home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XXI

Пронзительный ветер обрушился на котов, когда они ступили на узкую тропинку, ведущую к вершинам гор. Небо затянули тяжелые тучи, их края тускло желтели, предвещая скорый снегопад.

Ежевика с Ураганом вели котов по краю горной долины. Выросшая в лесу, Листвичка даже представить себе не могла, что на свете могут быть такие места. Деревьев тут почти не было, если не считать искривленных уродливых стволов, крепко цеплявшихся корнями за гладкий камень. С первого взгляда было ясно, что никакая дичь не может жить в таком пустынном месте. Хуже всего приходилось воинам Ветра. Многомесячный голод истощил их, а поредевшая шерсть не давала никакой защиты от пронизывающего холода. Но воины Ветра молча брели вперед, низко опустив головы. Звездный Луч казался легким и хрупким, как сухой лист, и уже постоянно опирался на Одноуса, который ни на шаг не отходил от своего предводителя. Племя Теней выглядело крепче, но глаза их смотрели устало. Речные воины тоже сильно сдали за время похода. Их когда-то лоснящиеся шкуры давно потускнели, а былая сытость превратилась в полузабытую легенду, сродни воспоминаниям о тех далеких временах, когда у всех четырех племен было вдоволь еды.

Один из Алоцветиковых котят посмотрел на горные пики и так вытаращил глаза, что стал похож на маленького совенка.

— Мы что, правда туда полезем?

— Да, — равнодушно ответила мать.

Росинка вдруг остановилась, с трудом подняла негнущуюся лапу и провела языком по подушечке.

— Что с тобой? — спросила старуху Листвичка и вдруг увидела кровь, струившуюся у нее между когтей. Листвичка посмотрела вперед и окликнула сестру: — Белочка!

Та стремительно обернулась.

— Нельзя ли нам остановиться? Росинка поранила лапу, нужно наложить повязку.

— Сейчас я передам Огнезвезду! — махнула хвостом Белочка.

— Тебе что-нибудь нужно? — поинтересовался Ежевика.

— Паутина нужна и чистотел бы не помешал, — вздохнула Листвичка, уныло оглядываясь по сторонам. Разве в этих камнях можно найти хоть что-нибудь живое?

Бурый, семенивший в самом центре цепочки, вскинул голову и громко крикнул:

— Не переживай, попробуем что-нибудь найти.

Он пошептался со своими соседями, и вскоре воины всех четырех племен бросились во все стороны и скрылись среди камней.

Листвичка внимательно осмотрела старухину лапу.

— Нужно держать лапу в чистоте, — велела она. — Но если ты будешь постоянно облизывать ранку, она у тебя никогда не затянется.

Корявый протиснулся к ним и зорко посмотрел на Росинку.

— Что тут стряслось?

— Просто натерла лапу, — процедила Росинка.

— Это подойдет? — спросила Ржавница, подбегая к ним с полной пастью каких-то листьев.

Листвичка тщательно обнюхала их. Запах был совершенно незнакомый. Она лизнула лист, потом осторожно откусила кусочек. Листья были горькие, но вяжущий привкус чем-то напоминал чистотел.

— Думаю, подойдет, — решила она и посмотрела на старшего целителя. — Как ты думаешь, стоит попробовать?

Корявый недоверчиво обнюхал лист.

— Запах напоминает мне какое-то растение из тех, что росли у нас на пустоши.

— Давайте рискнем, — с усилием улыбнулась Росинка. — Если поможет, вы будете и дальше использовать эти листья. Я скажу вам, если вдруг сильнее разболится.

Листвичка разжевала листок, выплюнула зеленую кашицу на Росинкину лапу и тут же испуганно отпрянула, потому что старая кошка зашипела от боли.

— Нет-нет, ничего, — просипела старуха. — Просто щиплет немного. Мажь, я потерплю.

Вскоре к целителям подбежала Мотылинка с мотком белой паутины на передней лапе.

— Ой, какая ты умница! — просияла Листвичка. Она осторожно сняла с мотылинкиной лапы тонкие белые нити и наложила их на распухшую лапу старухи. — Будь внимательна, Росинка. Если начнет дергать, сразу скажи мне, слышишь?

— Обязательно, — кивнула Росинка и осторожно опустила лапу на землю. — А что, совсем неплохо, — довольно заметила она.

Ежевика занял свое место во главе колонны, и коты снова двинулись в путь. Белочка, опустив голову, быстро семенила рядом с Листвичкой.

— Так значит, вы этим путем возвращались домой? — помолчав, спросила Листвичка.

— Мы… Кажется, да, — пробормотала Белочка.

Листвичка удивленно покосилась на сестру. Что происходит? Коты-путешественники уверяли, что им знаком путь через горы. Но если так, то Белочка тоже должна его помнить! Листвичка посмотрела вперед, туда, где долина сужалась, превращаясь в узкий проход между скалами.

— Ты не узнаешь места?

— Тут все выглядит как-то по-другому. Понимаешь, в прошлый раз нас вел Клан, поэтому я не очень запомнила дорогу.

Листвичка судорожно сглотнула. Интересно, повстречают ли они в горах воителей из Клана Падающей Воды? Белочка рассказывала, что эти странные коты нарочно покрывают себя грязью, живут среди камней и льда и верят в каких-то своих охотников.

Чем выше в горы взбирались коты, тем увереннее становился Ураган. Он перепрыгивал с камня на камень с ловкостью и сноровкой, удивительной для Речного кота, привыкшего к лесу и реке. Даже серая шерсть его казалась какой-то страшно уместной в этом краю сплошного серого камня.


Казалось, восхождению не будет конца. Выступы становились все круче и круче, но горные пики по-прежнему упирались в небо. Росинкина лапа совсем поджила, и Листвичка всю дорогу высматривала целебные листья, которыми она вылечила рану.

— Ты уверена, что мы идем туда, куда надо? — шепотом спросила ее Медуница. — Что-то тропинка больно узкая.

Она была права. Дорожка, по которой они поднимались, вилась над бездонной пропастью. С одной стороны гора резко обрывалась вниз, с другой — отвесно вздымалась вверх. Свирепый ветер мчался над тропинкой, словно вода по дну оврага. Листвичка прищурила глаза от ледяного вихря и молча уставилась прямо перед собой.

Тропинка была так узка, что идти приходилось по одному, поэтому коты длинной вереницей растянулись над пропастью.

— Возьмите котят в зубы! — крикнул Огнезвезд, и его голос гулким эхом отлетел от каменных стен ущелья.

Узкий выступ обвивал гору и поднимался вверх, превращаясь в тесный проход между двумя вершинами. Горное эхо многократно повторяло шорох мелких камней под кошачьими лапами и шелест песка, сыпавшегося в бездонную тьму ущелья. Листвичка изо всех сил жалась поближе к горе, сердце ее то и дело замирало от страха. Прерывистое дыхание Медуницы обжигало ее задние лапы.

Внезапно впереди послышался оглушительный грохот, и огромный обломок скалы, крутясь, полетел в пропасть. Зияющая яма разверзлась прямо посреди тропинки, и серая Дымушка, маленькая ученица племени Теней, с криком рухнула вниз. Какое-то время она отчаянно цеплялась за край провала, судорожно царапая когтями по камню. Ржавница, глашатая племени Теней, бросилась к ней, но под ее тяжестью камни просели еще сильнее, и кусок скалы, за который цеплялась Дымушка, оторвался и обрушился в пропасть. Ржавница в панике отскочила назад, и это спасло ей жизнь. Серая ученица, кувыркаясь в воздухе, полетела вниз и скрылась в темноте.

Одна из Сумрачных королев в отчаянии наклонилась над провалом и закричала:

— Моя дочь!

— Назад! — рявкнул Ураган и, рыбкой скользнув вдоль тропинки, оттащил обезумевшую мать от провала.

Коты, оцепенев от ужаса, смотрели вниз, а Листвичка беззвучно воззвала к Звездному племени, умоляя их поскорее забрать к себе маленькую Дымушку. Чернозвезд мрачно заглянул вниз.

— Мы ничем не можем ей помочь, — обронил он и выпрямился. — Нужно идти дальше.

— Неужели мы бросим ее? — со слезами выкрикнула королева.

— Она разбилась насмерть, — вздохнул Чернозвезд. — И мы не можем подобрать ее тело, — он потерся щекой о бок королевы и тихо добавил: — Мне очень жаль, Чернокрылка. Но знай, что наше племя никогда не забудет Дымушку.

Коты снова двинулись в путь. Глаза их погасли, взгляды были полны страха и печали. Они так тесно прижимались к горе, что царапали себе бока. Зияющий провал разделил вереницу котов на две неравные части. К счастью, Долгохвост вместе с несколькими Речными котами успел миновать опасное место и теперь стоял на другой стороне пролома. Листвичка невольно поежилась при мысли о том, что в противном случае слепому коту пришлось бы наугад прыгать через пропасть.

Ураган присел на краю пролома и крепко вцепился когтями в камень.

— Вперед! — крикнул он Куничке, рыжему оруженосцу из племени Ветра. — Здесь безопасно, видишь, как я спокойно сижу? Ты запросто перепрыгнешь.

Но Куничка, словно оцепенев, смотрел вниз.

— Ты заставляешь других мерзнуть на ветру, — прикрикнул на него Ураган. — Быстро прыгай!

Куничка поднял глаза и моргнул. Потом присел, перенес вес на задние лапы, вытянул передние — и легко перелетел через провал. Ураган ловко поймал его за загривок и, рыча от напряжения, втянул на камень. Потом дружелюбно пихнул носом, отправляя на тропинку, и обернулся к следующему коту.

— Мои детки не смогут перепрыгнуть! — завизжала Алоцветик, испуганно пятясь от пропасти.

— Ты можешь передать их мне? — спокойно спросил Ураган.

Алоцветик прижала уши и замотала головой.

— Нет! Это слишком далеко!

— Я возьму их, — буркнул Грачик.

Он осторожно протиснулся мимо Урагана, перепрыгнул через провал и приземлился возле Алоцветика. Королева в ужасе смотрела на чужого оруженосца.

— Успокойся, я их не уроню, — пообещал Грачик. Он схватил в зубы самого маленького котенка и подошел к краю провала. Котенок отчаянно мяукал и брыкался, его тоненький писк эхом разносился по ущелью. Остановившимся от страха взглядом Алоцветик смотрела, как Грачик приседает на задние лапы, отталкивается и прыгает. Мелкие камни водопадом посыпались из-под лап оруженосца, когда он приземлился возле Урагана, но Грачик сумел устоять на лапах. Листвичка восторженно ахнула.

— Смотри, чтобы он не сбежал, — бросил Грачик Урагану, осторожно опуская котенка на землю. Потом развернулся и прыгнул за следующим.

Когда все три малыша очутились в безопасности, Алоцветик с легкостью перемахнула через провал.

— Спасибо тебе, — прошептала она Грачику и с нежностью приласкала каждого своего котенка, прежде чем подтолкнуть их на тропинку.

— Давай займемся остальными, — сказал Грачик Урагану. — Я буду помогать с той стороны, а ты лови их с этой.

Когда очередь дошла до Листвички, у нее от страха подогнулись лапы.

— Все будет хорошо, — шепнул Грачик. — Это гораздо проще, чем кажется.

Листвичка почувствовала на своем ухе его теплое дыхание, и постаралась забыть о зияющей бездне. Она знала, что у себя дома, на мягкой траве, она запросто прыгнула бы гораздо дальше. Но сейчас бездонный провал казался ей черной рекой, которая вот-вот унесет ее вниз, вниз, вниз…

— Не смей думать об этом! — рявкнул Ураган.

Листвичка вытаращила глаза и почувствовала под лапами острый край провала. «Звездное племя, помоги мне!» Она присела, прыгнула и с такой силой ударилась о противоположный край, что даже лапы загудели.

— Отлично! — пробасил Ураган.

Листвичка обернулась, увидела приготовившуюся к прыжку Медуницу и поскорее отошла подальше от края. Медуница приземлилась слишком близко к провалу, но Листвичка вовремя схватила ее зубами за шиворот и оттащила в безопасное место.

— С-спасибо, — заикаясь, пропыхтела подруга.

— Не за что, — пробурчала Листвичка, выплевывая клок крапчатой шерсти.

— Не стойте здесь, догоняйте остальных, — прикрикнул на них Ураган.

Кошки быстро побежали вверх по склону. Алоцветик уже скрылась в узком ущелье между горами, и Листвичка юркнула следом за ней, торопясь как можно дальше отойти от жуткого места.

Проход вывел их в небольшую горную долину у подножия нового горного кряжа. С одной стороны высилась огромная гора, верхушка которой терялась в тучах, зато с другой стороны склон был более пологим, и между камней пробивались редкие кустики чахлой травы и вереска. Коты, словно тени, рассыпались среди камней. Пепелица деловито сновала между ними, осматривая каждого.

У Листвички заурчало в животе. Хорошо бы в этих расщелинах и пещерках водилась какая-нибудь живность! С тех пор, как они вошли в горы, еды стало совсем мало. Богатые дичью поля на территории Двуногих остались далеко позади.

— Кажется, кое-кто уже отправился на охоту, — заметила Медуница. В самом деле Рыжинка собрала небольшой отряд и повела его в долину. Чернозвезд вместе с двумя другими Сумрачными воинами направился в сторону скалистого склона.

— Листвичка! Медуница!

Услышав голос отца, Листвичка мгновенно сорвалась с места и понеслась на зов.

— Ежевика собирает охотников, — объявил Огнезвезд. — Бегите к нему.

— Разве я не должна помогать Пепелице? — удивилась Листвичка.

Огнезвезд посмотрел на целительницу и покачал головой.

— Раненых у нас нет, больных тоже, только несколько котов до сих пор не могут оправиться от испуга. Пепелица сказала, что сама справится.

— Ладно, — кивнула Листвичка и вместе с Медуницей бросилась к Ежевике.

— Как чувствует себя Березовик? — поинтересовалась она, пробегая мимо Тростинки.

— Отлично, — улыбнулась королева и посмотрела на небо. — Но если пойдет снег…

При виде Листвички Березовик прищурил глазенки и вдруг заплакал:

— Почему Коди не пошла вместе с нами? Это ты ее прогнала, да?

Листвичка удивленно повела ушами.

— Нет, что ты! Просто у нее есть свой дом, вот она и ушла.

— Она была такая хорошая! Мне с ней было весело!

— Когда мы доберемся до своего нового дома, милый, тебе опять будет весело, — ласково проурчала Тростинка.

— Если доберемся, — процедила Медуница и отошла от них.

— Разумеется, доберемся, — сказала Листвичка, нагоняя ее. «Хорошо бы еще самой хоть немножко в это верить!» — мрачно подумала она про себя.

Завидев их, Белочка быстро кивнула и прошептала:

— Ежевика сейчас покажет вам, как охотятся коты в горном клане. Думаю, их приемы могут нам пригодиться.

— Запомните главное — во время охоты в горах умение оставаться неподвижным гораздо важнее проворности, — говорил Ежевика, обращаясь к сидевшим перед ним котам.

— Но мы не горные коты, и живем не кланом, а племенем! — возразил Сероус. — С какой стати мы должны подражать чужакам?

— С такой, что мы не в лесу, а в горах, — взорвался Ежевика. — Если ты не научишься сливаться с местностью, дичь сразу тебя заметит. Здесь нужно уметь ждать и подолгу оставаться неподвижным. Только тогда дичь осмелеет и подойдет ближе.

— Как же, станет она сама подходить к охотнику! — недоверчиво фыркнула Медуница.

— Я рассказываю вам то, чему меня научили горные коты! — сверкнул глазами Ежевика. — Если не хотите голодать, вам придется охотиться по-новому, — он раздраженно махнул хвостом. — Иди сюда, Паучок, ты пойдешь со мной. Белочка, ты отправляешься с Сероусом, а вы обе, — он посмотрел на Листвичку с Медуницей, — будете охотиться вместе.

— Где нам охотиться? — уточнила Листвичка, опасливо обводя глазами долину, с ее многочисленными каменными склонами и тенистыми расщелинами. Внезапно она с дрожью подумала об огромном хищном коте, которого убила Ласточка. — Здесь безопасно?

— Безопасно, если вести себя с умом, — устало ответил Ежевика и махнул хвостом в сторону зазубренного каменного выступа, нависшего над их головами. — Для начала попробуйте там.

Медуница кивнула и принялась карабкаться вверх по склону. Струйки песка и мелких камней посыпались из-под ее лап на головы стоявших внизу котов. Листвичка брезгливо отряхнула шерсть и полезла следом за подругой. Измученные лапы ныли от усталости, но она упорно лезла вверх, пока не очутилась на карнизе.

Медуница еле заметно качнула хвостом, приказывая ей замереть, и Листвичка мгновенно почувствовала знакомый мышиный запах. Она присела возле Медуницы и уставилась на кустик жесткой травы, торчавший из трещины в каменном выступе. «Оставайтесь неподвижными!» — советовал Ежевика, но где взять столько терпения, когда в животе сосет от голода?

Когда заросли зашевелились, Медуница медленно поползла вперед. Внезапно трава расступились, мышка выскочила на открытое пространство и помчалась в сторону трещины в скале. Медуница прыгнула — и перелетела через край выступа.

«Великое Звездное племя! Нет!» Перед глазами Листвички промелькнуло крошечное тельце Дымушки, исчезающее в темной пасти провала. На слабеющих лапах она подошла к краю и посмотрела вниз. К счастью, Медуница пока что была жива. Воя от страха, она кубарем катилась вниз по склону. В следующий миг она с размаху врезалась в колючий куст боярышника, который содрогнулся от удара, но остановил ее дальнейшее падение.

— Медуница! — закричала Листвичка. — Ты цела?

Грозовая кошка подняла голову, глаза ее были огромными и круглыми от страха.

— Кажется, да, — пролепетала она. — Только лапы поцарапала, — она выбралась из куста и начала снова подниматься на склон.

Из-за камня выскочил Ежевика, напуганный потоком камней, обрушенных падением Медуницы.

— Что тут у вас случилось?

— Ничего! — слегка заикаясь от пережитого страха, ответила Медуница. — Я просто немного поскользнулась.

— Нужно под ноги смотреть, — прошипел Ежевика и вдруг, резко остановившись, уставился куда-то за спину Листвички.

— Что там?! — обмирая от страха, обернулась Листвичка и даже покачнулась от облегчения. Ежевика всего-навсего заметил мышку, которая с любопытством выглядывала из трещины в скале.

— Замри, — шепотом приказал полосатый воин.

— Да я ее одним прыжком накрою! — возмутилась успевшая подняться к ним Медуница.

— Стой, где стоишь, — прорычал Ежевика.

И тут Листвичка услышала над головой негромкое хлопанье крыльев. Подняв голову, она заметила, что прямо над их головами кружит какая-то здоровенная коричневая птица. Листвичка судорожно сглотнула и сжалась в комок. Кого высматривает эта хищница — их или мышку?

В следующий миг орел сложил крылья и беззвучно, словно звездный воин, полетел прямо на них.

— Если нам повезет, — еле слышно проговорил Ежевика, не сводя глаз с птицы, — он схватит мышку, а мы схватим его и зададим настоящий пир своему племени.

— А если не повезет? — пролепетала Медуница. Ежевика не ответил.

Снизу казалось, что крылья орла раскинулись шире реки, которая когда-то разделяла территории Грозового и Речного племени. Листвичка отчаянно боролась с желанием поджать хвост и броситься наутек. Птица подлетала все ближе и ближе, уже были отчетливо видны перья на ее крыльях и блестящие злые глаза, похожие на мокрую речную гальку.

— Тихо, тихо, — не разжимая зубов, прошептал Ежевика.

Птица опустилась еще ниже, так что Листвичка разглядела каждый ее желтый коготь, пролетела над их головами и, не обращая внимания на мышь, понеслась в сторону долины, где отдыхали коты!

Ежевика со всех лап бросился к краю выступа.

— Берегитесь! — что было силы заорал он.

Листвичке показалось, будто куча золотисто-бурых перьев обрушилась с небес на котов, которые, вереща от страха, бросились врассыпную. Только воины остались на своих местах и, привстав на задние лапы, полосовали воздух выпущенными когтями. Орел бешено забил крыльями и отпрянул. Но когда он начал подниматься в воздух, Листвичка заметила, что в его длинных когтях зажат крошечный комочек меха. Тоненький жалобный писк пронесся над долиной.

— Грязнуля! — завизжала Алоцветик. — Нет!

Внезапно Бурый выпустил когти и подпрыгнул так высоко, что Листвичке показалось, будто он взлетел. В самый последний момент он вцепился в страшные когти взлетающего орла и с боевым кличем царапнул врага. Орел закричал и стряхнул отважного воина вниз. Бурый кубарем покатился по земле, но его отчаянный удар заставил орла на миг разжать когти, и похищенный котенок шлепнулся на землю возле своего спасителя.

Листвичка, забыв обо всем, соскочила с выступа, неуклюже грохнулась об землю и покатилась в долину, больно цепляясь когтями за камни. Ежевика с Медуницей бросились следом, огибая торчащие скалы, чтобы тоже не свалиться. Но Листвичка уже не могла остановиться и если бы не встретившийся на пути куст, прокувыркалась бы до самого дна долины. Тонкие ветки с силой хлестнули ее по спине, но Листвичка, не обращая внимания на боль, вскочила на лапы и кинулась бежать.

— Посмотри, что там с Бурым, — крикнула она Медунице. — Я займусь Грязнулей.

Алоцветик склонилась над крошечным тельцем, распростертым на камнях. Тростинка участливо прильнула к Сумрачной королеве, пытаясь успокоить ее.

Листвичка нагнулась над котенком и быстро лизнула его в грудку. Бока малыша слабо раздувались и опадали, сердечко бешено колотилось. Струйка крови текла по его плечу, но рана была неглубокой.

— Ничего страшного, — перевела дух Листвичка. — Постарайся его согреть, так он быстрее оправится от испуга, — она подняла голову и с облегчением увидела ковылявшую к ним Пепелицу.

— Как можно чище вылижи рану, — приказала целительница. — Целебных трав осталось совсем мало, так что только заражения нам не хватало.

Листвичка немедленно повиновалась и принялась слизывать языком солоноватую кровь котенка.

Алоцветик, все еще дрожа от страха, притянула к себе двух других котят.

— Куда же вы нас завели? — запричитала она и огляделась, ища глазами котов, которые притащили их в эти ужасные горы.

— Я и не думала, что орлы могут вести себя так нагло, — пропыхтела Белочка, только что прибежавшая с противоположного края долины.

— Выходит, вы знали, что это может произойти? — в ярости зашипел Чернозвезд.

— Мы знали, что орлы нападают на горных котов, но Клан Падающей Воды смело сражается с ними, — огрызнулась Белочка.

— Мы не Клан, ясно тебе? — поперхнулся от злости Чернозвезд. — Вы обязаны были предостеречь нас от опасности, и тогда мы нашли бы какое-нибудь укрытие.

— Какое укрытие?! — заголосила Алоцветик. — Здесь негде спрятаться. Здесь негде охотиться. Здесь нельзя жить! Тут мы сами станем добычей!

— Ой, правда! — панически подхватила Росинка. — Нас выловят по одному, и все мы погибнем!

— Не погибнем, если будем держаться вместе, — возразил Дым.

— Верно, — поддержала его Ржавница. — В следующий раз мы не дадим застигнуть себя врасплох.

— Если снова увидим птицу, дружно набросимся на нее и прогоним, прежде чем она успеет приблизиться к котятам, — пробасил Коршун.

— Как же, прогоните вы ее! — не унималась Алоцветик. — Да такую птицу и десять племен не прогонят!

— Возможно, — спокойно ответила Пятнистая Звезда. — Но каждый из нас не пощадит жизни ради спасения котят, — она обвела глазами котов и воины с оруженосцами одобрительно заурчали, подтверждая ее слова.

Листвичка на миг закрыла глаза. Куда подевались четыре племени, которые выступили в дальний поход из леса? Сейчас в долине было одно племя, сплоченное страхом и отчаянием. Она в последний раз лизнула Грязнулю и подтолкнула его к матери. Перышко уже сидел рядом, готовый взять на себя дальнейшую заботу о малыше.

— Как чувствует себя Бурый? — крикнула Листвичка, подбегая к Медунице, которая сидела над золотисто-бурым воином.

— Я в порядке, — пробасил Бурый, поднимаясь с земли.

— Я пригляжу за ним, не беспокойся, — улыбнулась Медуница.

Листвичка поискала глазами сестру, подошла к ней и ткнулась носом в ее золотистый бочок.

— Все хорошо, что хорошо кончается, — прошептала она.

Белочка ответила ей горьким растерянным взглядом. Листвичка в страхе запрокинула голову и посмотрела на небо, моля Звездное племя защитить их от крылатой смерти. Небо было затянуто тяжелыми снеговыми тучами, и она не знала, слышат ли звездные предки ее мольбу.

Словно в ответ на ее немой вопрос, сверху посыпались холодные белые хлопья.


Глава XX | Рассвет | Глава XXII