home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава I

Первым запах вересковой пустоши почувствовал Грачик. Занимался рассвет, первые лучи солнца окрасили розовым мокрую от росы траву. Грачик не произнес ни звука, но Белочка заметила, как уши его сделали стойку, а сам он словно очнулся от глухой тоски, в которой пребывал все время после гибели Ласточки.

Темно-серый оруженосец ускорил шаг, торопясь поскорее спуститься вниз по склону и нырнуть в густую траву. Белочка открыла пасть, глубоко втянула воздух, и тоже почувствовала в холодном ветре знакомый запах вереска и утесника. Она кивнула головой и вместе с Ежевикой, Ураганом и Рыжинкой помчалась вдогонку за Грачиком. Теперь уже все они чувствовали запахи пустоши, и понимали, что их длинное и трудное путешествие почти подошло к концу.

Пятеро котов молча остановились у границы территории племени Ветра. Белочка посмотрела на Ежевику, потом перевела глаза на Рыжинку, воительницу из племени Теней. Стоявший рядом с ней Ураган, серый воин из Речного племени, молча щурил глаза от ледяного ветра. Но самым жадным, самым влюбленным взглядом смотрел на свою заросшую травой родину поджарый темно-серый Грачик.

— Мы бы не вернулись сюда, если бы не Ласточка, — прошептал он.

— Она умерла славной смертью, — хрипло выдавил из себя Ураган.

Белочка невольно сморщилась от боли, прозвучавшей в его голосе. Ласточка была сестрой Урагана. Она погибла, спасая своих друзей от жуткого хищника, державшего в страхе группу горных котов, с которыми путешественники повстречались во время перехода через скалы. Эти коты называли себя Кланом Падающей Воды, потому что жили в пещере за водопадом. Они тоже поклонялись воинам-предкам, только не Звездному племени, а Клану Бесконечной Охоты. Ужасный горный кот много лун подряд истреблял клан, одного за другим похищая его воинов. Когда он в очередной раз ворвался в пещеру, храбрая Ласточка сумела оторвать от сюда острый кусок скалы и обрушить его на голову хищника. К несчастью, при этом она сама сорвалась вниз и разбилась насмерть. Теперь она покоилась на территории чужого клана, рядом с водопадом. Пусть шум падающей воды укажет ей дорогу в Звездное племя!

— Такова была ее судьба, — негромко заметила Рыжинка.

— Ее судьба была закончить путешествие вместе с нами! — в бешенстве крикнул Грачик. — Звездное племя избрало ее для того, чтобы отыскать Место-Где-Тонет-Солнце и услышать пророчество Полночи! Она не должна была умирать ради исполнения пророчества чужого клана!

Ураган подошел к Грачику и потерся щекой о его взъерошенный серый бок.

— Настоящий воин должен быть храбр и готов к самопожертвованию, — грустно напомнил он. — Этого требует от нас воинский долг. Неужели ты хотел бы, чтобы Ласточка поступила иначе?

Грачик промолчал, не сводя глаз с лилового вереска, колыхавшегося под ветром. Уши его настороженно подрагивали, словно он пытался различить в свисте ветра нежный голос Ласточки.

— Побежали!

Белочка выскочила вперед и полетела по чахлой траве, торопясь поскорее закончить долгое путешествие. Ей просто не терпелось снова увидеть своего отца, Огнезвезда. Как-то он ее встретит? При мысли об этом у Белочки даже подушечки лап зачесались от волнения.

Когда они с Ежевикой решили покинуть лес, они никому не сказали о том, куда и зачем уходят. Только Белочкина сестра Листвичка знала, что звездные предки избрали по одному коту из каждого лесного племени и отправили их на поиски Места-Где-Тонет-Солнце, чтобы исполнить пророчество Полночи. В ту пору никто из них не подозревал, что Полночь окажется старой барсучихой и что ее пророчество будет ужаснее их самых мрачных предчувствий.

Грачик помчался следом, обогнал Белочку и вырвался вперед. Он знал эту территорию гораздо лучше других, поэтому по праву должен был идти первым. Вот он нырнул в узкий проход в зарослях утесника и понесся по едва заметной кроличьей тропе. Шустрая Рыжинка юркнула за ним следом. Белочка низко нагнула голову, чтобы уберечь ушки от уколов острых колючек, и тоже побежала по тесному проходу. За спиной ее слышалось учащенное дыхание Урагана и Ежевики и громкий топот их лап по твердой земле.

Как только утесник сомкнулся вокруг Белочки, воспоминания раскинули над ее головой свои темные крылья. Она сразу подумала о кошмарах, которые вот уже несколько ночей подряд тревожили ее сон.

Снова и снова ей снилась тьма и какое-то тесное место, в котором удушливо пахло страхом. Белочка не сомневалась, что эти сны как-то связаны с ее сестрой, Листвичкой. Горячая волна тревоги прокатилась по ее телу, и Белочка в страхе рванулась к видневшемуся впереди просвету. Она вернулась домой, совсем скоро она узнает, где Листвичка и что с ней!

Только перед самым выходом из туннеля она заставила себя замедлить шаг. Через какое-то время из зарослей выскочили Ежевика с Ураганом, оба утыканные колючками, словно ежи.

— А ты, оказывается, боишься темноты? — поддразнил Ежевика, опускаясь на землю рядом с Белочкой.

— Ничего я не боюсь! — огрызнулась она.

— Тогда почему ты так припустила? — проурчал он, весело шевеля усами.

— Просто… просто хочу поскорее очутиться дома! — выпалила Белочка, делая вид, что не замечает многозначительного взгляда, которым обменялись Ежевика с Ураганом. Все трое встали и помчались за Грачиком и Рыжинкой, которые уже скрылись в море вереска.

— Как ты думаешь, что скажет Огнезвезд, когда мы расскажем ему про Полночь? — громко спросила Белочка у полосатого воина.

— Откуда мне знать? — дернул ушами Ежевика.

— Мы всего-навсего посланники, — вставил Ураган. — Мы должны только передать своим племенам волю Звездного племени — и все.

— Думаешь, они нам поверят? — повернулась к нему Белочка.

— Если верить Полночи, нам не составит большого труда убедить их, — хмуро заметил Ураган.

Белочка хотела что-то сказать, но промолчала. С каждым шагом они приближались к территории Грозового племени, и она не могла думать ни о чем другом, кроме как о возвращении домой. Белочка потрясла головой, стараясь отогнать страшные мысли о беде, нависшей над лесом. Но от слов Урагана сердце ее тревожно сжалось, и жуткое пророчество Полночи эхом зазвучало у нее в ушах: «Двуногие строят новую Гремящую Тропу. Очень скоро они явятся в лес и приведут с собой чудовищ. Деревья будут повалены, скалы раздроблены в пыль, а земля расступится под их лапами. Для котов больше не будет места. Если останетесь, чудовища растопчут вас, либо вы умрете с голоду, потому что в лесу больше не будет дичи. И самого леса тоже не будет».

У Белочки даже в животе заурчало от страха. «Что если они опоздали? Вдруг у них больше нет дома и им некуда возвращаться?»

Белочка беспомощно огляделась и, чтобы успокоиться, повторила про себя окончание пророчества Полночи: «Но вы не останетесь без провожатого. Вернувшись, встаньте на скалу, и когда над вашей головой загорится Серебряный Пояс, умирающий воин укажет вам путь».

Белочка перевела дух. Надежда все-таки оставалась. Но сначала нужно вернуться домой.

— Я чувствую запах воинов Ветра! Тревожный крик Ежевики вернул Белочку на вересковую пустошь.

— Нужно как можно скорее догнать Грачика с Рыжинкой! — выдохнула она. Привычка встречать опасность плечом к плечу с друзьями настолько глубоко вошла в ее кровь, что она даже не подумала о том, что Грачик сам принадлежит к племени Ветра, а значит, встреча с соплеменниками не может представлять для него никакой опасности.

Не раздумывая, Белочка сорвалась с места, вылетела на небольшой просвет в море вереска и едва не врезалась в костлявого оруженосца из племени Ветра. Остановившись, она во все глаза уставилась на маленького воителя.

Это был совсем юный котенок, на первый взгляд едва вышедший из детской. Выгнув дугой спину, он воинственно топорщил свою редкую шерстку, не сводя глаз с Грачика и Рыжинки, которые по сравнению с ним казались настоящими великанами. Увидев вылетевшую из кустов Белочку, малыш вздрогнул, но не тронулся с места.

— Я так и понял, что учуял лазутчиков! — негодующе прошипел он.

Белочка сощурила глаза, пряча улыбку. Неужели этот жалкий клочок шерсти в самом деле решил вступить в бой с тремя взрослыми котами? Грачик с Рыжинкой ласково смотрели на малыша.

— Ты ведь Совушка, правда? — радостно воскликнул Грачик. — Ты меня узнаешь?

Оруженосец склонил голову к плечу и разинул пасть, чтобы как следует обнюхать незнакомого кота.

— Я Грачик! Что ты здесь делаешь, Совушка? Почему ты убежал из детской?

Маленький котенок возмущенно дернул ушами и зашипел:

— Я теперь Совенок! Я оруженосец, вот!

— Да что ты болтаешь! — рассердился Грачик. — Никакой ты не оруженосец! Будто я не знаю, что тебе еще не исполнилось шести лун!

— Подумаешь! — надменно усмехнулся котенок и добавил: — А вот ты никакой не Грачик, ясно? Грачик сбежал.

Несмотря на свои грозные слова, малыш все-таки расслабил мышцы, опустил спину и даже осторожно приблизился к Грачику, который спокойно дал себя обнюхать.

— Ты очень странно пахнешь, — заключил котенок.

— Мы путешествовали и прошли очень долгий путь, — пояснил Грачик. — Но теперь вернулись, и я должен немедленно поговорить со Звездным Лучом.

— Кому это тут понадобилось говорить со Звездным Лучом?! — раздался воинственный крик, заставивший Белочку подскочить от неожиданности.

Обернувшись, она увидела воина Ветра, который решительно прокладывал себе дорогу сквозь вереск, высоко поднимая лапы, чтобы не уколоться о плети утесника. За ним следовали еще двое. Белочка в страхе уставилась на них. Воины Ветра были такими худыми, что их ребра просвечивали сквозь шерсть. Как давно они ели в последний раз?

— Это я! Я, Грачик! — завопил оруженосец, радостно покачивая кончиком хвоста. — Неужели ты не узнал меня, Паутинник?!

— Узнал, как не узнать, — безучастно ответил костлявый воин. Такое неприкрытое равнодушие звучало в его голосе, что Белочка с невольным сочувствием покосилась на Грачика. Что и говорить, они совсем не так представляли себе возвращение домой! Что же будет, когда Грачик сообщит соплеменникам страшное пророчество Полночи?

— Мы думали, ты умер, — глухо произнес Паутинник.

— А я живой, — растерянно улыбнулся Грачик. — Как дела в племени? Все в порядке?

Вместо ответа Паутинник вдруг сощурил глаза и с неприязнью покосился на товарищей Грачика.

— Это еще кто такие? Что они делают на нашей территории?

— Они путешествовали вместе со мной! — торопливо пояснил темно-серый оруженосец. — Это долгая история, но я все объясню Звездному Лучу!

Слова Грачика не произвели никакого впечатления на Паутинника, казалось, он их даже не слышал. Он продолжал с какой-то упрямой враждебностью смотреть на Белочку и ее друзей, а потом еле слышно прошипел:

— Скажи им, чтобы убирались с нашей территории! Они не имеют права находиться здесь.

Белочка смерила взглядом Паутинника и невольно подумала, что тот вряд ли сможет что-нибудь сделать, если они вдруг решат остаться. Однако Ежевика молча вышел вперед и поклонился воину Ветра.

— Мы уже уходим, — спокойно произнес он.

— Очень нам надо тут у вас торчать! Мы должны поскорее вернуться в свои племена! — выскочила вперед Белочка и тут же осеклась, поймав суровый взгляд Ежевики.

— В таком случае, советую вам поторопиться, — неприязненно прошипел Паутинник и снова обернулся к Грачику. — Пошли! — буркнул он. — Я отведу тебя к Звездному Лучу, — с этими словами он повернулся и побрел к противоположному краю поляны.

Грачик неуверенно пошевелил хвостом.

— Но… но ведь наш лагерь в той стороне! — пробормотал он, обернувшись в другую сторону.

— Мы теперь живем в старых кроличьих норах, — не оборачиваясь, бросил Паутинник.

Растерянность и страх промелькнули в желтых глазах Грачика.

— Наше племя… перешло на новое место?

— На время, — угрюмо отозвался Паутинник.

Грачик покорно кивнул, хотя Белочка ясно видела, что тысячи вопросов так и вертятся у него на языке.

— Подождите меня немножко! — попросил Грачик. — Можно мне только попрощаться с друзьями?

— С друзьями?! — удивленно переспросил до сих пор молчавший бледно-бурый кот. — Быстро же ты променял преданность племени на дружбу чужаков!

— Это не так! — воскликнул Грачик. — Просто мы вместе путешествовали… Мы больше месяца были вместе!

Воины Ветра недоверчиво переглянулись, но ничего не сказали. Грачик подошел к Рыжинке и ласково ткнулся носом в ее бок. Потом он дружески потерся боком о шерсть Урагана и Ежевики, а когда напоследок повернулся к Белочке, та даже слегка растерялась, увидев искреннюю грусть в его глазах. С самого начала путешествия Грачик был самым недружелюбным и ершистым членом их маленького отряда, но, видимо, пережитые вместе испытания все-таки сплотили их воедино.

— Нам придется встретиться еще раз, — напомнил Ежевика, слегка понизив голос, чтобы его не услышали патрульные племени Ветра. — У скалы Совета, как сказала Полночь. Нужно найти умирающего воина и узнать, что делать дальше, — он едва заметно пошевелил хвостом. — Я уже вижу, что будет не так-то просто убедить наши племена довериться пророчеству Полночи. Какой предводитель поверит в то, что должен покинуть лес вместе со своим племенем! Но если мы своими глазами увидим умирающего воина…

— Так давайте приведем предводителей к скале! — предложила Белочка. — Пусть сами увидят умирающего воина, и поймут, что мы говорим правду!

— Боюсь, Пятнистая Звезда никогда на это не согласится, — вздохнул Ураган.

— И наш Чернозвезд тоже, — уныло кивнула Рыжинка. — Полнолуние уже миновало, а вместе с ним и время Священного перемирия.

— Но ведь это так важно! — не унималась Белочка. — Они обязаны прийти! Ради своих племен…

— Давайте попробуем, — согласился Ежевика. — Белочка права. Это лучший способ убедить их в том, что мы говорим правду.

— Решено, — буркнул Грачик. — Значит, встречаемся сегодня у Четырех Деревьев — одни или с предводителями, это уж как получится.

— У Четырех Деревьев?!

Белочка даже подпрыгнула от неожиданности, услышав дикий мяв Паутинника. По всей видимости, воин Ветра все-таки подслушал их разговор. На миг рыжая ученица почувствовала укол вины, хотя прекрасно знала, что они никак не изменили своим племенам, договариваясь о ночной встрече на Священной поляне. Совсем наоборот, они хотели как лучше… Но тощий воин, по всей видимости, имел в виду что-то совсем другое.

— Вы не можете встретиться у Четырех Деревьев, — ощерился он. — Их больше нет!

Кровь застыла в жилах у Белочки.

— Что… что ты такое говоришь? — первой вышла из оцепенения Рыжинка.

— Две ночи тому назад на глазах у всех четырех племен Двуногие убили Четыре Дерева, — мрачно произнес Паутинник. — Это было в ночь полнолуния, в ночь Совета. Двуногие и их чудовища свалили дубы под корень.

— Свалили дубы? — беспомощно переспросила Белочка.

— Ты слышала, что я сказал? — рявкнул Паутинник. — Но если ты такая мышеголовая, что не понимаешь слов, можешь сходить и убедиться своими глазами!

Белочка снова почувствовала безумное желание поскорее очутиться дома, увидеть родителей и Листвичку, убедиться, что с ними все в порядке. Она вскочила и нетерпеливо поскребла когтями по земле, готовая в любой миг сорваться с места. По всей видимости, остальные почувствовали то же самое — Ураган взволнованно переминался с лапы на лапу, а Ежевика повернул голову в сторону леса.

Грачик посмотрел на своих соплеменников и снова повернулся к друзьям.

— Все к лучшему, — негромко проговорил он. — Я думаю, сегодня ночью мы все равно должны встретиться. Пусть священных дубов больше нет, но поляна-то осталась! — когда Ежевика с Ураганом утвердительно кивнули ему в ответ, он повернулся и скрылся в вереске следом за Паутинником.

Как только воины Ветра скрылись из глаз, Ежевика поднял голову и снова понюхал воздух.

— Пошли, — скомандовал он. — Пойдем по старой барсучьей тропе прямо к реке. Рыжинка, тебе лучше вместе с нами дойти до границы племени Ветра.

— Но я гораздо быстрее доберусь до дому, если пойду мимо Гремящей тропы! — возразила его сестра.

— Безопаснее держаться вместе, пока не выберемся с пустоши, — поддержал друга Ураган. — Если ты пойдешь одна, на тебя могут напасть воины Ветра.

— Не очень-то я их боюсь, — пренебрежительно прошипела Рыжинка. — Если они все такие, как давешние патрульные, то я раскидаю их одной лапой.

— Зачем доводить дело до столкновения? — нахмурился Ежевика. — Разве мы за этим вернулись домой? Никто в лесу еще не знает о нашем возвращении, не говоря уже о том, какое известие мы принесли. Дело касается всех лесных племен, хотят они этого или нет.

— Кроме того, мы пока не знаем, что Двуногие успели тут натворить за время нашего отсутствия, — вставил Ураган. — Вдруг нарвемся на чудовище? Лучше по возможности держаться вместе.

Несколько мгновений Рыжинка недовольно смотрела на друзей, потом нехотя кивнула.

Белочка с облегчением перевела дух. На самом деле ей совсем не хотелось расставаться с друзьями, и она готова была до бесконечности оттягивать миг прощания.

Ежевика снова двинулся через пустошь, остальные последовали за ним. Они бежали в густых зарослях травы, и тихое осеннее солнце едва заметно припекало их спины. Все четверо молчали, и Белочка чувствовала, что после встречи с воинами Ветра настроение у них испортилось, словно туча наползла на ясное небо. Покинув горы, они мечтали только о том, как бы поскорее добраться до леса и вновь очутиться дома.

Белочка украдкой подумала, что, может быть, гораздо проще вечно скитаться по миру, чем явиться в свои племена и заявить, что коты должны покинуть лес, если не хотят погибнуть ужасной смертью. Да еще этот умирающий воин… Интересно, что бы это могло означать?

Удушливый смрад чудовищ сообщил о близости границы. За всю дорогу друзья ни разу не встретили ни следа, ни запаха добычи — в небе не было ни одной птицы, а из моря вереска больше не пахло крольчатиной. На территории племени Ветра охота никогда не была легкой, однако даже здесь опытный глаз и нюх всегда мог найти следы дичи в траве и на песчаной земле. Сейчас пустошь будто вымерла. Смолк даже стрекот многочисленных насекомых.

Четверо котов молча взобрались на земляной склон, и Белочка судорожно сглотнула, подавляя тошноту. Смрад чудовищ стал почти невыносимым. Она глубоко вдохнула и со страхом посмотрела вниз. Огромный ломоть земли был отрезан от пустоши. Когда коты отправлялись в путь, здесь была зеленая долина, теперь на ее месте громоздились кучи бурой и сероватой земли. Вдалеке по равнине сновали чудища. Они жадно переворачивали землю своими тяжелыми лапами, оставляя за собой борозды бесполезной мертвой глины.

Дрожь пробежала по телу Белочки.

— Теперь я понимаю, зачем воины Ветра перебрались в кроличьи норы! Двуногие разрушили их лагерь! — прошептала она.

— Они разрушили все, — выдохнул Ежевика.

— Давайте поскорее уйдем отсюда, — еле слышно прошипела Рыжинка. В голосе ее было столько злобы, что Белочка невольно обернулась и увидела, как Сумрачная воительница, выпустив когти, рвет уцелевшую под лапами траву.

Ежевика, не трогаясь с места, смотрел на изуродованную долину.

— Просто глазам своим не верю… Как они смогли столько всего уничтожить!

У Белочки перехватило горло. Видеть горе Ежевики было для нее не менее мучительно, чем смотреть на развороченную пустошь.

— Пойдем, — умоляюще выдавила она из себя. — Надо поскорее добраться до дома и узнать, как там наши.

Ежевика обратил к ней невидящий взгляд и молча кивнул. Плечи его устало сгорбились, словно не могли выдержать тяжести известия, которое они принесли домой. Не говоря ни слова, он устремился вниз по склону и побежал, стараясь держаться подальше от чудовищ.

Вытянувшись цепочкой, друзья понеслись по рыхлой борозде развороченной земли. К счастью, осенние холода сделали глину твердой, как покрытие на Гремящей тропе. В дождливую пору такая земля превратится в липкое бурое месиво, в котором запросто могут утонуть котята и по которому даже самые длиннолапые коты не смогут пройти, не испачкав живота.

Когда посланники добрались до границы племени Ветра, где земля начинала круто спускаться в сторону леса, Рыжинка замедлила бег и остановилась.

— Тут я вас оставлю, — сообщила она, и хотя голос ее прозвучал, как всегда, спокойно, глаза смотрели грустно. — Встретимся у Четырех Деревьев, что бы ни сделали с ними Двуногие, — напомнила она.

— Удачи тебе в разговоре с Чернозвездом, — пожелал Ежевика и ласково потерся подбородком о щеку сестры.

— Я не нуждаюсь в удаче, — буркнула Рыжинка. — Я передам ему пророчество Полночи и сделаю все, что в моих силах, чтобы убедить прийти к Четырем Деревьям. Отныне наше дело перестало быть только нашим. Мы обязаны спасти свои племена.

Ее уверенность мгновенно передалась Белочке. Она с нетерпением посмотрела вслед Рыжинке, удалявшейся в сторону границы с племенем Теней, и крикнула ей вслед:

— Мы тоже постараемся убедить Огнезвезда!

Вскоре трава под кошачьими лапами стала гораздо мягче, а еще через несколько шагов впереди показалась граница Речного племени. Потянув носом, Белочка почуяла запах пограничных меток, а потом услышала далекий грохот воды, кипящей в ущелье. Территория Речного племени начиналась на другой стороне обрыва, сразу за оврагом, и попасть на нее можно было по мосту Двуногих.

Ежевика остановился, чтобы попрощаться с Ураганом, но тот поднял на него глаза и сказал:

— Я пойду с вами в лагерь Грозового племени.

— Пойдешь с нами? — растерялась Белочка. — Но зачем?!

— Я должен рассказать отцу о гибели Ласточки, — негромко ответил серый кот.

— Мы сами ему расскажем, — торопливо предложила Белочка, стремясь избавить друга от лишней боли. Она знала, что смерть дочери будет страшным ударом для Крутобока, глашатая Грозового племени. Когда-то давно, Крутобок, в то время еще юный Грозовой воин, влюбился в красавицу Серебрянку из Речного племени. Серебрянка умерла, оставив после себя двоих детей — Урагана и Ласточку. Несмотря на то, что брат с сестрой выросли в Речном племени, они знали всю правду о своем отце и очень его любили. Ураган медленно покачал головой.

— Однажды он уже потерял нашу мать, — глухо ответил он. — Он должен узнать о смерти Ласточки от меня.

Ежевика понимающе кивнул.

— Значит, пойдем вместе.

Трое котов молча повернули в сторону от ущелья и стали спускаться вниз, к деревьям. Шерсть у Белочки искрилась от предвкушения скорой встречи, она жадно вдыхала запах прелой листвы. Они были почти дома! Незаметно для себя она потихоньку ускоряла шаг, и вскоре уже неслась по мягкому лесному ковру. Ежевика поравнялся с ней и помчался рядом.

Но не счастье от возвращения в родной лес и не предвкушение радостной встречи гнали Белочку в сторону лагеря. Что-то властно тянуло ее домой — и это что-то было гораздо сильнее желания убедиться в том, что Грозовое племя благополучно пережило наступление Двуногих и их чудищ. Жуткие кошмары, мучившие Белочку по ночам, вдруг ожили в ее душе и тревожным криком ястреба ударили в сердце. Она уже знала, что случилась беда. Ужасная беда!


Пролог | Рассвет | Глава II