home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двенадцатая

УТОПЛЕННИК СТЕПКА

Что удивительного в том, что родители хотят для своих детей в жизни самого лучшего: здоровья, удачи, крепких мускулов, ясной головы, справедливого классного руководителя, пятерок в табеле, победы над Ботвинником в сеансе одновременной игры, путевку в Артек и ещё много-много другого в этом же роде? Почти каждая мама уверена, что, например, её «петушок» — умный, мужественный и скромный, честный и благородный мальчик. В крайнем случае она может признать, что эти прекрасные черты ещё не выявились. Но достаточно ему попасть в благоприятную среду, в хорошие руки, и тогда…

Присев на корточки рядом с Нинкой, которая подбрасывает хворост в огонь, Зоя Романовна говорит:

— Вот так путешествовать — как это хорошо и полезно. День и ночь на вольном воздухе; простое, здоровое питание; веселые игры и приключения; дружная компания. Но интересно, кто же у вас водит «Кузнечик»?

— Все водим, по очереди, кроме Климки. Он пока ещё не достает ногами до педалей.

Зоя Романовна внимательно — уже в который раз — оглядывает берег, прикорнувший в тени сосен «Кузнечик», живописный шалаш.

Вон Лера опять забралась на полюбившуюся ей иву и высоко-высоко над землей развесила майки, полотенца, трусы форпостовцев. Очень забавно выглядит эта сушка белья в поднебесье. А сама Лера обозревает окрестности в подзорную трубу. Мальчики помогают Михаилу Николаевичу мыть машину. А он им что-то объясняет про свою «Волгу», Игоря даже посадил за руль. Да, жаль, очень жаль, что здесь нет Пети!..

— Как же вы отправились в такой поход без взрослых?.. — осторожно допрашивает Нинку Зоя Романовна.

Нинка не успевает ответить: с озера доносится крик и сразу же раздается голос Леры:

— Смотрите! Смотрите туда!..

В ту же секунду подзорка оказывается на песке, а Лера — в воде. Быстро работая руками и ногами, она устремляется на середину озера.

Там, рядом с пустым челноком, торчит из воды белобрысая голова. Мальчишка держится за борт, челнок медленно кружится — его уносит течением…

— Какой ужас! — восклицает Зоя Романовна. Мальчики бросают тряпки и бегут к воде, но в этот момент из шалаша выходит мужчина.

Он протирает спросонья глаза, кидает взгляд на озеро.

— Сима и Слава, назад! Игорь, за мной!.. — И прямо в майке и синих тренировочных брюках прыгает в воду…

Симка и Славка вылезли на берег смущенные. Усиленно принялись отряхиваться, как щенки после купанья. Нинка шепнула Зое Романовне:

— Они ещё не очень-то пловцы. Вот Сергей Павлович им и не позволил.

Лера тем временем уже успела заплыть далеко. Но неожиданно она изменила направление — пошла в сторону от челнока.

— Куда же она?.. — крикнули в один голос Симка и Славка.

— Очень логично, — сказал Михаил Николаевич. Своими зоркими глазами он разглядел на сверкающей глади озера весло. Мальчик уронил весло. Должно быть, потянулся за ним и вывалился. Экий бездельник!

— Не понимаю, как ты можешь так спокойно рассуждать? — возмутилась Зоя Романовна. — Ведь там ребенок, его уносит к порогам, он тонет!


Формула ЧЧ

— Неужели ты думаешь, что эти молодцы дадут ему утонуть? — Михаил Николаевич пожал плечами. — Какой абсурд!

Нинка подхватила с земли подзорную трубу и приставила её к глазу. Действительно, абсурд! Вот уж Сергей Павлович с Игорем подоспели, заталкивают мальчишку обратно в челнок. Туда же забралась и Лера; в подзорку видно, как она тяжело дышит и колотит белобрысого по спине, чтобы выгнать из него воду; должно быть, здрово нахлебался с перепугу.

— Ну, теперь-то он уже в безопасности, — говорит Зоя Романовна. — Слава богу!

Нет, ещё не очень-то «слава богу». Нинке-то в подзорку лучше видно: Лера часто взмахивает веслом, старается направить к берегу челнок, а сзади его подталкивают Игорь и Сергей Павлович, — держатся руками за корму и что есть силы работают ногами. И все-таки челнок стоит на месте…

— Им не перебороть течение, — тревожно говорит Михаил Николаевич и машинально оглядывается: чем бы помочь? И вдруг кричит: — Что вы? Назад!..

Это относится к Симке и Славке: они снова бросились в воду, плывут.

— Их всех унесет на пороги! Боже мой… — стонет Зоя Романовна.

Нинка стоит по колено в воде и не отрываясь смотрит. Её румяное лицо сейчас совсем побледнело, губа закушена.

Откуда-то доносится слабый стрекот мотора. Он с каждой секундой усиливается. Вот из-за мыса показался катер, идет полным ходом, отбрасывая от бортов пенистые клочковатые волны. На его приподнятом над водой носу застыл, наклонившись вперед, человек в широкополой соломенной шляпе.

Нинка наводит подзорку на борт катера и читает название, вернее, выкрикивает его:

— «Рыбак»!

— Скорее же, «Рыбак», миленький!.. — шепчет Зоя Романовна.

Катер описывает вокруг челнока широкую дугу, зарываясь кормой в пену. На корме полуголый парень резко взмахивает рукой:

— Держи!

Лера тянется к летящей в воздухе веревке.

— Ура! Поймала! — орет Нинка.

Михаил Николаевич рукавом пиджака вытирает пот с лысины.

— Ах, как это обидно и унизительно не уметь плавать, когда другие…

Вскоре и катер и челнок уже легонько покачиваются вблизи берега.

Сергей Павлович на руках выносит из челнока белобрысого худенького веснушчатого мальчугана лет восьми.

— Безобразие! — говорит Зоя Романовна. — Кто разрешает такому ребенку брать лодку?

— Кто разрешает? Вы бы его спросили! — сердито откликается человек в соломенной шляпе. Разбрызгивая сапогами воду, он выходит на берег.

Ох, и интересный же дядька! На загорелом лице нос горбинкой, светлая бородка клинышком; широкополая шляпа, да ещё высокие болотные сапоги — только шпаги ему не хватает.

— Д'Артаньян! Честное пионерское, Д'Артаньян! — восхищенно шепчет фантазер Симка.

А Д'Артаньян кричит «утопленнику» самые что ни на есть русские слова:

— Сколько раз тебе говорено было, Степка, не соваться к озеру?! Ладно, люди подоспели, а не то пошел бы на дно кормить окуней. Вон посинел даже.

— Может, ему искусственное дыхание сделать? — с готовностью предлагает Нинка.

— Сейчас я ему сделаю. При всех! — гремит Д'Артаньян. — Он берет из рук Сергея Павловича мальчишку. — А ну, снимай штаны!

— Как вы можете! — возмущается Зоя Романовна.

— Он и так пострадал! — кричит Игорь и выходит вперед.

А белобрысый пацан нисколько не боится. Обхватив тоненькими руками могучую шею Д'Артаньяна, он говорит ему в ухо:

— Батя, я хотел принести рыбы на обед. Своей, наловленной.

— Кому я сказал раздеваться? — Д'Артаньян сам стаскивает с сына мокрые штаны. — Теперь марш на катер! Рыболов…

Он шлепает Степку по мягкому месту и принимается выкручивать его штаны.

— Спасибо вам, товарищи, за ваше доброе. Наш колхоз тут недалеко. Ежели вокруг озера ехать, — девять километров. Приезжайте, рады будем. Спросите бригадира Антонова.

Он всем по очереди пожимает руки и возвращается на катер. Оттуда доносится его голос:

— Эй, Проша, выбери несколько штук получше.

В воздухе сверкнули три большие рыбины и забились на песке.

— Спасибо! — крикнула за всех Нинка вслед уходящему катеру.

— Трепетное серебро рыб, — сказал Симка задумчиво.

И как только он это сказал, Щепкин сразу же начал осматриваться.

— А где же Клим? — спросил он резко.

— Побежал за своими грибами, — сказала Нинка. — Он встретил в лесу вот их, — Нинка глазами показала на Михаила Николаевича и Зою Романовну. — Они его подвезли на «Волге». А он обрадовался и забыл про грибы. Вот — Зоя Романовна…

— Очень рада познакомиться с вами, Сергей Павлович, — сказала робея Зоя Романовна и протянула Щепкину руку. — А это — Михаил Николаевич, мой муж.

— Вы и ваши ребята настоящие герои, — сказал Михаил Николаевич.

— Герои? — Щепкин посмотрел на Симку и Славку. — Сейчас мы постараемся дать оценку их героизму.

Мальчишки отвели глаза, потупились: уж очень сурово смотрел Сергей Павлович.

— Серафим и Вячеслав, вы знаете первый пункт добровольного устава нашего отряда?

Славка пробормотал:

— Выполнять приказания руководителя. Безоговорочно, беспрекословно…

— Почему же вы не выполнили моего приказания? Вы же оба знали, что за этим последует немедленное отчисление из отряда.

Тонко звенела в воздухе какая-то мошка, да рыбы шурша трепыхались на песке.

Симка босой ногой выковыривал из травы еловую шишку. Славка усиленно грыз ноготь большого пальца.

Зоя Романовна не выдержала:

— Сергей Павлович, ведь мальчиками руководило благородное побуждение. Они хотели…

— Извините!..

Щепкин сказал только одно это слово. Но в этом твердом предостерегающем «извините» и в том, как он посмотрел на Зою Романовну, заключалось очень многое. Нинка и Лера отлично поняли, что именно.

Поняла, должно быть, и Зоя Романовна. Потому что она покраснела, смутилась и тоже сказала:

— Извините…

Игорь не На шутку встревожился — что теперь будет? Неужели Сергей Павлович отправит Симку и Славку домой? Из-за такой, в сущности, ерунды! Они же почти не успели отплыть от берега. Игорь поднял глаза на Михаила Николаевича с надеждой: может, он заступится. Но тот лишь развел руками, с упреком покосился на жену: дескать, нечего лезть, когда не спрашивают. И огорченно вздохнул.

— Вы, кажется, что-то хотите сказать? — вежливо спросил у него Щепкин.

— Да нет… Впрочем, да. Я, конечно, не могу полностью их оправдывать, но мне представляется, что Сима и Слава поступили закономерно. — Тут Михаил Николаевич помолчал, а лысина у него в это время сильно покраснела. — Если бы я ну хоть сколько-нибудь умел держаться на воде… Я бы поступил, как они, — поплыл бы на выручку своих товарищей и командира. Ведь вам угрожало…

— Ошибаетесь, — сказал Щепкин, — нам ничего не угрожало. Игорь и Лера отличные пловцы. Мы оставили бы тяжелый челнок, взяли бы с собой мальчугана и не боролись с течением, а постепенно вышли бы из него, то есть приплыли бы к берегу несколько ниже. Ведь до порогов довольно далеко отсюда, мы успели бы спокойно выполнить этот маневр. Не правда ли?

И так как Михаил Николаевич ничего не ответил, Щепкин обратился, к Симке и Славке:

— А на что вы оба рассчитывали? Ну, заплыли бы подальше, а там наглотались бы воды, потеряли силы — какая от вас помощь? Наоборот, получилось бы, что вместо одного нам пришлось бы спасать троих.

Симка наконец выковырял из травы шишку, отшвырнул её в сторону.

— Мы сваляли дурака. Простите нас, Сергей Павлович! Больше так никогда не будем! Правда, «профессор»?

— Будем! — неожиданно для всех ответил Славка. Он перестал грызть ноготь, тряхнул растрепанными волосами. — Будем учиться у Леры плавать по-настоящему. Скажите ей, Сергей Павлович, пусть учит!

Щепкин ничего не сказал. Стащил с себя майку и пошел в шалаш переодеваться. Нинка толкнула Леру под бок.

— Видала?

— Чего?

— Он улыбнулся.

Зоя Романовна взяла мужа под руку, взволнованно зашептала:

— Только такому… Только ему я могу доверить Петю. Мы будем просить его, слышишь, Мика?

— Эй, хватит прохлаждаться! Надо сунуть этих рыб в ведро, мне с ними не справиться, — забеспокоилась Нинка. — Мальчики, чего вы стоите, помогайте!

— Да-да! — подхватила Зоя Романовна. — Ведь это судаки. Мы приготовим их по-гречески, у меня есть томат. Давайте сюда нож, да поострее. Где мой фартук?

Когда Щепкин появился из шалаша, работа на берегу кипела. Особенно старались Симка и Славка. Ещё бы! Провинились, так пусть теперь вкалывают. Они приволокли огромную вязанку хвороста и два ведра свежей воды, расстелили полотнище чистого брезента, на котором Лера принялась раскладывать вилки-ложки.

Нинка нацепила на голову колпак, свернутый из газеты, и командовала, как заправский шеф-повар:

— Игорь, унеси рыбьи потроха, да смотри, закопай их поглубже. Лера, нарежь хлеб. И кто-то должен открывать консервные банки.

— А ацидофилина у вас случайно нет?

— Нет, Зоя Романовна.

— Слава богу! — сказал Михаил Николаевич. — Позвольте, пожалуйста, Нина, я буду открывать банки.

— Смотри, не порежь себе палец, — сказала Зоя Романовна.

Она улучила момент, подошла к Щепкину, вытерла руки о фартук. Она заметно волновалась.

— Сергей Павлович… У меня есть сын. Ему четырнадцать лет. Он хорошо учится. Он будет беспрекословно, безоговорочно выполнять ваши приказания. Он здесь рядом, в пионерлагере. На днях кончается их смена. Мы… вот я и Михаил Николаевич, мы просим принять его в ваш отряд. Мы надеемся, что в чудесном «Кузнечике» найдется место и для нашего сына…

— Место-то, пожалуй, найдется. — Щепкин посмотрел на насторожившихся ребят. — Но я один решить этот вопрос не могу.

Зоя Романовна поняла. Она повернулась к пионерам и горячо заговорила:

— Нина, Лера, мальчики! Я прошу вас — примите моего сына в свою компанию.

— У нас не компания, а коллектив, — сказал Игорь.

— Да, конечно… Вот и примите, пожалуйста, Петю в свой коллектив. Мы с Михаилом Николаевичем очень вас просим.

Пионеры начали переглядываться. В общем, эти родители им нравятся. Как они оба вступились за Симку и Славку — ого! Если и пацан у них такой же, почему бы и не принять его? Хороший парень в отряде нелишний. Ну, что тут скажешь?

— А он не неженка? Не трус? — спросил Игорь. Зоя Романовна вспыхнула. Но она ничего не успела возразить, потому что её перебил звонкий, срывающийся от волнения голос:

— Трепетное серебро рыб! Вот оно! Вот она!.. Автор — Александр Грин!

Из-за сосновых стволов выскочил Клим. В одной руке он держал лукошко с грибами, в другой — книжку. На её синем переплете красовался кораблик под алыми парусами.

— Где ты был, Клим, так долго? — спросил Щепкин. — Я уже начал беспокоиться, хотел объявить розыск.

— Я читал, Сергей Павлович! Я читал!

— Ах, черт… Это я забыл книгу на той поляне. — Михаил Николаевич обрадовался. — Спасибо тебе, бортмеханик… Но что ты так смотришь на меня?

— В ней не хватает полстранички, — медленно сказал Клим. — Полстранички номер сто двадцать один.

— Очень может быть. — Михаил Николаевич смущенно потер рыжеватый пушок на своей лысине. — Это книжка моего сына, а он такой неряха…

— Ну, что ты говоришь, Мика? — сердито перебила Зоя Романовна и поспешно продолжала, уже обращаясь к ребятам: — Никакой он не неряха. Просто рассеянный, весь в отца. Но он не трус, не неженка, нет, Игорь. Он честный, мужественный и благородный мальчик!

Ответом ей было общее и полное молчание.

Нинка начала усиленно помешивать поварешкой в котле, делая вид, что занята только этим; Щепкин взял у Клима книжку и принялся перелистывать её; остальные смотрели — кто себе под ноги, кто на небо — куда угодно, только не на Зою Романовну.

И вдруг Славка спросил:

— У вашего Пети волосы рыжего цвета. Да? Зоя Романовна поразилась.

— Откуда ты знаешь?..

— Отставить все разговоры! — неожиданно приказал Щепкин. Он выразительно посмотрел на ребят. — Шеф-повар, давайте обедать. А насчет Пети, товарищи форпостовцы, предлагаю: вопрос пока оставим открытым. Вот познакомимся с ним, посмотрим, что он из себя представляет. Тогда и решим. Согласны?

Конечно, все согласились с Сергеем Павловичем, даже вздохнули с облегчением.

Только один Игорь нахмурился и отвернулся.


Глава одиннадцатая СИМПАТИЧНОЕ ЗНАКОМСТВО | Формула ЧЧ | Глава тринадцатая СОБЫТИЯ НАЗРЕВАЮТ