home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава девятая

БОРЬБА С ДОБЕРМАНОМ

Пионеры едва поспевали за Иваном Сергеевичем. Куда же он ведет их? Вот вышли с набережной, миновали проспект, свернули в ворота… Неужели к Климу домой? Всех ребят? Это здорово! Там же Федя Новиков. Интересно, что он делает сейчас?

Но Клим не угадал. Иван Сергеевич пересек садик во дворе, и подвел пионеров к кирпичному домишке, на дверях которого раньше было написано. «Жилищная контора», а теперь приколочена железка и на ней свежей масляной краской намалеваны корявые буквы:


СКЛАТ АРТЕЛИ УТИЛЬЗБОР


Когда же успели повесить эту железку? Да ещё безграмотную! Утром, когда Клим бежал в школу, никакой вывески на двери не было.

— Помещение пока не успели занять, — сказал Петров. — Но, по моим сведениям, как раз сегодня собираются привезти сюда утильтряпье. Мы должны не допустить этого, а потому давайте возьмем этот домик штурмом.

Повторять команду не пришлось. Штурм — вот настоящее слово!

Первым долгом отодрали вывеску и хотели было перебросить её через забор, но Иван Сергеевич не позволил:

— Она ещё пригодится. Вот деньги, сбегайте кто-либо в хозяйственный магазин, купите баночку краски и кисть. А кто живет поблизости, тащите молоток и несколько гвоздей. Серафим Воронов, приказываю тебе занять пост у ворот. И если покажется грузовик с тряпьем, доложить немедленно. А остальные — на штурм.

Дверь, ясно, оказалась запертой, и оконная рама тоже. Но форточка была открыта. Вмиг составили пирамиду, по спинам ребят вскарабкался Клим, извиваясь, как змея, проскользнул в форточку и открыл изнутри окно. Подсаживая друг друга, таща за руки девчонок, ребята проникли в домик. Последним влез Иван Сергеевич; он просто перешагнул через подоконник.

В доме было пусто. Голые побеленные стены, мебели никакой, только на табурете стоял телефонный аппарат; от него тянулся шнур к розетке, а в углу лежали лопаты, ломы и метлы.

Тем временем ребята принесли молоток и гвозди. Тут-то и пригодилась вывеска. Иван Сергеевич сказал:

— Хватит вам ютиться на чердаке. Теперь это помещение ваше. Давайте действуйте!

И Славка своим красивым почерком первого ученика и, уж конечно, без ошибок написал на обороте «склата утильзбора»:


ПИОНЕРСКИЙ ФОРПОСТ


Стараясь не смазать краску, Игорь приколотил вывеску к двери. Уж он не пожалел гвоздей — пусть-ка попробуют отдерут!

Когда с этим было покончено, Иван Сергеевич, который то и дело поглядывал на часы, взял из угла лом и подпер им дверь изнутри. Потом подошел к телефону, набрал загадочный номер 02 и произнес не менее загадочные слова:

— Коммутатор? Дайте АХО… Товарищ Котельников? Говорит Петров. У меня все на мази. А у вас?.. Два сержанта? Спасибо.

Петров положил трубку.

— Ребята, запомните, если утильщики не появятся, все в порядке. Если же все-таки приедут, ваша задача — выиграть время, не дать завалить помещение тряпьем. А то потом утильщиков так просто не выживешь, да и с уборкой намучаетесь. Ни в коем случае не грубите им, но и молчать тоже нельзя, а то они ещё, чего доброго, начнут выламывать дверь. Тяните сколько возможно, ну хотя бы с полчаса продержитесь.

С этими словами Иван Сергеевич перешагнул через подоконник и исчез.

Как же теперь без него?.. Клим невольно поежился.

— Закрыть окно на все задвижки, — скомандовал Игорь. — Портфели и сумки сложить вон в тот угол и сами садитесь, чтобы со двора не было видно. Быстро!

Только успели выполнить это приказание, как в дверь кто-то постучал. Ребята замерли.

— Ах, Симка, Симка!.. — прошептала Нина. — Неужели он прозевал эту машину?

Лера подкралась к окну.

— Ложная тревога. Это какая-то женщина. Кого вам надо, тетенька?

— Управдома, — ответила женщина. — Справку надо заверить.

Игорь открыл форточку.

— Теперь здесь не жилконтора. Теперь здесь пионерский форпост. Скажите это, тетенька, всем, всем!

Не успел Игорь захлопнуть форточку, как раздался Симкин голос; он так и срывался от возбуждения:

— Едут, едут!.. Я сразу их узнал — полный грузовик тряпья, от него воняет на всю улицу!..

— Влезай быстрей! — крикнул Игорь. — Окно закрыть, всем затаиться!

Пионеры отбежали в дальний угол комнаты, уселись на сумки и портфели, затихли. Наступила тишина.

— Не бойтесь, ребята, — подбодрил Игорь и посмотрел почему-то на Клима.

Но разве он, Клим, боится? Совсем не боится. Только в носу чего-то щекотно…

__ Опять ты… Ты смотри у меня, чихалыцик! — сердито прошептал Славка.

И вот задрожали стекла от гула мотора, в домике потемнело: окно заслонил высокий борт грузовика. За дверью раздался скрипучий голос:

— Что это за вывеска, товарищ управдом?

— Ей-богу, не знаю. Да ерунда какая-нибудь, товарищ Доберман.

— Ой, боюсь, что не ерунда, — проскрипел в ответ невидимый товарищ Доберман. — У нас ещё нет ордера, а, здесь уже есть слово «пионерский». Поверьте мне, стреляному воробью, это добром не кончится.

— Да зря вы тревожитесь. Наверно, дворовые мальчишки опять наозорничали. Все будет нормально, вот сейчас увидите…

В замке заворочался ключ, потом нажали на дверь, встряхнули её несколько раз.

— Что за чертовщина такая?.. Эй, есть там кто-нибудь?

Игорь ответил басом:

— Ну, допустим, есть. Что дальше?

— Как вы туда попали? Кто вы такой?

— А вы?

— Я? Да я управхоз, черт возьми!

— А-а-а-а, это другое дело. Только почему вы ругаетесь? Я же вас не ругал.

— Отвечайте, как вы туда попали?! — заорал управхоз и сильно задергал дверь.

Игорь прошептал:

— Славка, я не знаю, что дальше говорить. Давай ты…

Первый ученик задумался на мгновенье, погрыз ноготь большого пальца, потом вежливо ответил:

— Одну минуту, товарищ управхоз. Сейчас я все объясню, и вы поймете. — И шепотом: — Где мой портфель, ребята? Скорее! Надо пустить по ложному следу этих доберман-пинчеров.

Он выхватил из портфеля книгу, раскрыл её где попало и принялся читать монотонно:

«… План его заключается в том, чтобы наполнить мину зажигательной смесью, прикрепить её к воздушному шару и пустить с горящим фитилем. При помощи своего изобретения Гекльберри хотел захватить Сент-Луис. Добыть зажигательную смесь ему не удалось. Он, правда, сконструировал мину, вполне отвечающую его целям, но первая же опытная мина взорвалась раньше времени в его дровяном сарае — сарай взлетел на воздух, а дом загорелся».

За дверью некоторое время было тихо. Потом управхоз неуверенно спросил:

— Чего ты там мелешь?.. Какой ещё дровяной сарай? Чей дом загорелся?

— Ой, что-то вся эта история мне мало нравится, — испуганно проскрипел Доберман. — Взрыв, пожар… Я же чувствовал, что добром это не кончится.

Но управхоз уже пришёл в себя и опять затряс дверь.

— Бездельники! Если немедленно не откроете, вызову милицию!

Пионеры переглянулись — что дальше-то делать? Но тут раздался знакомый спокойный голос Ивана Сергеевича:

— Кому понадобилась милиция? Я вас слушаю. Дверь перестала трястись.

— Товарищ лейтенант! Вот кстати. Забрались туда какие-то безобразники, и ничего с ними не можем поделать. А машина простаивает, её нужно разгрузить…

— Разгрузить? Здесь? Да вы что, милые, ума решились? — это уже новый голос — женский.

Пионеры бросились к окну. Борт грузовика мешал, но Игорь и Симка вскочили на подоконник и увидели, что происходит снаружи; окна многих квартир открыты, выглядывают жильцы, а в садике собрались женщины.

Одна бабка, держа за руку малыша, подступала к управхозу. Сквозь форточку отчетливо доносился её плаксивый голос:

— И не стыдно тебе, милый? Вон какие усища отрастил, а ума не нажил. Здесь наши дети играют, а он инфекцию разводить придумал. Что же вы молчите, хозяйки?

Женщины всполошились:

— Ах, вон оно что, — утильтряпье хотят здесь сложить.

— Мы в райсовет пойдём!

— Правильно, пионеры, не впускайте их!

— Безобразие! Чего смотрит милиция?

Управхоз озадаченно дергал усы, а толстенький румяный товарищ Доберман так и откатился к своей машине.

Только один Иван Сергеевич был совершенно спокоен.

— Слышите, что народ говорит? И я вас, товарищ домуправ, в свое время предупреждал: не дело задумали. А вы, гражданки, не волнуйтесь, в райсовете уже все известно… Да вот, кстати, и учительница идет. Сейчас будет полная ясность.

Действительно, под аркой ворот появилась Инна Андреевна. Она подошла к спорщикам, достала из сумочки лист бумаги и отдала его Петрову.

Тот развернул бумагу:

— Ага, ну вот пожалуйста: «Выписка из решения районного Совета депутатов трудящихся». Тут написано, что бывшее помещение жилконторы закрепляется за пионерским форпостом; расходы по освещению, отоплению и другие коммунальные услуги — за счет домоуправления, согласно существующему положению об отчислении 5 % из фонда квартплаты на культурно-бытовые нужды. И так далее. Председатель, секретарь — подписи в порядке, даже печать стоит.

— Открыть дверь и вынести отсюда посторонние предметы, — скомандовал Игорь и спрыгнул с подоконника.

Пионеры отставили лом от двери, расхватали лопаты и метлы, вскинули их на плечи, как ружья, и высыпали из форпоста под одобрительные возгласы женщин.

Лом, которым была подперта дверь, остался на долю Клима. Он схватил его обеими руками, поднатужился и поволок прочь из домика. На ходу с беспокойством спросил:

— Ведь я же ни капельки не боялся, — правда, Игорь?

Во двор въехал ещё один автомобиль — синий грузовик с красной полосой по борту. В кузове были скамейки и простой некрашеный стол; его придерживал сержант милиции. А из-за руля вышел другой сержант. Он доложил Петрову:



Формула ЧЧ


— Товарищ лейтенант. Нас начальник АХО прислал. Для форпоста, значит. — И повернулся к шоферу «тряпичной» машины. — А ну-ка, будьте добры, отъезжайте. Мы разгружаться будем.

Так полным и безоговорочным провалом окончился заговор управхоза и скрипучего Добермана. «Тряпичная» машина ещё, наверно, и не успела отъехать далеко, а в форпосте уже расставили скамейки и вокруг стола расселись пионеры.

— Эту битву мы выиграли сравнительно легко, — сказал Иван Сергеевич. — Но впереди ещё много сражений. Прежде всего, у кого есть дома телефоны? Необходимо установить оперативную круговую связь, этакую цепочку «передай дальше».

Телефоны оказались у всех, кроме Симки. Но это не беда. Симкина квартира в первом этаже, и ему могут постучать в окно Клим или Лера, они ведь живут в этом же доме.

— Очень хорошо, — сказал Иван Сергеевич. — Теперь, ребята, по домам. Инна Андреевна требует, чтобы вы отдохнули и сели за уроки. А завтра приступим к разработке операции, которая будет условно называться: «Человек с подвязанной щекой».


Глава восьмая ЖЕЛЕЗНОЕ СЛОВО | Формула ЧЧ | Глава десятая ОПЕРАЦИЯ "ЧЕЛОВЕК О ПОДВЯЗАННОЙ ЩЕКОЙ"