home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


СТРОЙБАТ


Мы потеряли индивидуальность. В любой армии мира всё направлено на то, чтобы лишить человека его обычных, данных богом качеств, и превратить в послушную машину, способную двигаться так, как это необходимо в определённых обстоятельствах, выполнять приказы и неважно, что они будут обозначать: копать траншею или строить здание, убирать снег или ползти по-пластунски, прыгать с парашютом или стрелять. Стрелять сначала в мишень, а потом в живого человека, причём неважно в какого. Врага или своего солдата, не выполнившего приказ.

Конечно, самое трудное научить убивать, рискуя собственной жизнью.

Но и все другие действия должны быть доведены до автоматизма так, что солдат превращается в живую машину-робота. Система подавления личности и превращение человека в говорящую послушную куклу вырабатывалась веками, а может и тысячелетиями. И первая ступень к этому строй, общая форма и казарма.

Во всех армиях говорят о традициях, присущих только им, о том что их армия самая лучшая, самая сильная и т.д. И во всех армиях лгут.

Примеров тому достаточно.

Так, российский солдат скажет, что Россия в 1812 году победила под Бородино, а французский скажет, что победила Франция. Нам в всё время вбивали в голову, что крейсер "Варяг" под Чемульпо совершил легендарный подвиг. А сейчас мы знаем, что в его гибели повинны и дипломаты, и бездарные действия его командира Руднева.

Всегда чей-то это подвиг, – это чья-то халатность или бездарность, или преступление. Мне могут возразить, что подвиги советских людей во время Великой Отечественной войны не связаны с моей теорией. А я говорю, что связаны. Самой войны могло бы не быть, если бы не халатность европейских и советских политиков, и лично Сталина. Той же Русско-японский войны не было бы, если бы не амбиции и глупая безответственность перед своим народом. русского царя Николая II. А скольких людей, совершающих подвиги, погубил Наполеон Бонапарт? И я не понимаю за что его чтят французы, если этот коротышка, жаждущий славы и всемирной власти уничтожил цвет Франции – несколько поколений молодых людей..

Надо сказать, что ломка собственной личности у меня проходила с трудом, мучительно, как и многих других, и после армии я вернулся другим человеком. Не хуже и не лучше прежнего, а другим.

Итак, после мытья нас повели в столовую, где мы с диким аппетитом съели кислые щи, кашу, хлеб и пошли спать в тёплую, даже жаркую барак-казарму, где нам были приготовлены постели на двухэтажных металлических кроватях, проспали до ужина, а потом опять спать.

Спали мы, как убитые, не зная, что началась и идёт кровавая война.

Когда мы проснулись, то не могли узнать друг друга. Наши лица были местами опухшими, на белых рубашках и кальсонах были кровавые пятна, всё тело чесалось и было в волдырях. Я сразу догадался, кто этот враг-кровопивец, мне уже приходилось с ним встречаться и ещё придётся не один раз-КЛОП!

И хотя это не совсем эстетично, но этому зверю-насекомому я посвящаю целую страницу, так как он этого заслуживает, как и комар, для которого нужно лето и это будет позже.

На земном шаре существует 25-30 тысяч видов клопов. Они бывают размером от 0,7 миллиметра до 12 сантиметров. Имеют характерный запах, попросту воняют. Многие из них летают. Но не пугайтесь.

Постельные клопы, нас кусающие паразиты круглые, имеют размер, от 3 до 7 миллиметров в диаметре и пока голодные, совершенно плоские, бурого цвета и почти прозрачные. Залезают в любые щели, собираются в стайки и могут находиться в укромных местах за коврами, картинами, углах мебели. Я всегда был знаком с этими тварями. Они, как и другие не очень приятные насекомые, живут там, где бедно, не очень чисто и где с ними не борются. Особенно с ними тяжело бороться в деревянных помещениях, и раньше, в отсутствие химикатов, война между ними и человеком оставалась победной для клопов.

Впервые в массовом количестве я встретился с ними в 1946-годах, когда жил у отца в Сибири. Дом был рубленный, из брёвен, неоштукатуренный внутри, и в щелях этих брёвен было царство клопов.

Сколько их там было, сказать невозможно, но наверное не одна тысяча.

А едой для этого войска служили мы. Надо сказать, что они ребята разборчивые: одни люди им нравятся больше, другие меньше. Охотятся вампиры ночью. Наверное, я был вкуснее других, и они меня искусывали так, что я ходил опухший от их укусов с ранками, которые я расчёсывал. А может у других кожа была твёрже или меньше восприимчивость к их укусам? Как бы там ни было, а я страдал больше всех, хотя и другим доставалось. Бороться с рыжими разбойниками было невозможно. Залить кипяток из чайника в горизонтальные щели нельзя.

Отец научил меня тыкать в щели брёвен тонкой металлической линейкой, и тогда я вынимал её окровавленную, это немного помогало, но достать их всех было невозможно. Был один метод уменьшить их количество, но только на время. Это не топить печку, открыть окна и двери, оставить квартиру вымерзать. Но нескольких часов недостаточно, а на ночь без присмотра дом не оставишь. Но и морозное воздействие на маленьких Дракул не имело силы. Дальше будет понятно, почему.

И вот отец придумал, по его мнению, прекрасное средство для того, чтоб меня оградить от кровопийц. Он в молодости служил на Кавказе и вспомнил, что местные жители, в частности пастухи, ночуя под открытым небом, спят на овечьей шкуре-кошме, и их не трогают вредные насекомые вроде скорпионов и разных ядовитых пауков, в тех краях распространённых.

За отсутствием кошмы, он постелил мне овечий тулуп. Ночь прошла более-менее спокойно, но всё равно укусы на мне были. Они увеличивались с каждой ночью. Мы утром находили клопов в шерсти тулупа. Это, наверное, были самые жадные клопы, наедавшиеся до отвала и им трудно было покинуть тулуп, заблудившись и запутавшись в зарослях его шерсти. Я продолжал страдать. Тогда отец решил изменить тактику. Он будил меня среди ночи, выносил тулуп на мороз и вытряхивал его. Немного полегчало, но не на долго. Отец не мог каждую ночь вставать, да и поход на мороз перебивал его сон, а ему утром надо было идти на работу.

И я решил проследить за маршрутом по которому клопы ко мне добирались Спал я на сундуке, который отодвигали от стенки. Сундук на коротких ножках стоял на полу. Я ночью проснулся, зажёг керосиновую лампу, опустил голову и стал следить. Никто ко мне не шёл. Я откинулся на спину, мой взгляд упёрся в потолок. И о Боже! По потолку из строганных досок двигалась колонна клопов, и остановившись над моей постелью, они как десант, но без парашюта опускались вниз на мою постель. Я рассказал об увиденном отцу, он не поверил, проснулся ночью, убедился сам в коварстве и находчивости противника, поднял всю семью и устроил шоу.

На следующую ночь, мой сундук передвинули в другое место, и пару ночей было получше. Потом всё повторялось. Так и двигали мой сундук до лета, а как только потеплело, я перебрался спать на сеновал где этих кровожадных Tiere (зверей) не было.

В воинской части был свой метод борьбы с клопами. Нам дали команду: щиты на которых лежали соломенные матрацы вынести на мороз.

До сих пор не понимаю почему щиты были из нестроганных досок и с корой. И это притом, что вокруг воинской части, прямо у дорог были складированы сотни и тысячи кубометров строганных досок, некоторые уже почернели от времени.

Вынесли мы эти щиты на мороз, ударили их об землю и белый снег превратился в красный от тысяч тварей вывалившихся на него. С полчаса, подержавши щиты на морозе, мы занесли их в казарму, а я ещё и проделал следующий эксперимент. Взяв двух клопов, одного почти круглого от выпитой крови, а другого плоского, голодного и почти прозрачного, я занёс их в помещение. Тот, что был сыт, на морозе лопнул и у него на спине обозначилась трещина. А худой? О чудо!

Полежав несколько минут, задвигал ножками и пополз. И мы поняли: учитывая, что где-то отложены яйца, это только временное поражение врага, а в войне между ним и нами, он непобедим.

Надо менять стратегию.

Чтобы закончить эту неприятную для обоих воюющих сторон тему, должен рассказать ещё одну поучительную историю. В1967 году мы обменяли квартиры, и переехали в прекрасную трёхкомнатную квартиру, в которой перед нами жили 12! человек. Квартира была страшно запущена и перед тем, как туда перебраться, сделали там большой ремонт. Но перед ремонтом я обнаружил там массу. тараканов. Благо к тому времени появилась бытовая химия. Я приобрёл дихлофос в таблетках, развёл его в воде, обильно разбрызгав его по квартире, закрыл плотно все окна и вентиляцию. На следующий день квартира превратилась в картину Верещагина "Поле Куликово". Но была повержена только одна сторона. Тысячи трупов усеяли квартиру. Я собрал два ведра тараканов и подумал тогда, что семья китайцев, которые их жарят, месяц могла бы иметь вкусный деликатес.

На следующий день, их было меньше, а потом совсем не стало. Я праздновал победу, но не долго.

Мы обзавелись новой мебелью, в квартире нашей была всегда идеальная чистота, так как мои тёща и жена были помешены на чистоте и вечно бегали по квартире, убирая её.

Тараканы периодически появлялись, приходя к нам через деревянные перекрытия из других квартир Но я их быстро уничтожал. Но появилась новая беда – мелкие, миллиметра три клопы. Они сначала появились в тёщиной комнате, потом перебрались в центральную большую комнату. Я их поливал химикатами, портя этим мебель (Химикаты выедали краску на ткани чешского дивана). Но они на некоторое время исчезали, а потом опять появлялись.

Мы не могли понять, где их рассадник.

А дело было в том, что на окне тёщиной комнаты ласточки свили гнездо. Я люблю этих изящных птиц, смотреть как они летают, как лепят гнёзда, выводят птенцов. Мы радовались тому, как вылетают птенцы. Всё было хорошо, пока жена не пришла с работы, и не сообщила нам, что клопы приходят к нам из ласточкина гнезда. И рассказала, что у них в плановом отделе на швейной фабрике завелись клопы. И у них тоже ласточкины гнёзда. Гнёзда поломали и клопов не стало. А у наших ласточек были птенцы.

Мы подождали, пока они вылетят, и я разрушил гнездо. В нём оказался целый клубок моих давних врагов, и я их уничтожил. И вот уже больше тридцати лет я их не видел. Так бы и террористов всех мастей! Вот такая клоповая история.

Потом нас учили заправлять кровати или, как принято было говорить в армии, койки, а в оставшееся до обеда время быстро одеваться и раздеваться. После обеда нас повели в помещение, называемое солдатским клубом, попросту зрительным залом примерно на одну тысячу человек и тренировали отвечать на приветствие командира части, который должен появиться. Мы орали: "Здравжелам товарщ под-пол-ков-ник!!!" – с таким остервенением, как будто сейчас должен появиться по меньшей мере Маршал. Когда, наконец, у нас стало получаться, пришёл коренастый мужичок, в военной форме, но больше похожий на колхозного бригадира, поприветствовал нас, спросил, как отдохнули, поздравил с началом службы. Его отеческий тон нам понравился, и мы намерились немного размякнуть, как тут из-за стола поднялся капитан, почему-то не с чёрной окантовкой на погонах, а с красной, и стал говорить нам, что прибыли мы строить совершенно секретный объект, но мы не должны спрашивать какой, потому что у врага везде есть уши, и он ждёт – не дождётся, узнать что это за объект. По той же причине мы не должны говорить между собой на эту тему, потому что мы дадим расписку о сохранении государственной тайны и если узнают, что мы общались между собой на эту тему, а узнают обязательно, нас будут судить по статье N…такой-то и засудят нас на столько-то лет. Наше недоумение по поводу запугивания постепенно сменялось страхом. Надо сказать, что мы, дети сталинского времени, и так не были болтливыми, а сейчас поняли всю серьёзность предупреждений капитана. – особиста и я даже пожалел, что вчера в машине высказался, что видим мы атомную электростанцию. Я тогда многого не знал и не понимал, почему это такой секрет, если в газете была фотография "Первой в мире" атомной электростанции в Обнинске?

Не знал я, что на Томской атомной электростанции основным продуктом был ядерный плутоний, компонент для термоядерных или попросту водородных бомб. И ещё у меня нет до сих пор ответа, почему даже название города было засекречено и его место расположение. Адрес был Томск-7, а между собой люди говорили "Берёзки", когда город уже тогда назывался так же как и сейчас – Северск? Что касается его назначения и месторасположения, то американские самолёты беспрепятственно летали над всей территорией СССР, а наши а наши прославленные войска ПВО. (Противовоздушная оборона) не могли их сбить, что сделали впервые только в 1960 году, сбив разведывательный самолёт Локхид У2 с пилотом Френсисом Пауэрсом. В газетах были ежедневные объявления, что американский самолёт, боясь преследования "скрылся в сторону моря". А муж сестры, Анатолий, работавший техником на первом советском реактивном бомбардировщике Ил – 28 в авиационном училище, однажды придя со службы домой, рассказал следующее.

Не помню в каком году, но до моего призыва в армию, над Кировоградом и над военным аэродромом "Канатово" пролетел американский самолёт, причём на значительно неправдоподобно низкой высоте и безнаказанно скрылся. После этого прилетел из Москвы тогдашний министр обороны, маршал Жуков и перед строем разжаловал начальника ПВО гарнизона из подполковника в капитаны, при этом ударив его ладонью в перчатке по лицу, а затем палкой по плечам.

Тому ещё повезло, что не разжаловал в рядовые, но видно товарищ-господин Маршал понимал беспомощность и свою и своих подчинённых и для страха, ограничился полумерой.

Скажу только, что расписку о сохранении гостайны, я писал раз двадцать.

Причём она писалась вместе с анкетными данными, автобиографией, всем родством, с вопросами: не участвовал ли я в гражданской войне, не был ли за границей, а также все мои родственники. Позже даже существовала шутка при ответе на некоторые сомнительные вопросы:

"Нет, не был, не участвовал, не преследовался".

Думаю, что это делалось с той целью, что повторяя написанное, я или другой шпион, забудем свою легенду и напишем, что наша бабушка танцевала польку с Троцким, или я пятилетний, сотрудничал с фашистам, и т.д.. Подобным образом они надеялись разоблачить меня, мерзавца, А может я всё это утрирую. Они, возможно, просто хотели меня и других запугать, так, чтобы у нас и мысли не было говорить о том, о чём они считают ненужным. И они этого добились. Интересно, что форма расписки была составлена и утверждена Советом Народных Комиссаров ещё в 1935 году, в разгар сталинских репрессий и в расписке говорилось, что я обязуюсь не подходить ближе 500 метров к иностранным посольствам, не заговаривать на улице и в других местах с иностранцами, а если увижу, что кто-то другой это делает, то немедленно заявить куда следует и прочий бред. Ещё интереснее, что я, в 1986 году работая начальником отдела в Облплане, поехал с прибывшими из Киева проектировщиками магистрального газопровода на уранодобывающее предприятие, и был допущен в помещение к начальнику оного, и…- какой ужас!!!, у меня не оказалось допуска к секретным документам, которых я в своей жизни не видел, кроме, как секретных лётных и других карт, по сути своей не представляющих никакого секрета. Сразу по приезду на работу я был вызван в первый (секретный) отдел, и мне вручена была для заполнения расписка той же формы, что тридцать лет назад. Но уже было другое время, и я отказался её подписывать.

Вот такой абсурдной была секретность в СССР и всё, что с ней связано.

Так, например, на границе у наших туристов, таможенникам отбирались карты СССР, купленные за границей, потому что они были крупномасштабными. Или карту г. Киева, купленную за углом, в киоске, комиссия из Москвы изъяла в проектном институте, как секретную, а её владелец через пять минут купил другую. И таких примеров было не счесть.

Я когда-нибудь их приведу, если это будет к слову.

На следующий день меня и ещё нескольких человек перевезли в другую воинскую часть которая называлась.



ДОРОГА НА ВОСТОК | Служба в потешных войсках ХХ века | ВСО 693