие, Клим не выпустил мяча, пока не подоспел центр защиты — Володя Ковальчук.

Тогда судья свистнул и объявил: «Сейчас Клим Горелов свободным ударом введет мяч в игру!» А Володя похвалил: «Молодец, капитан», — и снова пообещал взять Клима вратарем, когда доделают футбольное поле и поставят вторые ворота.

Но когда же это будет? На месте центрального круга ещё возвышается огромный каменистый бугор — сколько затупили об него топоров и поломали лопат! — а рядом — глубокая воронка; в неё, наверно, тачек двести земли уйдет, не меньше. Медленно подвигается дело, несмотря на то, что работает вся дружина. Даже «противники» — райзаготскотовцы — и те вчера приезжали из своего лагеря. Очень здорово помогли: засыпали целую траншею и выкопали два пня.

Все-таки хорошие они ребята, только жаль, что у них такое длинное и скучное название: «Пионерский лагерь объединенных контор Райзаготскот». Это ещё туда-сюда, а на той стороне озера есть, например, «Лагерь Дорреммежстроймонтаж», язык поломаешь. То ли дело — «Лесная Республика»!

Да и разве дело только в названии? Здесь свои законы, свой распорядок дня, не как во многих лагерях: во столько-то часов обязательно игры, или купанье, или читка вслух. Нет, в Лесной Республике все зависит от плана Полезных Дел на неделю. Вот настоящая игра — отличить и выдернуть с корнем сорняки, найти в диких зарослях железо, оставленное войной, вступить в борьбу с упрямым, зловредным пнем и разделать его на дрова, — звенят топоры, визжат пилы, шуршит под ногами трава в поисковых походах, горят костры; это не просто костры — натаскал валежника и жги, — это засохшие сорняки и мусор с колхозной земли. А чтобы не было пожаров от этих костров, созданы звенья Следящих-за-Огнем. Лес надо охранять. В Правилах Лесной Республики записано, Клим знает наизусть:


„Кто ты, вошедший в наш лес, — друг или враг? Чего ждать от тебя лесу и всем его обитателям — верной защиты или беды?

Знай, что в Лесной Республике живут Лесные Друзья…»


«Пятиминутка» окончилась. Снова запищали колеса тачек, зашаркали лопаты. Клим и Левка принялись обрабатывать большой пень. Сначала нужно обкопать каждый корень, выгрести из-под него землю. Потом придут Корчевальщики; они перепилят, а где не подобраться пилой — перерубят корни, — и тогда пень «готов», можно обвязывать его веревками и тащить прочь.

Вырытых пней накопилось очень много. Они лежали по краям будущего футбольного поля, похожие на осьминогов с растопыренными щупальцами. Кто-то предложил сжечь эти чудовища, и такая мысль многим понравилась. Но Валька Спицын сказал: «Если пням суждено сгореть, так пусть уж сгорят в печи у тети Поли. От этого, по крайней мере, будет польза: до конца лета хватит варить обеды».

И откуда это Валька такой сообразительный? Взять хоть ту же колдобину, которая была на дороге, что ведет от шоссе в колхоз. Ведь все ходили мимо и ничего не замечали, а Валька почему-то увидел, что на этом месте после дождя застревают машины. Дорогу починили всей дружиной, и за это колхозники привезли пионерам полный грузовик досок для скамеек будущего футбольного поля… А теперь вот с этими пнями — опять же Валька додумался. Организовал звено Истопников, и сейчас возле тетиной Полиной кухни высятся поленницы дров — расколотых, высушенных на солнце.

Да, много пней уже выкорчевано, но осталось их ещё порядочно. Удастся ли выкопать их все к Большому Спортивному воскресенью? Ведь только тогда можно будет поставить вторые ворота…

Клим яростно заработал своей саперной лопаткой. Он отковыривал от бугра землю и бросал её в тачку, пока она не наполнилась.

Где же Левка? Странное дело — как только тачка наполняется, у Левки вдруг находится неотложное занятие: то он снимет ботинок и начнет рассматривать натертую пятку, то у него лопнет резинка на трусах или приключится ещё что-нибудь. А сейчас он побежал под тенистую березу, где стоит ведро с водой, и выдувает уже третью кружку.

— Эй, Левка! Хватит тебе пить. Лопнешь.

Левка нехотя подходит. Переминается с ноги на ногу, плюет на ладони и, наконец, увозит тачку.

Теперь можно передохнуть минутку.

Клим расправляет занемевшую спину, осматривается. Каким красивым будет это футбольное поле, когда здесь уже не останется ни одной ямы, ни пня, ни бугорка, — ровное, разграфленное белыми полосами… В день открытия будет играть оркестр, на скамейках рассядутся зрители. Приедет мама вместе с учительницей Клима, Инной Андреевной; они увидят, как Клим защищает спортивную честь Лесной Республики! Правда, ворота большие, а Клим маленький, — с прошлого года он прибавил всего три сантиметра, — но это ничего, не один же он защищает ворота. Впереди надежная линия его товарищей и центр защиты, высокий, сильный Володя Ковальчук…

— Послушай, Клим… У меня, кажется, солнечный удар, я пойду в тень.

Это говорит Левка. Он сидит на пустой тачке и прикрывает голову листом лопуха. Клим выходит из себя.

— Никакого удара у тебя нет, и никуда ты не пойдешь. А ещё вратарь. Бери лопату, давай грузить. Ну!


Глава девятая РАЗВЕДЧИК | Формула ЧЧ | * * *