home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четвертая

МАЛЬЧИК НЕ НОЧЕВАЛ ДОМА

Ветер поднимал волны на реке, срывал с трубы буксира клочья дыма, раскачивал баржи у причала, гнал вдоль набережной желтые листья; закручивал их вместе с пылью, бросал в лицо. Петров на ходу придерживал фуражку, а Инна Андреевна защищала глаза шарфом.

— Подумать только, какой ветер! Наверно, вода поднимется.

— Возможно, — рассеянно откликнулся Петров. Он думал о чем-то своем. — Расскажите мне ещё про ваших учеников, Инна Андреевна.

— Про кого же?.. Ну, взять хоть Леру Дружинину. Чудесная девчонка, правда? Мечтает быть актрисой. Она уже и сейчас в школьном драмкружке отличается. Я убеждена, что у Леры настоящий талант.

— Угу, — кивнул Петров. — У каждого ребенка, наверное, есть к чему-нибудь способность, только надо её вовремя увидеть и вытянуть. Вот, например, Федя Новиков: уже сейчас можно сказать — будет электриком… Нам сюда, Инна Андреевна, в этот переулок.

В переулке ветер дул слабее, чем на открытой набережной. Петров посмотрел на номер дома.

— По-моему, здесь. Вход с парадной.

В длинном коридоре они чуть не натолкнулись на девочку. Петров погладил её по аккуратно причесанной голове.

— Покажи-ка мне, где здесь комната Новиковых?

— А у нас целых две комнаты, — бойко ответила девочка. — Только мама пошла в магазин, а папа на работе, а Федя — не знаю где.

В простенке между окнами стоял комод, накрытый кружевной салфеткой, на нём зеркало в деревянной раме с резными розочками, а выше на стене — две увеличенные фотографии: пожилой мужчина в форме связиста и совсем ещё молодая круглолицая женщина с мелко завитыми волосами.

Мимо двухспальной кровати со взбитыми подушками Инна Андреевна и Петров прошли в соседнюю комнату, где стоял детский столик с игрушечной посудой. Девочка взяла в руки куклу, одетую в нарядное платье, но с дырками вместо глаз. Из затылка куклы торчал электрический шнур с вилкой на конце.

Петров и Инна Андреевна невольно засмеялись. А девочка сказала обиженно:

— Это Маша. Смотрите! — Она подошла к стене и вставила вилку в штепсель. Глаза куклы зажглись электрическим светом.

Инна Андреевна и Петров переглянулись.

— Здорово придумано. Это, наверно, Федя? Молодец. Девочка сдвинула бровки.

— А папа его сильно побил. А Федя убежал и даже ночью не пришёл.

Учительница порылась в сумке, вынула конфету и подала девочке.

— За что же он его бил?

— Зачем куклу испортил. Мама кричала: за куклу много денег заплатили, а этот хулиган ей всю голову расковырял. — Девочка взяла конфету и разломила её. Одну половину сунула в рот, а другую — в игрушечную кастрюлю. — Это Феде, — объяснила она. — А то мама ему не дает. В буфет запирает.

Петров прошелся по комнате, внимательно осмотрелся, прищурился на портреты хозяев. Потом вдруг сказал:

— Хочешь, я сейчас все угадывать буду? Ну, слушай. Вот на этой красивой кроватке спишь ты, а Федя — на раскладушке за шкафом, и прикрывается он той старой шинелью. У тебя для игрушек есть вот этот столик, а Федины учебники и тетради валяются на подоконнике; и уроки он делает за обеденным столом, а мама всегда кричит, что он пачкает чернилами клеенку. Вот эти хорошенькие красные туфельки тебе купили совсем недавно, а Феде ничего не купили. Ему отдали старые папины ботинки. Угадал?

— Я думаю, вы угадали, — невесело заметила Инна Андреевна.

— Угадали, угадали! — девочка захлопала в ладоши. — Все угадали!

, — И ещё угадаю. — Петров кивнул на портреты хозяев. — Ты папина и мамина, а Федя… Вот Федя не знаю чей…

Инна Андреевна глядела на него взволнованно.

— Я тоже сразу увидела, что это мачеха. Подумать только, Иван Сергеевич! Мальчик не ночевал дома. Где он, с кем?


Глава третья ПОД ЗНАКОМ Ф | Формула ЧЧ | Глава пятая ТРОС, РЕШЕТКА И ЯБЛОКО