home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XII

Листвичка впилась в собственный хвост, выискивая зловредную блоху. Нащупав зубами жирное тельце насекомого, она с силой стиснула челюсти и с удовлетворением почувствовала во рту свежий вкус крови.

— Есть!

— Только не говори, что славно пообедала, — невесело пошутила Белочка. — Сейчас все набегут и подерутся из-за твоей блохи.

У Листвички даже в животе заурчало. С утра они с сестрой поделили пополам костлявую полевку, которая только раздразнила аппетит. Теперь они лежали рядом в неглубокой каменной трещине и смотрели, как солнце медленно опускается за скалы. Ветер разогнал тучи, и ясный полумесяц зажегся в чистом голубом небе.

— Пепелица уже решила идти вам к Лунному Камню или нет? — лениво поинтересовалась Белочка.

— Она как раз пошла посоветоваться с Огнезвездом, — ответила Листвичка.

В Ночь половины луны целители из каждого племени вместе со своими учениками отправлялись к Лунному Камню, чтобы открыть свои сны Звездному племени. Целители не нуждались в священном перемирии — ни один кот не смел поднять лапу на лекарей — просто испокон века считалось, что такая ночь особо благоприятна для беседы со звездными предками.

Листвичка увидела спускавшуюся к ним Пепелицу и поспешно вскочила. Ей не терпелось узнать, что думает Огнезвезд по поводу дальнего путешествия в такое опасное время.

Пепелица подошла ближе и грустно покачала серой мордочкой.

— Нет, моя дорогая, — вздохнула она. — Огнезвезд не согласился со мной. Не такое сейчас время, чтобы рисковать жизнью. Нынче в лесу и шагу нельзя ступить, чтобы не наткнуться на Двуногих или не попасть под лапы их чудищам!

— Но сейчас нам как никогда нужен совет звездных предков! — робко возразила Листвичка.

— А ты подумала, что будет с племенем, если оно в такое время останется без обеих целительниц?

Листвичка вздохнула и задумчиво поскребла когтем по камню.

— Если звездные предки захотят нам что-то посоветовать, им ничто не помешает и сюда явиться, — закончила Пепелица.

— Ну да, — пробормотала Листвичка.

— А я рада, что ты никуда не пойдешь! — заявила Белочка, как только целительница отошла от них. — Однажды я уже едва не потеряла тебя. С меня хватит.

Листвичка быстро лизнула сестру в голову и снова растянулась на камне.

— Интересно, Речные целители пойдут к Лунному Камню или нет? — вслух спросила она. Ей было немного странно думать о том, что какие-то коты отправятся в дальний путь без нее. А вдруг звездные предки подумают, что Листвичка с Пепелицей просто струсили?

— Вряд ли они станут рисковать, — заверила Белочка. — Когда мы с Ежевикой в последний раз видели Урагана, он сказал, что Пачкун совсем плох и не вылезает из своей палатки.

— Я знаю… Просто мне кажется, что когда целители всех племен путешествуют вместе, это их как-то сближает, — задумчиво протянула Листвичка.

— Угу, — насмешливо кивнула Белочка. — Только это все чепуха. Ничто нас не сближает, даже общее горе. Когда-то нападение Кровавого племени заставило все племена объединиться и выступить вместе, но сейчас почему-то все по-другому.

— Каждое племя думает, что нашло собственный путь к спасению, — вздохнула Листвичка. — Но почему же Звездное племя не посылает нам знака?!

— Ты надеялась получить знак возле Лунного Камня? — догадалась Белочка.

Листвичка еле заметно кивнула, отводя глаза. Ей не хотелось признаваться сестре в своих страхах, которые с самого утра надрывали ей сердце. Что если звездных предков больше нет ни в лесу, ни у самого Лунного Камня?

— Какая все-таки глупость, что наши племена никак не могут объединиться, — прервала ее мысли Белочка. — Неужели они не видят, что мы и так связаны друг с другом гораздо сильнее, чем нам кажется.

Листвичка задумчиво посмотрела на сестру, не понимая, куда она клонит.

— Вот смотри, и в Грозовом племени, и в племени Теней, и в Речном живут коты, связанные друг с другом узами крови.

— Ты о ком это? О Крутобоке с Ураганом? Или о Ежевике и Рыжинке?

— Не только, — загадочно прищурилась Белочка. — У одного нашего воина есть и другие родственники в Речном племени.

Листвичка вздрогнула от неожиданности. Она не была готова к тому, что Белочка так быстро разгадает секрет, который она уже больше месяца хранила в тайне от всех остальных.

— Ты имеешь в виду Коршуна с Мотылинкой? Откуда ты узнала, что их отцом был Звездоцап?

Белочка изумленно вытаращила глаза на сестру.

— Так нечестно! — обиделась она. — Ты опять подглядела мои сны!

— Ничего я не подглядывала, — с улыбкой покачала головой Листвичка. — Я уже давно об этом знаю.

— А мне почему не сказала?! — возмутилась Белочка.

— Я не думала, что это важно. Тем более сейчас, когда над нами нависла такая опасность… И вообще, какая разница, кто был отцом Коршуна и Мотылинки?

— Не скажи, — отрезала Белочка. — Такая разница, что Коршуну нельзя доверять.

У Листвички похолодело в животе. На миг ей показалось, что Белочка каким-то чудом подслушала ее собственные мысли.

— Ежевика тоже сын Звездоцапа, — попробовала возразить она. — Но он же честный и преданный воин.

— При чем тут Ежевика?! — мгновенно распушилась Белочка.

— Не причем, — стушевалась Листвичка. — Я просто хотела сказать, что быть сыном Звездоцапа вовсе не означает унаследовать его кровожадность и властолюбие, — не слишком уверенно пробормотала она.

— Правильно, — соглашаясь, кивнула Белочка. — Именно поэтому Ежевика совсем не похож на Коршуна. У них нет ничего общего. Ничего!

Листвичка свернулась клубочком возле сестры и уткнулась носом в лапки. Ей почему-то показалось, что Белочка повторяет чьи-то слова, вот только чьи? Неужели Ежевики? Долгое путешествие очень сблизило их, и с этим теперь приходилось считаться.

— Спокойной ночи, Белочка, — прошептала Листвичка и теснее придвинулась к сестре. Недавняя размолвка была позабыта. Не нужно ходить к Лунному Камню, чтобы догадаться о том, что ее сестра по уши влюблена в своего Ежевику! Листвичке было немного жаль былой близости с сестрой, но сердце подсказывало ей, что рано или поздно это должно было случиться. Что ж, Белочка сделала правильный выбор.

Листвичка закрыла глаза. «Хорошо бы Звездное племя посетило меня во сне, — подумала она, погружаясь в сладкую дремоту. — В конце концов сегодня ночь половины луны, а это что-нибудь да значит…»


Она проснулась от того, что кто-то грубо пихнул ее носом в бок.

— Кто тут? — сонно мяукнула Листвичка.

— Это я, Мотылинка, — послышался дрожащий от страха голосок.

Листвичка быстро открыла глаза и в бледном сиянии месяца увидела перед собой ученицу Речного целителя.

— Пойдем со мной, пожалуйста, — умоляюще зашептала Мотылинка.

Листвичка почувствовала, как рядом с ней зашевелилась сестра.

— Что тут еще такое? — зевнула Белочка.

— Мотылинка пришла, — тихо ответила Листвичка. Белочка мгновенно вскочила и вздыбила загривок.

— Что ты делаешь в нашем лагере?!

— Мне нужна помощь Листвички, — дрожащим голосом объяснила золотистая кошка. — Пачкун очень болен. Ему плохо…

— И поэтому ты посмела прокрасться сюда среди ночи?!

— Перестань орать, ты сейчас все племя перебудишь! — рассердилась на сестру Листвичка.

Ей было неприятно, что Белочка видит в Мотылинке только дочь Звездоцапа и не желает замечать ее горя, но она не могла вслух сказать об этом, чтобы не обидеть Речную кошку. — Подождите меня здесь, только без глупостей! — приказала она. — Я сбегаю, предупрежу Огнезвезда с Пепелицей.

— Но… — начала было Мотылинка.

Листвичка выразительно посмотрела на нее.

— Я пойду с тобой, но я не могу уйти, не предупредив старших, — заявила она. Потом повернулась и, оставив обеих кошек в напряженном молчании, побежала вверх по скале к каменному выступу. Почуяв запах отца, Листвичка протиснулась в узкую трещину и полезла вглубь.

Заслышав шаги дочери, Огнезвезд сонно поднял голову.

— Это ты, Листвичка?

Лежащая рядом с ним Песчаная Буря завозилась во сне, но так и не проснулась.

— Ко мне только что пришла Мотылинка и просит, чтобы я пошла вместе с ней. Пачкун очень болен, ему нужна помощь.

Краем глаза Листвичка заметила какое-то движение в глубине пещерки и почувствовала сонный запах Пепелицы.

— Чем она его лечила? — очень тихо спросила целительница.

— Не знаю, — честно ответила Листвичка.

— Боюсь, не опасно ли это, — мрачно сверкнул глазами Огнезвезд.

— Мотылинка ни за что не стала бы меня обманывать! — с жаром заверила Листвичка, догадавшись, что отец опасается засады со стороны Речных котов.

— Если так, то надо идти, — решил Огнезвезд. — Но если ты не вернешься до наступления рассвета, я пошлю за тобой отряд.

— Мы вернемся, — пообещала Пепелица и, поймав удивленный взгляд Листвички, холодно отрезала: — Я иду с тобой. Нужно сделать все, чтобы спасти Пачкуна, — она первой вылезла из пещеры, забралась в трещину, где хранила целебные травы, и вытащила несколько завернутых в листья свертков.

Листвичка взяла у наставницы половину ноши, и обе кошки поспешно направились к скале, возле которой их ожидала Мотылинка.

— Я иду с вами, — с ходу объявила Белочка.

— Не нужно, — не выпуская из пасти свертков, пробурчала Листвичка.

— Я обещаю, что они вернуться домой целыми и невредимыми, — горячо заверила Мотылинка.

Белочка недоверчиво уставилась на Мотылинку, и Листвичка поняла, что сестра видит в робкой целительнице всего лишь здоровенную кошку с широкой грудью и огромными янтарными глазами. Сестры родились спустя несколько месяцев после смерти Звездоцапа, но они много раз слышали рассказы о его преступлениях, и отлично представляли, как выглядел этот жуткий кот. Судя по всему, Мотылинка была очень на него похожа.

— Не забывай про Ежевику, — шепнула Листвичка на ухо сестре. Сколько можно повторять, что дети Звездоцапа вовсе не обязательно должны унаследовать его черное сердце!

— Показывай дорогу, Мотылинка, — не разжимая зубов, проурчала Пепелица. Мотылинка быстро кивнула и молча направилась вниз по склону.

Три кошки легко перешли реку, держа травы над водой. Листвичка подумала, что не прошло и месяца с тех пор, как она спешила по каменной гряде на помощь тонущему оруженосцу, и сама едва не захлебнулась, свалившись в бурлящую воду. В тот раз лишь вмешательство Пестролистой спасло ее от неминуемой гибели. Теперь же вода едва покрывала каменное дно и лениво плескалась вокруг камней.

Когда Мотылинка направилась к зарослям камыша, Листвичка обратила внимание на то, что берег тоже подсох и перестал хлюпать под лапами. С тревожно бьющимся сердцем она переступила границу Речного лагеря, но Мотылинка, казалось, даже не заметила ее состояния. Она вывела их на поляну и остановилась. Множество незнакомых кошачьих глаз сверкали в густой темноте, но Листвичка не испугалась, потому что увидела в них только тревогу и жгучее любопытство.

— Как хорошо, что вы пришли! — первой приветствовала их Пятнистая Звезда. Даже в тусклом свете месяца Листвичка заметила, что Речная предводительница выглядит не такой сытой и ухоженной, как несколько дней назад. Потускневшая шерсть ее как-то странно обвисла, а взгляд стал таким же усталым и затравленным, как и у соплеменников Листвички.

«Неужели Речные коты тоже начали голодать? Но ведь Двуногие до сих пор ни разу не переступили границы их территории!»

— Пачкун у себя в палатке, — сообщила Пятнистая Звезда. — Мотылинка вас проводит, — она пристально посмотрела в глаза Пепелицы и добавила: — Сделайте все, что в ваших силах, только пусть он не страдает. Он хорошо послужил своему племени, но если звездные предки заждались его, нам придется его отпустить.

Следом за Мотылинкой целительницы прошли по тропинке среди камыша и очутились на маленькой полянке. У Листвички даже в сердце кольнуло, так напомнило ей это место поляну целителей в старом лагере Грозового племени.

Мучительный стон донеся из темноты.

— Все хорошо, Пачкун, — зашептала Мотылинка. — Я привела к тебе Пепелицу.

Пепелица, прихрамывая, бросилась к больному. Она торопливо обнюхала его и осторожно прощупала лапами костлявые бока. С первого взгляда было видно, что болезнь слишком крепко впилась в тощее тело старика. Пачкун то и дело проваливался в бред, и каждое слово давалось ему с огромным трудом:

— Пепе…лица…дай…мне…уйти…с…миром, — стонал он, и голос его был похож на скрежет когтей по коре дерева.

— Лежи спокойно, старый друг, — прошептала Пепелица и строго посмотрела на Мотылинку. — Что ты ему давала?

— Жгучую крапиву от опухолей, мед с ноготками против заражения, ромашку, чтобы сбить жар и маковые зерна от боли, — скороговоркой выпалила Мотылинка. Листвичка с невольным уважением покосилась на подругу. В последний раз, когда она видела юную целительницу в деле, та смертельно перепугалась при виде захлебнувшегося оруженосца и так растерялась, что Листвичке пришлось отстранить ее и проделать всю работу самой.

— Очень хорошо, я сделала бы все то же самое, — одобрительно кивнула Пепелица. — А тысячелистник ты пробовала?

— Да, — поспешно выпалила Мотылинка. — Но его начало тошнить.

— Такое бывает, — Пепелица с болью посмотрела на корчившегося Пачкуна. — Мне очень жаль, но похоже, тут уже почти ничего нельзя сделать.

— Но ведь он так мучается! — со слезами в голосе выкрикнула Мотылинка.

— Я дам ему еще мака, — вздохнула Пепелица. — У тебя остались ноготки?

— Сколько угодно! — Мотылинка вихрем метнулась в папоротники и тут же вынырнула оттуда с полной пастью измятых желтых лепестков. Пепелица развернула свой сверток, вытащила оттуда какие-то сморщенные ягоды и принялась растирать их вместе с лепестками. Ягоды еще сохранили немного сока, поэтому их без труда удалось размять в кашицу. Пепелица добавила в получившуюся смесь маковых зернышек и придвинула снадобье Пачкуну.

— Это заглушит боль, — ласково прошептала она. — Съешь сколько сможешь.

Старый кот осторожно лизнул лекарство, и его потухшие глаза просияли, когда он узнал целебный состав.

Внезапно Листвичке показалось, будто Пепелица дала больному слишком много мака. Может быть, она хочет, чтобы тот забылся сном и, не просыпаясь, отошел к Звездному племени? В следующий миг Листвичка устыдилась своих мыслей. Пепелица всего лишь хотела облегчить страдания умирающего. Несмотря на затянувшееся молчание Звездного племени, Пепелица никогда не теряла веры и твердо знала, что звездные предки сами знают, когда призвать к себе своего воителя.

— А теперь оставьте нас, — шепотом приказала она Листвичке и Мотылинке. — Я посижу с ним, пока он будет спать.

— Он умрет? — дрожащим голоском пискнула Мотылинка.

— Еще не сейчас, — покачала головой Пепелица. — Лекарство поможет ему дождаться зова Звездного племени.

Листвичка повернулась и следом за Мотылинкой побрела через камыши на главную поляну.

— Как он? — громко окликнула их Пятнистая Звезда, как только кошки ступили в посеребренный месяцем круг поляны.

— Пепелица делает все, что может, — ответила Мотылинка.

Пятнистая Звезда кинула и молча пошла прочь.

— Я тут впервые, — призналась Листвичка, стараясь отвлечь подругу от тоскливых мыслей. — Тут очень уютно. И укрытие хорошее.

— Отличный лагерь, — дернула плечом Мотылинка.

— Понятно, почему Пятнистая Звезда не хочет его покидать, — продолжала Листвичка, стараясь, чтобы голос ее звучал как можно беспечнее. Ей до смерти хотелось узнать, с чего вдруг Пятнистая Звезда так исхудала, но когда она внимательно присмотрелась к остальным котам, которые словно тени слонялись по поляне, то поняла, что в этом племени голодает не только предводительница.

— У вас стало меньше рыбы из-за того, что река обмелела! — догадалась она.

Мотылинка обернулась и пристально посмотрела на нее.

— Да, — после долгого молчания сказала она. — Мы уже давно живем впроголодь.

— Может быть, теперь Пятнистая Звезда согласиться уйти вместе с нами? — с надеждой спросила Листвичка.

Но Мотылинка отрицательно покачала головой.

— Предводительница объявила, что мы не тронемся с места до тех пор, пока Двуногие не вторгнуться на нашу территорию. Она говорит, что даже если в реке совсем не останется рыбы, мы должны научиться охотиться на другую дичь.

«Что за глупое упрямство! — с возмущением подумала Листвичка. — Как будто Пятнистая Звезда не знает, что в лесу больше нет никакой другой дичи!» Но она не имела права осуждать чужую предводительницу в присутствии Мотылинки.

— Ты станешь прекрасной целительницей, — сказала она, неуклюже пытаясь сменить тему. — Слышала, что сказала Пепелица? Она лечила бы Пачкуна точно так же, как ты.

В следующий миг она так и подскочила от неожиданности, услышав за спиной раскатистый голос Коршуна.

— Это правда, — прорычал он. — У нашего племени будет отличная целительница, когда Пачкун отправится охотиться на Серебряный Пояс.

— Ты веришь в меня гораздо больше, чем я сама, — прошептала Мотылинка, с благодарностью глядя на брата.

— Когда ты перестанешь сомневаться в себе?! — с неожиданной горячностью напустился на нее Коршун. — Наш отец был великим воителем. Наша мать — гордая и сильная кошка. Единственное, в чем их можно упрекнуть, так это в том, что они неправильно поняли смысл преданности. Преданность для них — это прежде всего верность самим себе. Но мы с тобой не похожи на них, Мотылинка. — Он помолчал и обвел глазами залитую лунным светом поляну. — Мы понимаем, что такое преданность своему племени. У нас хватит мужества всегда следовать Воинскому закону. Верь мне, сестра. Недалек тот день, когда мы с тобой станем самыми могучими котами во всем Речном племени. И вот тогда мы заставим всех уважать себя!

Листвичке показалось, будто ее с головой окунули в ледяную зимнюю воду. Что бы ни говорил Коршун о своей верности Воинскому закону, ясно было одно — такая жажда власти и могущества до добра не доведет.

Коршун был опасен ничуть не меньше своего грозного отца.

Но Мотылинка лишь беззаботно заурчала и потерлась лбом о плечо подруги.

— Не принимай его всерьез, Листвичка. Он самый храбрый и самый преданный воитель во всем племени, просто иногда его слегка заносит.

Листвичка сморщилась, как от боли. Больше всего на свете ей хотелось бы, чтобы Мотылинка оказалась права. Но высокомерие, застывшее в ледяных глазах Коршуна не оставляло ей такой надежды. После возвращения Невидимки, Коршун перестал быть глашатаем, но Листвичка готова была поклясться собственным хвостом, что он недолго будет мириться с таким положением.

Как бы там ни было, Коршуна следовало опасаться.


Глава XI | Рассвет | Глава XIII