home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четвертая

РЫЖАЯ ЭПОПЕЯ

Встречали вы когда-нибудь мальчика, который не хочет ехать в пионерский лагерь? Ведь это просто глупо — околачиваться в душном и пыльном городе, когда занятия в четвертом «б» уже три дня как закончились! Ну, если нет возможности поехать, тогда другое дело. А то посудите сами: есть путевка! Её дали за счет месткома больницы, где Вера Васильевна работает медсестрой. Пошли, можно сказать, навстречу, понимают, что ей, Вере Васильевне, трудно одной «поднимать» сына. А он, неблагодарный, уперся, как бычок: «Не поеду!» — и все тут. Ну, что теперь будет? Сама полный день на работе, а он бог знает где и с кем! Прямо сердце, разрывается! И откуда в нем столько упрямства? Ведь он совсем ещё маленький. Что же из него будет, когда он вырастет?

Эх, мама! Во-первых, не что, а кто будет: ведь Клим одушевленный предмет, а не какой-то там больничный шприц! А будет из него старший техник-лейтенант — вот кто будет. Это уже решено. И, во-вторых, какой же Клим маленький, если он уже перешел в пятый класс? Да ещё без троек! И, в-третьих, встречали вы когда-нибудь маму, которая бы понимала, что такое гул прибоя и ветер путешествий? А трепетное серебро рыб она видит только тогда, когда чистит треску на кухонном столе. Клим не спорит: лагерь — это хорошо. Но разве его можно сравнить с походом барсовцев, где надо самому прокладывать путь и преодолевать настоящие опасности? Только в таком походе можно стать широким! костью и крепким мускулами, бледность заменить темным загаром, изысканную беспечность движений отдать за уверенную меткость работающей руки; и тогда у Клима в глазах появится блеск, как у человека, смотрящего в огонь костра…


Дым костра, углей сиянье,

Серый пепел и зола…


Это только в песне так поется. А в лагере на самом деле пионеров водят за ручку попарно в столовую. И картошку не пекут в горячей золе вечернего костра. Её подают официантки в белых передниках, очищенную, сваренную и политую соусом…

Клим согласен чистить картошку, собирать валежник, бегать за водой и вообще выполнять любую работу. Клим справится. Ведь он теперь в пятом классе! Уже целых три дня. Вот, пожалуйста, и табель в кармане. Клим специально прихватил его, уходя из дому: надо принять все меры, чтобы ребята взяли в поход.

Мама сегодня со слезами ушла на работу, понесла обратно путевку. Маме, ясно, тяжело. А разве Климу легко? Не у одной мамы разрывается сердце. Думаете, весело слоняться по жаре возле школы и ожидать, когда окончится пятый урок в восьмом «в»? И все думать и думать: «Возьмут или не возьмут?»

Надо во что бы то ни стало доказать ребятам, что Клим достоин идти в поход! Надо совершить что-то особенное, какой-нибудь отважный поступок. И тогда Игорь скажет: «Победа на твоей стороне, плут». Но что бы такое совершить?..

Клим поднял голову, огляделся с тоской и вдруг… увидел рыжего!

Во рту сразу стало сухо, в груди застучало. Клим даже прислонился к стене школы. Но это только на мгновенье. В ту же минуту он, пригнувшись, перешел улицу и осторожно, на некотором расстоянии, последовал за рыжим. Ну, теперь-то ему не скрыться!

А рыжий и не думал скрываться. Ничего не подозревая, шел себе не торопясь. В руках он держал на этот раз не книжку, а эскимо на палочке и слизывал его так усердно, что порой натыкался на прохожих. Волосы на его голове пылали под солнцем.

Будь у Клима такие же большие и сильные руки, как например у механика Максима Назаровича, тогда просто. Тогда Клим сразу схватил бы этого рыжего прохвоста за шиворот и загремел бы: «Ага, попался, вредитель! Пойдём-ка со мной в автоинспекцию!» Но, к сожалению, руки у Клима ещё не такие сильные, как у Максима Назаровича, а сам Клим почти на две головы ниже своего противника. Значит, надо переменить тактику, придумать что-то другое.


Формула ЧЧ

Рыжий спокойно доел эскимо, бросил палочку в урну и, засунув руки в карманы, остановился возле витрины «Спорттовары». Пока он глазел на всякие там рюкзаки и мотоциклеты, Клим составил план действий: надо пойти за рыжим до самого его дома, запомнить адрес, а потом устроить засаду всем форпостом! Очень простой план, а главное, — надежный. «Силён, подлец!» — похвалил себя Клим. Он уже торжествовал победу.

Но тут произошло такое, чего уж никак невозможно было ожидать: к рыжему подошел другой рыжий мальчишка. Он тоже был в школьной форме и тоже ел мороженое, только не эскимо, а брикет.

Рыжие поздоровались и пошли вдоль по тротуару, разговаривая о чем-то.

Вот тебе и раз! Что же это такое творится? Оба они одинакового роста, оба длинноногие, а их лица… Но морду того рыжего Климу не удалось рассмотреть во время погони. Так который же из них именно тот рыжий?

Клим лихорадочно соображал: вот-вот они могут разойтись в разные стороны, и тогда за кем же вести наблюдение? Нет, нельзя терять ни секунды! Необходимо действовать…

Клим ускорил шаги, побежал. Вот он догнал рыжих, втиснулся между ними и, тяжело дыша, заговорил:

— Он хотел быть дьявольским моряком. Он, задыхаясь, пил водку и прыгал в воду с двухсаженной высоты. Понемногу он потерял все, кроме главного — своей странной летящей души…

Все это Клим выпалил одним духом и при этом так и впился сверлящим взглядом в лица рыжих.

А рыжие сначала посмотрели на него, а потом — друг на друга.

— Ты что-нибудь понял? — спросил первый рыжий.

— Нет. А ты?

Оба они опять внимательно посмотрели на Клима и немножко отодвинулись от него.

— Послушай, что с тобой? — спросил второй рыжий; он забыл про свой брикет, и капли растаявшего мороженого падали на землю.

А Клим продолжал скороговоркой:

— Случалось, что петлей якорной цепи его сшибало с ног, ударяя о палубу…

— Похоже, что он где-то ушиб себе голову, — сказал первый рыжий.

А другой предложил:

— Давай, Виктор, отведем его в поликлинику. Клим топнул ногой. Он был готов заплакать.

— Дураки! Это книжка такая…

— Книжка? Так, так. А почему ты решил продекламировать её нам? Что же это за книжка?

— Не знаю, — сказал Клим. — Никто не знает… Ему уже было совершенно ясно, что эти рыжие никогда не читали про «дьявольского» моряка.

Эх, все-таки одна слезинка вывалилась из глаза… Клим опустил голову и закусил нижнюю губу, чтобы не дрыгала. Теперь все пропало! Не возьмут его в барсовский поход.

Рыжим, видно, стало жаль Клима. Один из них сказал:

— Знаешь, дьявольский моряк, мы ничем не можем тебе помочь, честное мотоциклетное… На вот, возьми. Хочешь? — И он протянул Климу остаток своего брикета — больше половины.

Клим поколебался немножко. В общем, эти рыжие неплохие ребята. Почему бы не взять? Клим взял.

— Вот и молодец. Будь здоров и не кашляй. Пошли, Виктор.

Клим долго смотрел им вслед. Виктор повернулся и помахал ему издали рукой.

Интересно, сколько же в городе рыжих ребят? Наверно, очень много. Как же узнать, который из них тот рыжий? Клим огляделся. Но больше рыжих на улице не было, кроме одной девчонки с бантом в косице, похожей на морковку. Но ведь девчонка не считается. А вдруг…

Клим быстро догнал её. — У тебя есть брат?

— А тебе какое дело?

— Мне очень нужно. Скажи!

— Ну, есть.

— А он тоже рыжий?

— Дурак! — сказала девчонка.

Клим вздохнул. Лизнул брикет и поплелся обратно к школе.

* * *

По школьному двору с портфелями в руках шли форпостовцы и Инна Андреевна в легкой жакетке и в берете.

— Я вижу, у вас появились какие-то новые книги, — сказала учительница. — Вон та, например, что за поясом у Игоря. Покажи-ка её мне.

Она взяла книжку и присела на скамейку возле кустов сирени. Ребята столпились вокруг.

— Это «Устройство автомобиля», Инна Андреевна. Я взял в библиотеке.

— Тебе это посоветовал инспектор Щепкин?

— Да. Он сказал, что если ремонтируешь автомобиль, надо самому знать, как все устроено, а не дожидаться, пока объяснит Николай Курочкин.

— Я тоже достал такую книгу, — сказал Славка и похлопал по своему портфелю. — И уже прочитал половину. Вдруг сегодня в автошколе нас спросят о чем-нибудь.

— А вы запомнили, где помещается эта автошкола? Не заблудитесь?

— Конечно, запомнили, — сказал Игорь. — Ведь мы с Симкой ходили туда, договорились с Сергеем Павловичем насчет сегодняшней экскурсии…

— И я запомнил! — Из-за куста сирени появился Клим.

— Ты что здесь делаешь? — удивилась Инна Андреевна. — Разве ты ещё не в пионерлагере?

Клим потоптался на месте. Вытащил из кармана листок бумаги.

— Я уже в пятый перешел. Вот табель, без троек… Инна Андреевна, скажите им.

— Что сказать?

На Клима просто невозможно было смотреть: большие голубые глаза и протянутая рука с подрагивающим на ветерке табелем выражали отчаянье и надежду.

— Не поеду я ни в какой лагерь. Там нет гула прибоя и ветра путешествий. Я хочу с вами, в поход…

Вот оно что!.. Лера и Нинка зашептались, Симка пожал плечами. Все старались увернуться от умоляющего взгляда Клима.

— Да ведь он на первом же марше выдохнется, — сквозь зубы сказал Игорь.

Только бы не зареветь, как девчонка…

— Не выдохнусь! — Клим топнул ногой. — А рыжего я все равно найду. Я уже сегодня проверил двух рыжих! Игорь, ребята, возьмите…

— Возьмите его по крайней мере сейчас с собой в автошколу, — сказала Инна Андреевна и встала со скамейки. — Поспешите, ведь инспектор Щепкин ждет вас.

— А вы? Инна Андреевна, пойдёмте с нами!

— Зачем? Хватит, я в младших классах поводила вас за руку. Теперь это даже неудобно. Вон Вячеслав на целую голову выше меня.

— Ну да, выше! — сказала Лера. — Просто длиннее.

— До свиданья, — сказала Инна Андреевна. — Не увлекайтесь, помните, что скоро экзамены. Желаю удачи. Присматривайте по дороге за Климом.

Опять! Да что это в самом деле? Все словно сговорились напоминать Климу, что он маленький. «Присматривайте…» А чего за ним присматривать, когда он наверняка знает дорогу лучше всех: он ведь ходил к школе шоферов уже дважды. Стоял напротив на тротуаре и смотрел на вывеску «Автомотоклуб», на большую коричневую дверь, — а вдруг Сергей Павлович выйдет? Правда, ни в первый раз, ни во второй Клим его не дождался, зато сегодня!.. Сегодня можно будет вдоволь побыть со старшим техником-лейтенантом. Может, он будет учить шоферскому делу? Вот бы здорово!

Так размышлял на ходу Клим. Он шел всю дорогу впереди ребят и первым раскрыл коричневую дверь.


Глава третья СОБЫТИЯ НА СТАРОЙ СВАЛКЕ | Формула ЧЧ | Глава пятая СТАРЫЙ УЧИТЕЛЬ