home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XI

По дороге в лагерь дождь припустил сильнее. Они возвращались почти налегке, как будто последняя дичь решила посмеяться над гордостью Грозовых котов, только что похвалявшихся перед Коршуном своей сытостью. По дороге Ежевика исхитрился забраться на дуб и поймать белку, задремавшую на ветке, но этот подвиг отнял у него последние силы, так что остаток пути он вяло плелся за товарищами. Неумолимый голод уже начал сказываться и на вернувшихся путешественниках.

— Думаю, нам не следует рассказывать в племени о происхождении Коршуна, — решил Огнезвезд, когда они пробегали под мокрыми деревьями.

— Но разве наше племя не должно быть настороже на случай если… — начала было Белочка, но тут же осеклась и неловко закончила: —…на всякий случай.

Ежевика бросил белку, которую тащил в пасти. Струйки дождя стекали по его обвисшим усам.

— Будет лучше, если мы никому ничего не расскажем.

Белочка прищурилась. Любопытно, кого это он пытается защитить — племя или себя самого? Боится осуждения и косых взглядов соплеменников? Ему и так пришлось несладко, особенно в детстве, когда все вокруг видели в нем лишь сына кровавого Звездоцапа. Слишком долго и слишком трудно пришлось ему бороться за свое место в Грозовом племени!

— Не стоит давать повод ненужным слухам и глупой вражде, — пояснил свою мысль Огнезвезд.

Уголек протестующе зашипел.

— А что если Коршун пошел в своего отца и тоже мечтает захватить власть над лесом? — выпалил он, словно подслушав Белочкины мысли.

— Не стоит делать поспешных выводов, — остановил его Огнезвезд. — Пока мы видим лишь то, что Коршун всецело предан своему племени. Он сказал, что, если придется, будет когтями и зубами защищать его. Ну и что здесь такого страшного? Разве вы не готовы сделать то же самое?

Уголек нехотя кивнул, а Огнезвезд громко закончил:

— Коршун для нас не опасен…

— Пока, — негромко вставил Уголек.

— …пока он не доказал обратного, — выразительно закончил Огнезвезд. — До тех пор, пока этого не произошло, нам незачем попусту беспокоить свое племя. Кто знает, может быть, нам скоро понадобится помощь соседей.

Уголек возмущенно взмахнул хвостом, но ничего не сказал.

— Не волнуйся, Уголек, — поспешила успокоить его Белочка, хотя на душе у нее по-прежнему скреблись мыши. — Подумаешь, Коршун! Звездоцап погиб, и от него ничего не осталось, кроме страшной памяти.

Ежевика вдруг молча подобрал с земли белку и пошел к скалам. Белочка взволнованно покосилась на отца.

— Ничего страшного, — успокоил Огнезвезд и ласково погладил ее своим рыжим хвостом.

Когда они подошли к Нагретым Камням, дождь вовсю хлестал по голым валунам, и сбегающие вниз потоки воды превратили землю вокруг лагеря в топкое болото.

Но что случилось с Грозовым племенем? Вместо того, чтобы прятаться от дождя в расселинах и пещерах, коты, сбившись в кучку, сидели на склоне. Стоны и жалобный плач вторили шуму, барабанившего по валунам дождя.

Огнезвезд сдавленно захрипел и бросился вверх по склону. Белочка последовала за ним и с бешено колотящимся сердцем протиснулась сквозь плотную толпу котов.

Маленькое, темное от воды, тельце лежало в центре круга в луже воды, которая медленно розовела и алыми ручейками устремлялась вниз по склону. Оцепенев от ужаса, Белочка смотрела на неподвижное обмякшее тело с узкой смешной мордой. Это был Копуша.

Листвичка и Пепелица, сгорбившись, сидели по обеим сторонам от оруженосца.

— Он сломал шею, — выдавила Пепелица. — Я думаю, он умер сразу, как только чудовище ударило его… Он не мучился.

Белочка зажмурила глаза. «Звездное племя, что же ты делаешь со всеми нами?» — беззвучно взвыла она.

Одинокий вопль раздался из неглубокой расселины, где временно была устроена детская, и Тростинка, шатаясь, бросилась вниз по склону. Коты расступились, пропуская ее к мертвому котенку.

— Еще один мертвый малыш, — отрешенно бормотала несчастная кошка. — Что мы сделали Звездному племени? За что оно забирает у нас наших детей?!

— Звездные предки тут ни при чем, Тростинка, — попыталась урезонить ее Листвичка. — Это сделали Двуногие.

— Так почему же Звездное племя не остановило их? — заплакала Тростинка.

— Наши предки бессильны против Двуногих, так же, как и мы, — прошептала Листвичка. Она отряхнула промокшую насквозь шерсть и громко крикнула: — Коди!

Белочка повернула голову и увидела, как домашняя кошка уверенно прокладывает себе дорогу сквозь толпу. За последние дни она заметно отощала, ребра ее стали выпирать сквозь шкуру, но Коди ни разу не попросила воинов отложить охоту и проводить ее обратно домой.

— Мне кажется, Тростинке лучше вернуться обратно в детскую, — заметила Листвичка.

— Детскую залило водой, — сообщила Коди. — Я отнесла Березовика в воинскую палатку под карнизом. Сейчас отведу туда и Тростинку.

— Ты умница! — просияла Листвичка. — Ты даешь ей мак?

Коди молча кивнула головой и посмотрела на сломленную горем Тростинку.

— Березовик хочет есть и целыми днями плачет от голода, — понизив голос, сказала она. — А у Тростинки совсем пропало молоко. Я вот что придумала… Может быть, стоит попробовать давать малышу нормальную еду? Я как следует разжую ее, и буду класть ему в рот. Иначе нам его не спасти.

— Отличная мысль! — обрадовалась Пепелица. — Какая ты умница, Коди!

— Ежевика поймал белку, — выскочила вперед Белочка. — Давайте отдадим ее Березовику и Тростинке.

— Сейчас я отнесу им в палатку, — вызвался Уголек.

Коди ласково подтолкнула носом Тростинку и вместе с Листвичкой повела ее прочь от мертвого котенка в тепло воинской палатки.

— Как это произошло? — спросил Огнезвезд, когда кошки ушли.

— Он был со мной, — начал Терновник, наставник погибшего Копуши. Мокрая шерсть его стояла дыбом, как иголки у ежа, а глаза были огромными от пережитого ужаса. — Он погнался за куропаткой.

— Он не заметил чудовищ?

— Он погнался за куропаткой, — в недоумении повторил Терновник. — Она была такая жирная, ее хватило бы на то, чтобы накормить половину племени! Он забыл обо всем на свете.

— А ты где был? — с горечью спросил Огнезвезд. — Почему ты не услышал рева приближающегося чудища и не предупредил его?

Терновник беспомощно уронил голову.

— Дичи в лесу совсем не стало… — бессвязно забормотал он. — Теперь охотиться лучше в одиночку. Я… Меня не было рядом с ним, когда это случилось.

Огнезвезд понимающе кивнул.

— Я посижу над ним, — перекрикивая дождь, звонко выкрикнула Белолапка. Зеленые глаза ее блестели от слез. Копуша с раннего детства был ее другом, они одновременно переселились из детской в палатку оруженосцев, вместе учились и вместе охотились. — Ну и что, что мы не в нашем старом лагере, правда? Все равно кто-то должен сидеть над его телом!

— Я останусь вместе с тобой, — прошептал Терновник. Он наклонился и зарылся носом в холодный бок маленького оруженосца.

Остальные коты начали подходить к телу, чтобы попрощаться со своим юным товарищем. Когда подошла очередь Белочки, та молча склонилась над мертвым, чувствуя, что сердце ее сейчас разорвется от боли.

— Ты был оруженосцем Грозового племени, но теперь ты станешь воителем среди звезд, — прошептала она в его мокрое от дождя ухо.

Потом повернулась и побрела вниз по склону к деревьям. Горе, словно сырость, пропитало ее шкуру и теперь сосало кости. Приблизившись к большой лиственнице, Белочка вдруг заметила под ней Ежевику. Полосатый воин молча посмотрел на нее.

— Я не могу поверить в то, что Копуша умер, — прошептала Белочка.

— Я знаю, — вздохнул Ежевика и перевил своим хвостом ее хвост.

Белочка прижалась к нему и закрыла глаза.

— Тростинка совсем сломлена.

— Она придет в себя, если мы все время будем рядом и не оставим ее своим участием, — ответил Ежевика.

Белочка вопросительно приоткрыла один глаз. Ей показалось, что Ежевика говорит о Тростинке, но думает о ком-то другом.

— Для чистокровного лесного кота племя важнее родственных связей. Может быть, даже важнее детей…

— А для тебя? — не удержалась Белочка. — Что для тебя важнее — племя или Рыжинка?

— Рыжинка сама решила стать частью племени Теней, — твердо ответил Ежевика. — Я предан своему племени, и лишь потом сестре. Она прекрасно это знает.

— А Коршун с Мотылинкой? Ты испытываешь к ним что-нибудь, ведь, как ни крути, но вы родственники по отцу?

— При чем тут отец? — повернулся к ней Ежевика. — Это ничего не меняет. Я не такой, как Коршун, он чужой мне… — он вдруг встрепенулся и взволнованно повел усами: — А ты думаешь, я на него похож?

— Ни капельки, — горячо заверила его Белочка. — И никто в нашем племени так не думает!

— Это ты сейчас за всех говоришь! А что они скажут потом, когда узнают о нашем родстве?

— Грозовое племя знает, что ты храбрый воин, преданный своему племени, — отрезала Белочка. — И никакому Коршуну тут ничего не изменить, ясно?

— Спасибо тебе, — улыбнулся Ежевика и вдруг, наклонившись, лизнул ее в щеку. Потом вскочил и со всех лап бросился в сторону реки.

Белочка побежала за ним. Щека ее была влажной от прикосновения его языка, и от этого ей почему-то стало легче на душе. Они бежали и бежали, а потом Ежевика остановился, уселся на берегу и уставился через реку на территорию Речного племени.

Белочка посмотрела в ту же сторону. Река медленно текла через болотистую низину, вода ее кипела и пузырилась от дождя.

— Ой, посмотри, Ежевика! — вдруг воскликнула она. — Ты только погляди на реку!

— Что там еще?

— Помнишь, утром Саша с Коршуном перешли ее?

— Помню, — теряя терпение, ответил Ежевика. — И что с того?

— Они перешли ее, ясно тебе, тупоголовый?! Не переплыли, а перешли вброд!

Ежевика оторопело уставился на нее.

— Да ты на каменную гряду посмотри! — Белочка вскочила и махнула хвостом в сторону брода. — Камни торчат из реки, как Нагретые Камни из земли! Да в обычное время после такого ливня они бы полностью скрылись под водой!

— Слушай, а ведь и правда, — растерянно пробормотал Ежевика.

— Но ведь река не может так обмелеть?

— Ну почему, она и раньше мелела…

— Мелела, да не так! — обрушилась на него Белочка. — Сегодня дождь льет целый день, а воды ни на коготь не прибавилось. Нет, тут что-то не то.

— Что же?

Знакомый голос окликнул их с противоположного берега.

— Эй! Что это вы тут замышляете?

Серый Ураган вошел в воду и побрел к берегу.

— Что, не выдержали сидеть взаперти? Мне после возвращения тоже не сидится в лагере, такая скука, что хоть плачь!

— Копуша погиб, — грустно сообщила ему Белочка. — Белолапка будет до утра сидеть над ним.

Внезапно ей стало стыдно, что они с Ежевикой прохлаждаются на берегу, в то время как все племя оплакивает несчастного Копушу. Наверное, им тоже пора вернуться и исполнить свой долг перед погибшим. Она вопросительно посмотрела на Ежевику, и тот ответил ей понимающим взглядом.

— Мы скоро пойдем, — успокоил он.

— Хотите, поймаю вам немного рыбки? — участливо предложил Ураган.

— Не помешало бы, — вздохнул Ежевика. — Вот только не знаю, как к этому отнесутся в племени.

— Да брось ты, — отмахнулся серый воин. — Теперь ловить одно удовольствие, река-то обмелела.

— Значит, я была права! — удовлетворенно кивнула Белочка. — Воды стало меньше, чем раньше, — она снова задумчиво посмотрела на топкий берег. — А из-за чего это? Что случилось?

— Да ничего, вроде, — пожал плечами Ураган. — Сейчас дождь ее снова наполнит.

Белочка втянула носом воздух и почувствовала почти выветрившийся Сашин запах. Она покосилась на Урагана, и загадка обмелевшей реки мгновенно отступила перед жгучим любопытством, которое не давало ей покоя после встречи с Сашей. Интересно, что это за Саша такая, которая может когда вздумается приходить на территорию Речного племени, и дети которой занимают такие высокие места среди чистокровных Речных котов?!

— А мы сегодня утром видели Сашу, — начала она.

— Вы ее знаете? — искренне удивился Ураган. — Ах да, совсем забыл. Вы познакомились с ней, когда спасали Невидимку, да? Когда мой отец… когда его поймали.

Голос его горестно оборвался, и Белочка крепко прижалась к его пушистому серому боку.

— Мне так жаль, так жаль, Ураган, — прошептала она.

Ураган ласково ткнул ее носом.

— Не надо жалеть, — печально сказал он. — Мой отец добровольно пожертвовал собой ради спасения пленных котов, — он глубоко вздохнул и продолжал: — Мы все благодарны ему за возвращение Невидимки. Вы не представляете, как все удивились, когда она вдруг вернулась!

— Особенно Коршун, — не удержался Ежевика, и Белочка недовольно покосилась на него. После исчезновения Невидимки, Коршун занял ее место, а значит вряд ли обрадовался возвращению прежней глашатаи. Однако Белочке не понравилось, что Ежевика столь открыто проявляет свой интерес к сыну Саши. В конце концов Ураган может и не знать о том, кто был отцом Коршуна.

— А что Коршун? — пожал плечами Ураган. — Конечно, ему хотелось бы подольше побыть глашатаем, но он радовался возвращению Невидимки вместе со всеми нами. Он славный воин и настоящий Речной кот. Он знает, что рано или поздно все равно станет глашатаем, так что готов подождать.

— Он держится очень уверенно, — осторожно заметила Белочка.

— Он всегда такой, — отозвался Ураган. — Но это пустяки, правда? Главное, он до последней шерстинки предан своему племени и сросся с Воинским законом, как гусеница со своим листом!

Белочка потупила глаза. По всей видимости, Ураган даже не подозревает о том, кто был отцом Коршуна. Она украдкой покосилась на Ежевику, но тот думал о чем-то другом.

— Как ты думаешь, Ураган, Огнезвезду удастся переубедить Пятнистую Звезду и уговорить ее покинуть лес вместе с нами?

— Пятнистая Звезда перед всем племенем заявила, что пока в реке есть рыба, она и с места не тронется, — грустно ответил Ураган.

— Неужели ей совсем наплевать на единство четырех племен? — возмутилась Белочка.

— Перед тем, как принять окончательное решение, она спросила Пачкуна, не получал ли тот каких-нибудь посланий от Звездного племени, — встал на защиту своей предводительницы Ураган. — Но Пачкун что-то стал совсем плох, и почти не вылезает из своего гнезда.

— Но он видел знак или нет? — нетерпеливо перебила Белочка.

— Ничего он не видел, — отмахнулся Ураган. — Похоже, Полночь что-то напутала. А может быть, говоря о знаке, она имела в виду разрушение леса… Кто ее знает?

— А что если мы видели знак, но не поняли, что это был именно он? — вдруг спросила Белочка.

— Если говорить о мертвых воинах, то за последние дни мы увидели не одну смерть, — мрачно отозвался Ежевика. — Умирали и воины, и оруженосцы, и маленькие беспомощные котята. Знаешь что? Я начинаю думать, что дело тут не в знаках. Нам придется думать своей головой и искать из беды собственный выход.


Глава X | Рассвет | Глава XII