home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава пятнадцатая

ТРЕТИЙ ВОЖАТЫЙ

На Феде были новые ботинки. Они блестели и легонько поскрипывали; полинялую футболку заменила фланелевая рубашка с «молнией» и двумя карманами. За ремень были заткнуты тетрадки и книжка. Видно, Федя пришёл сюда сразу после школы.

— А, это ты, Федор Новиков? Я уж думал, ты не явишься за своими инструментами. А потом, признаться, и вовсе забыл про тебя. Что ж ты делал все эти дни, где пропадал?

— Меня в форпост приняли.

— Да-а? — Петров как будто удивился. — Ну, ты входи, входи. Чего в дверях застрял? Ты явился очень кстати. — Он достал из ящика стола Федины плоскогубцы. — Понимаешь, что-то сделалось с моей настольной лампой. Я сунул вилку в штепсель, а оттуда вылетела искра. Посмотри-ка, ты на эти дела мастер.

Федя подбежал к столу, взял плоскогубцы и мгновенно развинтил вилку.

— Ага! Видите, волоски соединились. Потому, что плохо заизолированы, а ещё петельки неправильно закручены.

Петров с удовольствием наблюдал за Федей. Тот уже вытащил из кармана моточек изоляционной ленты, ножик, сделанный из обломка пилки, и гвоздь, быстро и умело зачистил концы проводов.

— Вот смотрите, накручиваю на гвоздик конец провода. Теперь — раз! — гвоздик вынул. Видите, какая хорошая петелька! И нигде не торчит!

Петров смотрел, как мелькают проворные пальцы мальчика. А сам Федя оживлен, заинтересован; изменился он, однако, за эти дни.

— А хочешь, я устрою тебя в кружок, где ребята делают электрические звонки, разные приборы? Чинят утюги, плитки. Там даже есть модель турбины, как на Братской ГЭС.

Федя оторвался от работы.

— Правда, Иван Сергеевич?

— Правда. — Петров взял Федю за локти и придвинул к себе. — И не надо будет тебе тогда дырявить куклам головы, а главное — бросишь болтаться по улицам с подлецами, которые учат тебя воровать.

Федя вздрогнул. Выражение тоски появилось в его глазах. Петров встал, прошелся по комнате.

— Слушай, я тебе историю расскажу. В одном суде разбиралось дело: судили мерзавца, который заставлял ребят воровать. Этот тип присматривался на улице к мальчикам. Видит, что парнишка чем-то недоволен, обижен, посочувствует, задурит голову, наобещает с три короба, залезет, можно сказать, в душу. Много он ребят покалечил, а поймать его было невозможно, потому что сам он не воровал. Если мальчика схватят, уходил, а если кража удавалась, большую часть денег забирал себе.

Это уж как дважды два. — Петров опять заходил по комнате. — Но всё же нашелся один мальчик, который не поддавался на уговоры и отказался воровать. Тогда этот бандит ударил мальчика ножом…

Петров оборвал рассказ, посмотрел на Федю. Глаза у того были широко раскрыты, лицо побледнело.

— Что же с тем мальчиком стало?

— Он умер в больнице… Но перед смертью успел рассказать всё, и бандита поймали. На суд собралось много народа; это были родители пострадавших ребят. Они требовали самого сурового наказания. — Петров провел рукой по волосам, вздохнул. — А в первом ряду сидел студент педагогического техникума, и душа у него горела, потому что убитый мальчик был младшим братом этого студента. Вот тогда студент и дал себе слово поступить в милицию и бороться за ребят, чтобы не калечили им жизнь…

Федя схватил лейтенанта за рукав.

— Я расскажу, расскажу, Иван Сергеевич! Он от меня отстать не хочет. Вчера грозился…

Петров наклонился к Феде, посмотрел ему в глаза, спросил прямо:

— Это тот остроносый, в клетчатой кепке? Ты за ним пошёл, когда я отпустил тебя в прошлый раз?

— Да… Он теперь ходит с Митькой Рыжковым с нашего двора. Я хотел своим форпостовцам рассказать, да побоялся: он ведь их порезать может. Я не за инструментами пришёл, а чтобы вам все открыть… Честное пионерское! Пойдёмте вместе к ребятам, у нас сегодня как раз сбор форпоста, они меня, наверное, ждут…

— Погоди, Федя. Здесь есть начальник оперативного отдела — Антон Дмитриевич. Надо сначала с ним потолковать, а потом уже пойдём к ребятам. — Петров взял Федю за подбородок. — И не дрожи. Теперь все твои страхи кончились.

Ребята уже действительно, собрались в домике форпоста: сегодня должен решаться особо важный вопрос. Ещё в школе они долго совещались с Инной Андреевной, а потом Игорь объявил, что сразу после уроков все должны явиться в форпост без опоздания, «как часы».

Климу на большой перемене было дано задание сбегать на третий этаж в шестой «А», известить Федю. А Феди все нет.

— Где дисциплина? Форменное безобразие! — кипятилась Лера.

Славка смотрел на неё и думал: «Сейчас ей сказать, что ли?»

Но тут Игорь постучал карандашом по чернильнице.

— Хватит тебе, Лера. Начнем пока без Феди. Ближе к делу, ребята. Значит, насчет вожатого мы решили…

Но ближе к делу не получилось. Неожиданно в форпост вошла молодая женщина — светловолосая, светлоглазая, очень красивая.

«И все-таки Лера красивее», — успел подумать Славка.

— Здравствуйте, товарищи. Мне посоветовали обратиться к вам. Можно?

— Ясно, можно. А по какому вопросу? — важно спросил Симка.

— А можно мне сначала сесть? — спросила женщина. — Я, видите ли, администратор кинотеатра…

— Садитесь, садитесь! — закричал Симка и с грохотом придвинул ей длинную скамейку.

— Спасибо. Я пришла к вам с просьбой. У нас по воскресеньям на дневных сеансах бог знает что творится. Ребята носятся по фойе, опрокидывают стулья, обижают младших, таскают в зрительный зал эскимо; потом приходится убирать горы бумаги и деревяшек. Однажды чуть не разбили трюмо. Вы, форпостовцы, смогли бы навести порядок. У вас такие замечательные голубые повязки, их уже знает весь район. Вас будут слушаться. Ну, согласны подежурить на детских сеансах?

— И нас бесплатно пустят в кино?

— Клим!.. — воскликнула Лера. Женщина улыбнулась.

— Ничего. Это законный вопрос. — Она раскрыла лакированную сумку и достала несколько плотных зеленых бумажек. — Это пропуска. Приготовлены специально для вас.

— А откуда вы узнали про нас? — удивленно спросил Игорь.

— От Инны Андреевны. Мы подруги. Она мне даже рассказала, что среди вас есть поэт.

Конечно, есть, — гордо сказала Нинка.

— Вот пусть и сочинит стихи для ребят. А наш художник их красиво перепишет и повесит в фойе.

Симка сразу загорелся. Нацелился глазами в потолок задумался, прижмурился и вдруг выпалил:

— Есть! Такие годятся?


Не порти мебель, не бей трюмо,

Не таскай в зрительный зал эскимо!


Администраторша от души расхохоталась.

— А я их сфотографирую, нарушителей! — торжествующе закричал Клим и вдруг спохватился, таинственно зашептал Игорю в ухо: — Я на пустыре сфотографировал шпиона. Сегодня отпечатаю.

— Шпиона? — недоверчиво переспросил Игорь. — Ну, ладно, ты мне потом все расскажешь. Сейчас надо разобраться с пропусками.

Клим опять спохватился.

— А на меня есть пропуск, тетя?

— Конечно. Эти пропуска ваш начальник Игорь Соломин будет выдавать по очереди тем, кто пойдет дежурить. Возьмите, Игорь. Значит, договорились? Жду вас в воскресенье к девяти часам утра.

Женщина ушла. Её неожиданный приход был как подарок. Шутка ли сказать, можно каждое воскресенье ходить в кино, прямо через контроль, с почетом! Вот они лежат на столе — зеленые пропуска.

Пионеры принялись рассматривать зеленые картонки. Славка улучил минуту, решился, тем более что Лера случайно сама подошла к нему. «Сейчас или никогда!» Стараясь держаться как можно небрежнее, он сказал:

— Есть два билета… Пропуска ведь только по воскресеньям, а я взял на сегодня. Идет фильм-балет «Лебединое озеро». Может, пойдём?.. — голос его вдруг некстати дрогнул.

Но Лера ничего не заметила. Бывает, она задается, а сейчас и не подумала. Только спросила:

— А на сколько?

— На восемь сорок…

— Поздновато. Ну да ничего, нас все равно пропустят. Мы ведь с тобой долговязые. Правда, Славик? — И засмеялась.

Фу… Вот и сошло. Славка вздохнул с облегчением.

Совсем ещё недавно все было просто: «Пошли в кино, Лерка?» — «Пошли, Славка!» — и никаких гвоздей. А с восьмого класса будто что-то перевернулось. Лера теперь вся какая-то…

Игорь опять стучит карандашом по чернильнице.

— Ближе к делу! Так, значит, мы твердо решили… Нет, видно, Игорю не удастся сегодня провести сбор.

Снова кто-то открывает дверь.

Но теперь уже пришли свои — Иван Сергеевич и Федя.

Игорь радостно воскликнул:

— Как хорошо, что вы пришли именно сейчас, Иван Сергеевич!

— А что случилось?

— А то, что мы решили: вы должны стать нашим пионервожатым!

— Как?.. Третьим?..

— Да! Ну и что же? Это совершенно необходимо, Иван Сергеевич. Мы к вам привыкли, мы вас просим… Нинка, чего же ты ждешь? Ну!

Нинка выхватила из портфеля новенький красный галстук.

— Лера, ты самая высокая, давай!..

И Лера, встав на цыпочки, быстро заарканила галстуком Ивана Сергеевича.

Именно заарканила, потому что лейтенант здорово растерялся. А пионеры тесно стояли вокруг и смотрели на него весело и преданно.

— Так… — сказал наконец Иван Сергеевич. — Не будем произносить лишних слов. Время не ждет. Садитесь, форпостовцы. Приступаем к разработке операции, которая условно будет называться «Клетчатая кепка».


Глава четырнадцатая КУДА ЗАЛЕТЕЛ ЗМЕЙ | Формула ЧЧ | Глава шестнадцатая ЦЕПОЧКА