home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XVII

— Как же я теперь буду без него? — прошептала Мотылинка, испуганно обводя глазами целителей.

— Ты отлично справишься, — поспешила приободрить ее Пепелица. — У тебя еще будет время оплакать Пачкуна, но сейчас нам пора.

Мотылинка как-то странно посмотрела на нее, потом кивнула и побрела на главную поляну, чтобы объявить своему племени о смерти старого целителя. Пришлось ждать, пока коты Речного племени по очереди подойдут к мертвому коту и попрощаются с ним. Только после этого Листвичка смогла покинуть полянку и побежать на поиски Мотылинки.

Золотистая кошка, горестно сгорбившись, сидела под проливным дождем. Вода капала с ее повисших усов.

— Я не могу поверить в то, что его больше нет, — прошептала она, не поднимая глаз.

— Он всегда будет рядом, — ответила Листвичка. — Он теперь в Звездном племени.

— Я надеюсь, — сдержанно ответила Мотылинка.

Из кустов, отгораживающих поляну целителей от лагеря, вышла Пятнистая Звезда и, ни на кого не глядя, прямиком направилась к Огнезвезду.

— Тень и Колокольчик решили остаться в лагере вместе с вашими старейшинами, — доложила она. — Они слишком стары для путешествия и хотят, как полагается, проводить Пачкуна. Они будут до утра сидеть над его телом, а затем похоронят его.

Огнезвезд одобрительно кивнул головой.

— Мы подождем, пока вы подготовитесь к выходу.

Коршун с Ураганом вместе вышли из кустов и подошли к Листвичке с Мотылинкой. Коршун молча прижался щекой к щеке сестры, и Листвичке показалось, что его ледяной взгляд на миг потеплел.

— Я никогда не думал, что нам придется кого-то бросить, — понизив голос, произнес Ураган.

— Я чувствую то же самое, — горячо кивнула Листвичка. Она покосилась на Белоснежку с Горностайкой и вдруг с жуткой отчетливостью вспомнила Крутобока, с тоской глядящего на лес из чрева ревущего чудища.

Пятнистая Звезда вышла на середину поляны и обвела глазами свое племя.

— Все готовы?

— Мы еще не охотились! — укоризненно воскликнула какая-то королева, крепче прижимая к себе своего котенка.

— Значит, поохотимся в дороге, — отрезала Пятнистая Звезда.

Этот миг все-таки наступил. Молча, один за другим, коты потянулись к выходу из лагеря. Белоснежка и Горностайка сидели на поляне и с тоской смотрели вслед своему племени.

— Прощай, Белоснежка, — прошептала Листвичка. — Прощай, Горностайка. Доброй вам охоты.

— Доброй охоты, — проскрипела Белоснежка.

Листвичка подняла глаза к серому небу, затянутому паутиной черных ветвей. Капли дождя забарабанили по ее носу, повисли на ресницах. Она моргнула. Может быть, это Звездное племя оплакивает своих подопечных, навсегда покидающих родной лес? Листвичка хмуро опустила голову. Неужели они прощаются навсегда, и звездные предки не отправятся в изгнание вместе со своими племенами?

— Вперед, — негромко поторопил ее Огнезвезд. — Нас ждет племя.


Идти по лесу было нелегко, из-за дождя палая листва раскисла и стала скользкой, так что у котов то и дело разъезжались лапы. Речные коты сбились в кучу, стараясь держаться отдельно. Медуница трусила рядом с Листвичкой и поддерживала ее всякий раз, когда та спотыкалась. Возле опушки леса, за которой расстилалась вересковая пустошь, Листвичка почувствовала сильный запах племени Теней. Она подняла голову и сразу увидела Сумрачных котов. Мокрые и взъерошенные, они жались под деревьями, дрожа от холода и сырости.

— Мы уж думали, вы никогда не придете, — проворчал Чернозвезд, отряхивая свою промокшую насквозь шкуру.

Сумрачные коты нетерпеливо высыпали из-под деревьев. Привыкшие к своему редколесью, они чувствовали себя неуютно на территории Грозового племени, и даже Рыжинка заметно нервничала и рвалась поскорее отправиться в путь. Но Листвичке совсем не хотелось торопиться. Она вдруг почувствовала, что просто не вынесет последнего прощания с лесом.

Огнезвезд чутко уловил общее настроение. Он посмотрел на свое племя и торжественно сказал:

— Прежде чем уйти, мы должны попрощаться со всем, что было нам дорого.

Медуница невольно подошла ближе к Листвичке, а Белочка крепче прижалась к Ежевике.

— Я хочу домой! — пропищал один из Алоцветиковых малышей, тараща круглые от страха глазенки.

— Мы пойдем домой, — пообещала ему мать, робко пошевелив ушами.

И тут из-за деревьев выступила крупная кошка. Даже сквозь дождь Листвичка сразу узнала ее необычный запах и поняла, что перед ними Саша.

Мотылинка тоже узнала мать. Она со всех ног бросилась к ней, упала на землю и перекатилась на спину, словно маленький котенок. Коршун держал себя сдержаннее, но его радость выдавал покачивающийся из стороны в сторону хвост. Речные коты понимающе смотрели на брата с сестрой, зато Грозовые воины, многие из которых видели Сашу впервые, настороженно вздыбили загривки, а Сумрачные коты воинственно зашипели.

— Что она здесь делает? — громким шепотом спросила Белочка.

— Наверное, она как-то узнала о нашем уходе, — предположила Листвичка.

— Я не про это! Зачем она сюда явилась?

Саша с нежностью облизала своих детей и без тени страха приблизилась к замершим в ожидании воинам. Уголек предостерегающе зашипел, но суровый взгляд Огнезвезда напомнил ему о том, что у Грозовых котов больше нет территории, которую они должны защищать.

— Вот уж не думала, что еще раз увижу тебя, — промурлыкала Пятнистая Звезда, приветливо кивая Саше.

— Я и сама не думала, — без тени улыбки ответила дикая кошка. — Но я пришла по делу. Я хочу просить Коршуна с Мотылинкой оставить племя и уйти вместе со мной. Я видела, что Двуногие сделали с вашими домами. Здесь стало опасно оставаться, и я боюсь за своих детей.

Мотылинка опустила голову и принялась сосредоточенно разглядывать свои лапки. «Неужели она всерьез хочет покинуть свое племя?!» — ужаснулась Листвичка. Не обращая внимания на собравшихся котов, она оттеснила Сашу и пристально посмотрела на маленькую целительницу.

— Я понимаю, как тебе тяжело, но ведь ты не можешь всерьез думать об этом? — прямо спросила она.

— Я… Я не знаю, — еле слышно выдавила из себя Мотылинка.

— Ты нужна своему племени! — в ярости прошипела Листвичка и повернулась к Коршуну. — А ты почему молчишь? Ты ведь не бросишь свое племя в трудный момент?

— Вернись на место, Листвичка, — обжег ее холодный голос Огнезвезда. — Это не твое дело. Коршун и Мотылинка сами решат, как им поступить. Я тоже надеюсь, что они останутся со своим племенем, но последнее слово все равно остается за ними.

Саша выгнула спину и, сузив глаза, уставилась на Огнезвезда.

— Выходит, ты хочешь, чтобы они остались? — Внезапно ветер стих, и в наступившей тишине Саша с вызовом спросила: — Даже несмотря на то, что их отцом был ваш общий враг Звездоцап?

Коты дружно ахнули. Листвичка обвела глазами вытянувшиеся морды Речных воинов и поняла, что никто в племени даже не подозревал о происхождении Коршуна с Мотылинкой, которых они приютили и воспитали.

Мертвая тишина повисла над мокрой опушкой. Огнезвезд спокойно выдержал горящий взгляд Саши, и неторопливо ответил.

— Я хочу, чтобы они остались, именно потому что их отцом был Звездоцап.

Ежевика с силой вонзил когти в мокрую землю, а Белочка, ахнув, вытаращила глаза. Но Огнезвезд даже ухом не повел в их сторону и спокойно продолжал:

— Звездоцап был могучим бойцом и великим воителем. Коршун с Мотылинкой не раз доказывали, что унаследовали его отвагу и мужество. Сейчас Речное племя как никогда нуждается в смелых воинах, — он повернул голову, и отыскал взглядом в толпе Ежевику с Рыжинкой. — Целых три лесных племени по праву гордятся детьми Звездоцапа. Они нужны своим товарищам.

С тайнами было покончено. Теперь все лесные коты знали о том, что Звездоцап оставил после себя четверых детей, и что в трех племенах живет наследие неистового воителя. Мотылинка подняла голову и обвела глазами своих соплеменников. Коршун шагнул к сестре и грозно вздыбил загривок, давая понять, что ему плевать на чужое осуждение.

Первой заговорила Пятнистая Звезда.

— Огнезвезд прав. Речное племя дорожит своим воином и не может обойтись без целительницы.

— Но они же дети Звездоцапа! — возмущенно зашипела Первоцветик, королева Речного племени. Она смотрела на свою предводительницу с таким ужасом, будто та решила пригласить к ним в племя голодную лисицу.

— И что с того? — грозно сверкнула глазами Белочка. — Это еще не значит, что они не могут быть верны Воинскому закону!

— Коршун — один из наших лучших воинов, — веско заметил Ураган и обвел глазами своих товарищей. — Кто-нибудь из вас хоть раз упрекнул его в трусости или недостатке преданности?

— Нет, — твердо ответила Невидимка.

Пятнистая Звезда посмотрела на брата с сестрой и спросила:

— Что вы решили?

— А что тут решать? — грубовато ответил Коршун. — Я никогда не оставлю свое племя, — он исподлобья с вызовом посмотрел на своих соплеменников.

Листвичка почувствовала, что у нее мелко-мелко подрагивает хвост. Чего больше в этих словах — преданности или честолюбия? Она украдкой посмотрела на Ежевику. «Неужели два сына одного отца могут так сильно отличаться друг от друга?»

Мотылинка повернулась к матери и виновато опустила кончики ушей.

— Я тоже должна остаться со своим племенем. Теперь я стала целительницей. Я нужна племени.

Саша понимающе кивнула.

— Хорошо. Огнезвезд прав, — пробормотала она, отворачиваясь от своих детей. — Вы оба слишком похожи на своего отца.

Листвичка услышала, как за ее спиной тихо зашипела Первоцветик.

Саша тоже услышала это и смело повернулась к Речной королеве.

— Звездоцап не успел узнать об этих котятах, но он мог бы гордиться своими детьми, — она гордо подняла голову и звонко крикнула, обращаясь ко всему Речному племени: — Вы тоже должны гордиться ими, слышите?

С этими словами бродячая кошка повернулась к детям и ласково потерлась боком об их шерсть.

— Счастливого пути, мои хорошие, — шепнула она и молча скрылась под деревьями. Папоротники всколыхнулись и снова сомкнулись за ее спиной, но все три племени еще какое-то время продолжали в молчании смотреть в ту сторону, где только что скрылась бродячая кошка Саша.


Глава XVI | Рассвет | Глава XVIII