home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тринадцатая

РАВНОВЕСИЕ СИЛ

Ученики встали все, как один, бесшумно и торжественно.

— Здравствуйте, ребята. Садитесь.

Инна Андреевна смотрит на них, потом на учительский столик. Там в пузатом глиняном кувшинчике стоит букет цветов — её любимые осенние гвоздики. Из букета выглядывает листок бумаги. Она берет листок, улыбаясь, разворачивает, читает вслух:


Нас много, но грудью одною мы дышим,

И эти стихи коллективно мы пишем;

Мы вас с днем рожденья опять поздравляем,

Успеха и радости в жизни желаем.

Желаем сердечно, желаем душевно!

Примите цветы эти, Инна Андревна!


Примерно такая история повторяется ежегодно 29 сентября, но Инна Андреевна все равно растрогана. Она прячет лицо в гвоздиках, мечтательно говорит:

— А я помню, ребята, как вы меня поздравляли во втором классе. Сима Воронов тогда ещё сочинил считалку:


Мы вас дружно поздравляли,

Поздравленье сочиняли…


И класс подхватывает нестройным хором:


Целый вечер сочиняли,

Две тетрадки исписали.

Сочиняли — сочинили,

Про уроки позабыли.

Про уроки позабыли,

Все по двойке получили.

Раз, два, три, четыре, пять,

Серафиму отвечать!


Инна Андреевна смеется. Она садится за стол, поправляет привычным движением узенькие белые манжеты на рукавах и раскрывает классный журнал.

— Вот и посчитались. Получилось, что отвечать Воронову. Иди же, Серафим.

Симка плетется к доске. Долго вытирает её. Наконец берет мел.

— Итак, на прошлом уроке мы установили: если на тело действуют несколько сил, то может случиться, что они вместе не изменят его скорость, то есть не вызовут ускорения. Такой случай называется… Ну?..

— Равновесием сил, — неуверенно отвечает Симка.

— Молодец, Серафим. Вот и напиши формулу, приведи пример.

В классе тихо. Через приоткрытое окно доносится с улицы шипение троллейбуса, потом гудок буксира с Невы. Инна Андреевна ждет.

— Ну, что же ты? Положи тряпку на место. Доска же совершенно чистая. Итак?

Симка переступает с ноги на ногу, оглядывается на сидящую ближе всех Леру. Но та смотрит куда-то в сторону.

Инна Андреевна огорченно одергивает свои белые манжеты.

— Не знаешь. Ну, садись, пусть другие отвечают. Нина Логинова, иди к доске.

Нинка встает, но из-за парты не выходит. Она стоит вся красная, как букет гвоздики. Инна Андреевна мрачнеет.

— Как!.. И ты не приготовила домашнего задания?

Нинка молчит. Краснеть дальше уж некуда, похоже на то, что она сейчас разревётся.

— Ну, а ты, Соломин?

Игорь тоже не знает урока. Но он не мнется, как Симка, а прямо говорит об этом Инне Андреевне, хотя ему должно быть стыднее всех, ведь он начальник форпоста.

— Кажется, я начинаю понимать, в чем здесь дело. Леру Дружинину спрашивать, как видно, тоже незачем. Но ты, Вячеслав, ты, надеюсь, приготовил задание?

Первый ученик стоит длинный и тощий, неловко ссутулив плечи. Он усердно грызет ноготь большого пальца, смотрит на учительницу, на ребят и в конце концов решительно заявляет:

— Извините, Инна Андреевна, я не могу отвечать.

— Так… — Инна Андреевна отодвигает от себя на край стола глиняный кувшинчик таким движением, словно это не её любимые цветы, а пучок крапивы.

Как хорошо начался этот день, и вот, пожалуйста! Контакт доверия и дружбы нарушен. Между учениками и учительницей физики проскочила искра, как между электродами индукционной катушки. Сейчас будет разнос.

Но разноса не последовало. Инна Андреевна спрашивает совершенно спокойно, только немножко сухо:

— Что нужно сделать, чтобы проверить правильность гипотезы?

Ребята оживились — обыкновенный вопрос! Неужели Инна Андреевна простила и продолжает урок? Симка поспешно поднял руку, обрадовался: наконец-то он сумеет блеснуть.

— Надо поставить опыт.

— Вот и поставим. — Инна Андреевна скользит глазами по рядам учеников и останавливает взгляд на девочке с огромным капроновым бантом в кудрявых волосах. — Рита Галкина, ты, кажется, не принимаешь участия в делах форпоста?

— Нет, Инна Андреевна. Мама не позволяет…

— А ты приготовила домашнее задание?

— Да, Инна Андреевна. Идти к доске?

— Не надо. Я верю тебе, Рита. Садись. И ты садись, Воронов.

Симка глупо открыл рот и сел. А Инна Андреевна встала. В классе наступила зловещая тишина.

Но разноса все-таки не последовало.

Инна Андреевна заговорила ровно и отчетливо, словно продолжала вести обычный урок.

— Физика, как и все, что мы изучаем в школе, не есть наука сама по себе. Она была бы мертвой, если б мы её оторвали от жизни. В жизни тоже необходимо, равновесие сил. Я не буду напоминать вам, как распределяли свое время и силы Владимир Ильич, Ломоносов, Дзержинский, Горький. Вы сами отлично знаете, как эти люди работали, как умели сделать за день многое и ничего не забыть. Приведу один простой пример. В нашем районе на Судостроительном заводе есть бригадир кузнечного цеха — товарищ Бондаренко. Ежедневно он выполняет свою главную обязанность — работает. Кроме того, Бондаренко — гроза всех хулиганов и других бездельников, мешающих людям жить, потому что он является начальником районного штаба народной дружины. А ещё Бондаренко ведет два раза в неделю кружок молодых кузнецов, повышает их квалификацию.

Инна Андреевна помолчала. Класс слушал внимательно, настороженно.

— Теперь представьте себе, что в одно прекрасное утро Бондаренко приходит на завод и вдруг не знает, как правильно расставить своих рабочих, кому дать какую операцию, за что взяться самому; ведь дневное задание бригады нужно предварительно изучить, тщательно продумать и подготовиться, чтобы перевыполнить норму. А иначе какая же это коммунистическая бригада? Или, скажем, пришёл Бондаренко вести кружок, но не подготовился дома к занятиям… Может ли служить оправданием то, что он накануне хорошо потрудился в народной дружине? Да и вообще, может ли быть дружинником человек, который не выполнил план на производстве или сорвал занятия кружка? Я тебя спрашиваю, Игорь Соломин.

Игорь стоял молча — чего говорить, когда учительница кругом права? Эх, как скверно все получилось! А Славка тоже хорош. Не мог хоть он выучить урок! Выручил бы всех, а то… — Так вот, товарищи, нам по программе пора изучать условия равновесия тел на наклонной плоскости…

Неожиданно Инна Андреевна повернулась к доске, взяла мел и принялась чертить, поясняя:

— Одну силу Р можно заменить двумя силами, где против силы Г1 скатывающей тело по наклонной плоскости, будет действовать сила Г2, удерживающая его….

Застучали крышки парт, зашелестели тетради.

— Не надо пока записывать. Мы это потом разберем как следует. — Инна Андреевна повернулась и внимательно оглядела весь класс. — Я думаю, участвовать в рейдах форпоста надо не всем сразу. Если поразмыслить, рассчитать свои силы, то что-нибудь обязательно придумаете. Можно, например, так: сегодня дежурит одно звено, скажем, из двух человек, завтра другое, и так далее. Тогда останется время и для приготовления уроков. А если не будет равновесия сил, то ваша работа в форпосте окажется наклонной плоскостью, по которой можно скатиться к двойкам. Как ты считаешь, Соломин?

Игорь встал весь красный, не хуже Нинки Логиновой. К счастью, тут раздался звонок.

— Больше так никогда не будет, Инна Андреевна… Но Инна Андреевна даже не улыбнулась, как всегда, на прощанье. Просто взяла со стола журнал и вышла из класса.

Что тут началось! Все заспорили, зашумели. Какая обида! День начался так хорошо, а теперь все испорчено. Больше всех ругали Славку: не мог выучить урок!

— Хоть бы один из всех ответил. Все же не так было бы позорно! — в сердцах воскликнула Лера. — Не сумел объяснить какое-то равновесие сил. А ещё профессором называется!

И тут Славка первый раз в жизни нагрубил Лере.

— Дура! — сказал он и схватил мел. — Смотри: вот груз висит на веревке. На него действует сила Р, притягивает его к земле, но груз не падает. Это происходит потому, что на него действуют две силы, понимаешь? Сила Р тянет груз вниз, а натянутая веревка с такой же силой Q — вверх. В результате действия этих сил груз остается в состоянии покоя, ускорение его равно нулю.

И Славка, кроша о доску мел, со стуком написал формулу.

Все так и ахнули, вот это номер!

— Чего же ты не пошел отвечать? — растерянно спросила Лера.

— Что ж, ты хотела, чтобы я один оказался пай-мальчиком, получил пятерку? А вам всем — колы? Если бы меня первым вызвали, — другое дело…

В наступившей тишине кто-то сзади негромко кашлянул.

Все повернули головы. В дверях стояла Инна Андреевна.

— Я забыла свои цветы.

Больше она ничего не сказала. Взяла со стола букет и пошла к дверям.

Но Симка Воронов потом клялся, что, нюхая на ходу гвоздики, учительница улыбалась.


Глава двенадцатая ПАРАДОКС | Формула ЧЧ | Глава четырнадцатая КУДА ЗАЛЕТЕЛ ЗМЕЙ