home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава IV

— Нагретые Камни оказались самым безопасным укрытием, — поясняла Пепелица, когда они шли через заросли побуревшего осеннего папоротника.

— Да где же там можно спрятаться?! — не поняла Белочка. Нагретыми Камнями коты называли широкий каменистый склон возле самой границы с Речным племенем, и Белочка прекрасно помнила, что там не было ни кустов, ни деревьев. Там вообще почти ничего не росло, кроме редких кустиков невысокой чахлой травки.

Покосившись на трусившего сзади Урагана, Белочка понизила голос и тихонько спросила: — А как отнеслось к этому Речное племя? Помнится, они не раз пытались оспорить у нас право на эту территорию? Огнезвезд не боится нападения?

— Речное племя уже давно не предпринимало никаких враждебных действий против нас, — пожала плечами Пепелица. — Нам угрожают Двуногие, а не коты.

На всей нашей территории не осталось более удобного и безопасного места, чем Нагретые Камни. Древогрызы туда еще не добрались, а значит, и дичь кое-какая осталась.

Несмотря на свою хромоту, Пепелица шла довольно быстро, но Белочка прекрасно видела, что ее костлявые бока тяжело вздымаются и опадают от усталости. Она украдкой посмотрела на Ежевику, и тот ответил ей встревоженным взглядом.

— Посмотри на нас, и посмотри на нее, — прошипела ему на ухо Белочка.

— Путешествие сделало нас сильнее и выносливее, — кивнул Ежевика.

Белочка виновато понурилась. Разве могла она знать, отправляясь в путь, что их долгое и опасное путешествие окажется более сытым и безопасным, чем жизнь котов, которых они оставили дома?

Солнце сияло в ослепительно-голубом небе, холодный ветер раскачивал ветви деревьев над их головами, но воздух гудел от непрекращающегося рева чудищ. Больше всего это походило на жужжание огромного пчелиного роя. Резкий зловонный дым разъедал ноздри и лез под шерсть, и Белочка впервые подумала о том, что ее родной лес больше не пахнет домом. За время их отсутствия он превратился в совершенно другое место, где коты не могли больше жить. «Для котов больше не будет места. Если останетесь, чудовища раздавят и вас тоже, или вы умрете с голоду, потому что в лесу не останется дичи». Неужели пророчество Полночи уже сбылось?

Вскоре за деревьями показались бледно-серые валуны Нагретых Камней, и Белочка увидела силуэты котов, мелькающих между ними.

Потом прозвучал оглушительный мяв, и в траве молнией промелькнули две тени — пестрая и рыжеватая. В следующий миг из кустов выскочили Бурый с Медуницей.

— Мне показалась, я учуяла знакомый запах, — задыхаясь от бега выдавила из себя Медуница.

Белочка и Ежевика с ужасом уставились на дозорных. Они были такими же изможденными, как Пепелица: казалось, шерсть вот-вот свалится с их костей.

— Мы думали, вы уже не вернетесь, — бесстрастно заметил Бурый.

— С какой это стати? — обиделась Белочка. — Как мы могли не вернуться?

— Где вы были? — грозно спросила Медуница.

— Очень далеко отсюда, — тихо ответил Ураган. — Гораздо дальше, тех мест, куда когда-либо заходили лесные коты.

Бурый подозрительно покосился на Речного воина и сощурил глаза.

— Возвращаешься домой? — сухо спросил он.

— Да, но сначала я хочу поговорить с Крутобоком. Бурый вздыбил загривок.

— Оставь его в покое, — мягко заметила Пепелица. — Эти коты принесли с собой важные известия.

Бурый недовольно дернул усами, но послушно склонил голову и, развернувшись, повел котов через деревья к скалам.

— Пошли скорее, — поторопила путешественников Медуница. — Остальным тоже не терпится увидеть вас.

Белочка пошла рядом с ней, стараясь ничем не выдать тревогу, которая судорогой сводила ее живот. Ей начало казаться, что их долгий путь был напрасен, что они зря отправились на край света за пророчеством Полночи, поскольку вернулись домой слишком поздно, когда уже потеряна всякая надежда на спасение. Единственное, что у них осталось — это знак умирающего воина. Но сможет ли он помочь?

Искоса поглядывая на шедшую рядом кошку, Белочка с ужасом понимала, что не узнает в этой понурой тощей тени всегда живую неунывающую Медуницу. Пестрый хвост воительницы уныло волочился по земле, глаза устало смотрели в землю.

— Пепелица уже рассказала мне о Листвичке, — тихо сказала Белочка.

— Я ничем не могла ей помочь, — хмуро ответила Медуница. — Я не знаю, куда они ее унесли. Я хотела еще раз сходить поискать, но на следующий день мы покинули свой лагерь, а с тех пор у меня не было такой возможности, — она помолчала, потом подняла голову на Белочку, и впервые глаза ее осветились безумной надеждой: — Ты нигде ее не встречала? Ты не знаешь, где она?

У Белочки упало сердце.

— Нет. Мы ее не видели.

В воздухе сильно запахло Грозовым племенем. Белочке хотелось со всех лап броситься вперед, но она сдержалась и медленно приблизилась к соплеменникам. Потом остановилась и замерла. Ей казалось, что грохот ее колотящегося сердца разносится по всему берегу реки.

Прямо перед ней возвышался пологий каменный склон, испещренный трещинами и неглубокими пещерками. С одной стороны от камней росли кусты, а в дальнем конце гряды, там, где склон круто обрывался вниз, виднелись верхушки деревьев, тянущихся до самой реки и дальше, к Четырем Деревьям — вернее, к тому месту, где когда-то стояли Четыре Дерева.

Холодная каменная гряда, обдуваемая ледяными ветрами сезона Голых Деревьев, была весьма негостеприимным приютом для котов. Белочка украдкой посмотрела на лапы Медуницы и заметила следы засохшей крови на ее белых носочках. Белочка отлично помнила, как сама стерла лапы во время перехода через горы и недолгого пребывания в Клане Падающей Воды.

Здесь у котов больше не было поляны для собраний. Здесь они сидели, разбившись на кучки. Приглядевшись, Белочка заметила бурую шкуру своего наставника, Дыма, укрывшегося под каменным карнизом. Рядом с ним пристроилась Кисточка. Она выглядела гораздо меньше, чем запомнилась Белочке, ее костлявые лопатки угрожающе торчали под всклокоченной шерстью. Белоснежка и Горностайка, две старейшие кошки племени, скорчились в самой глубокой трещине. Там царил полумрак, но Белочка все равно разглядела, что шкуры у старух грязные и нечесаные, с приставшими к ним кусочками мха и брызгами засохшей грязи. Чуть ниже, там, где трещина немного расширялась, виднелась светло-серая спинка Тростинки, подруги Дыма, склонившейся над двумя уцелевшими котятами.

— Там внизу есть еще укрытия, — пояснила Пепелица, проследив за взглядом Белочки. — Но королевы все равно никак не могут привыкнуть: после нашей детской в ежевике любая пещера кажется им слишком открытой. Оруженосцы разместились вон в той ложбинке, — она ткнула носом в сторону углубления в скалах. Белочка посмотрела туда и сразу узнала распушившийся от холода каштановый бок Копуши.

Белочка повернулась к Ежевике, и тот ободряюще кивнул ей, хотя у самого в глазах стояла тревога. Напружинив плечи, он первым направился вниз по склону, и Белочке ничего не оставалось, как робко последовать за ним. Когда они проходили мимо Тростинки, хорошенькая кошечка на миг подняла голову и с негодованием посмотрела им вслед.

Белочка отшатнулась, словно ее ударили. Неужели племя обвиняет их в том, что случилось? Неужели они думают, что, не уйди они с Ежевикой, Двуногие никогда не пришли бы в лес и не разрушили бы его своими чудищами?!

Теперь и другие Грозовые коты заметили вернувшихся путников. Терновник с усилием выбрался из расселины возле вершины скалы и настороженно прижал уши к затылку. Сероус с угрожающим шипением выступил из-за камня. Глаза его ярко сверкнули, но в них не было ничего похожего на радость.

Ураган осматривал камни в поисках Крутобока. Белочка тоже поискала, но ни ее отца, ни глашатая нигде не было видно. Уже второй раз за этот ужасный день Белочке захотелось поджать хвост и броситься обратно в лес или даже в горы. Она жалобно заглянула в глаза Ежевике.

— Они сердятся, что мы вернулись, — пролепетала она.

— Они все поймут, когда мы объясним, — твердо ответил Ежевика. Белочка тяжело вздохнула. «Только бы он оказался прав!»

Чьи-то торопливые шаги зашуршали у нее за спиной, и Белочка испуганно обернулась, готовая к нападению. Серый Уголек на всем бегу остановился, едва не врезавшись ей в бок. Белочка робко заглянула ему в глаза, ожидая увидеть в них гнев и злобу, но серая морда воина не выражала ничего, кроме безмерного изумления.

— Вы все-таки живы! — Уголек высоко поднял хвост, вытянул шею и радостно потерся головой о ее щеку.

Белочка чуть не подпрыгнула от радости. По крайней мере, хотя бы один кот не сердится на них за то, что они вернулись!

Копуша неуклюже выбрался из расселины и побежал к ним навстречу, за ним ковыляла Белолапка.

— Копуша! — окликнула его Белочка, так, словно они расстались на какие-нибудь два рассвета. — Как тренировки?

— Стараюсь изо всех сил! — задыхаясь, доложил котик, остановившись перед ней.

— Нас уже первый раз взяли на Совет, но только… только Двуногие убили Четыре Дерева…

Уголек недовольно покосился на белую кошечку и сердито прошипел:

— Они еще ничего об этом не знают!

— Мы знаем, — спокойно возразил Ежевика. — Нам рассказал Паутинник.

— Паутинник? — неприязненно сощурился Уголек. — Выходит, вы побывали на территории племени Ветра?

— Мы возвращались через предгорья, — пояснила Белочка.

— Откуда вы возвращались? — нетерпеливо выкрикнул Копуша, но Белочка не успела ответить. Она увидела, как Дым с Кисточкой выбрались из своей временной палатки и тяжелой поступью направляются к ним. Рядом с ними семенил серый Сумрак. Остальные Грозовые коты тоже подошли ближе, словно тени, вдруг выступившие из мрака.

Когда воины начали спускаться со скалы, Белочка с невольным страхом попятилась назад, прижавшись боком к Ежевике. Краем глаза она заметила, как Ураган тоже напрягся и придвинулся ближе. Все это до боли напомнило Белочке их первую встречу с незнакомыми котами из Клана Падающей Воды, и сердце у нее затрепетало от этого сравнения. Только теперь она поняла, что за время их отсутствия изменился не только лес. Ее родное племя тоже изменилось, и она больше не узнавала его.

— Ну, что скажете? Где это вы пропадали? — послышался ворчливый голос, и из расщелины, где временно разместились старейшины, выбралась Белоснежка. Когда-то снежно-белая шерсть старой кошки давно утратила свой былой блеск и густоту, но Белочка, как и раньше, поежилась под ледяным взглядом ее немигающих голубых глаз.

— Мы были в долгом путешествии, — начал Ежевика.

— По вам не скажешь! — процедила Тростинка.

Она отошла от своих котят и сделала несколько шагов навстречу вернувшимся котам. — Выглядите вы гораздо лучше, чем мы!

Белочка виновато понурилась, вспомнив о том, сколько дичи наловила за время странствий.

— Тростинка, мы все знаем о Хвоинке. Если бы ты знала, как мне жаль…

Но Тростинка не нуждалась в ее сожалениях.

— С какой стати мы должны вам верить? — огрызнулась она. — Может быть, вы никуда не ходили, а просто сбежали из племени, чтобы не страдать от голода вместе с нами!

Белочка слышала, как при этих словах Кисточка с Терновником одобрительно зашипели, но так разозлилась, что даже перестала бояться.

— Как вы могли подумать такое?! — вскрикнула она, поднимая шерсть на загривке.

— А почему бы и нет? — огрызнулась Кисточка. — Во всяком случае, вы давно позабыли свою преданность племени!

— Мы всегда были преданы своему племени, — твердо ответил Ежевика. — Наша преданность и заставила нас отправиться в путь.

— В таком случае, что делает здесь воин из Речного племени? — резко спросил Дым.

— Он пришел поговорить с Крутобоком, — объяснил Ежевика. — После этого он вернется к себе.

— Нет, пусть убирается прямо сейчас! — зашипела Кисточка, выскакивая вперед.

Но Пепелица быстро встала между ней и Ежевикой и обернулась к полосатому воину.

— Скажи им о пророчестве Звездного племени, — попросила она.

— О пророчестве? Она сказала — о пророчестве? Неужели Звездное племя вспомнило о нас? — пронеслось по толпе котов, и Белочке показалось, что теперь соплеменники смотрят на них с Ежевикой, как голодные лисы на добычу.

— Сначала мы должны рассказать о нем Огнезвезду, — очень тихо пробормотала она.

— Где Огнезвезд? — крикнул Ежевика. — Нам нужно срочно поговорить с ним.

— Он ушел охотиться, — раздался голос Песчаной Бури.

У Белочки перехватило дыхание. Дрожа от волнения и радости, она смотрела, как палевая кошка медленно выходит из толпы котов и останавливается в нескольких шагах перед ней.

— Мы вернулись, — прошептала Белочка, жадно ища в материнских глазах хоть какой-то признак радости.

— Ты вернулась, — эхом повторила Песчаная Буря.

— Мы должны были уйти. Такова была воля Звездного племени, — поспешил заступиться за Белочку Ежевика, и она с благодарностью почувствовала, как он придвинулся еще ближе к ней. Она хотела признаться матери в том, что Звездное племя вовсе не посылало ее в путь, что Ежевика не хотел ее брать, но она все-таки увязалась следом, но от страха слова застряли у нее в горле.

Песчаная Буря наклонила голову и слегка повела усами.

— Одна из моих дочерей все-таки возвратилась домой! — прошептала она и судорожно прижалась щекой к щеке Белочки.

Сумасшедшая радость пронеслась по телу Белочки, слезы навернулись у нее на глаза, и она взволнованно забормотала:

— Прости, что я ушла без спросу, но я…

— Ты вернулась, — не слушая ее, повторила Песчаная Буря. — Все остальное не важно, — ее теплое дыхание щекотало подбородок Белочки. — Я так боялась, что больше никогда тебя не увижу.

Горло Песчаной Бури задрожало от нежного урчания, и это сразу напомнило Белочке детство, когда она была маленьким котенком и вместе с сестрой лежала под боком матери. «Листвичка, Листвичка… Где ты сейчас?»

Мысли ее были прерваны знакомым басовитым мурлыканьем.

— Выходит, у меня снова есть ученица, — прогудел Дым. Он был страшно худ, как и все остальные коты, а в глазах его поселилось какое-то новое, затравленное выражение — точно так смотрели клановые коты, когда говорили о своем Острозубе. И все-таки Белочка почувствовала, что он не сердится на нее и искренне рад ее видеть.

— Уж не знаю, где вы были, но вижу, что не голодали, — заметил он, завистливо глядя на стальные мышцы и лоснящуюся шерстку Белочки.

Ежевика едва заметно пошевелил кончиком хвоста.

— Нам повезло, Дым. В тех землях, через которые мы шли, полно дичи.

— А вот у нас ее нет совсем, — хмуро ответил бурый кот. — Если вы знаете, где можно поохотиться, вы обязаны сказать об этом своему племени.

— Это очень далеко отсюда, — вздохнул Ежевика. Дым уныло повел ушами.

— Значит, это не про нас, — фыркнул он. — Нам надо как-то обосновываться здесь. И мы не позволим Двуногим и их чудищам выгнать нас отсюда! — при этих словах толпа Грозовых котов еле слышно, но одобрительно загудела.

Белочка в страхе уставилась на свое племя. Но ведь им придется отсюда уйти! Полночь ясно сказала, что все четыре племени должны покинуть лес и найти себе новый дом в том месте, на которое укажет умирающий воин! Может быть, грозящая лесу опасность и недавний уход из родного лагеря заставит Грозовых котов изменить свое мнение?

И тут она заметила на вершине скалы какую-то фигуру, резко выделяющуюся на фоне розовеющего неба. Заходящее солнце светило коту в спину, делая его силуэт угольно-черным, но разве Белочка могла не узнать эти широкие плечи и длинный хвост, поднятый в знакомом приветствии?

— Огнезвезд! — завизжала Белочка.

— Белочка!

Огнезвезд огромными прыжками сбежал вниз, и резко остановился перед дочерью. Несколько мгновений он молча смотрел на нее, шевеля усами, а потом резко вытянул шею и лизнул Белочку в рыжее ухо. Она зажмурилась и заурчала, мгновенно позабыв о страхе, терзающем ее. Она была дома — а остальное не важно.

Огнезвезд выпрямился и сделал шаг назад.

— Где вы были? Почему вы ушли? — сурово спросил он.

— Мы должны очень много тебе рассказать! — пролепетала Белочка.

— Мы? — переспросил Огнезвезд. — Значит, Ежевика тоже здесь?

— Да, я здесь, — Ежевика выбрался из толпы обступивших его котов, остановился рядом с Белочкой и почтительно склонил голову перед своим предводителем. Все племя замерло в ожидании; в сгущающихся сумерках возбужденно сверкали настороженные кошачьи глаза, и даже ветер вдруг стих, словно весь лес на миг затаил дыхание.

— С возвращением, Ежевика.

Белочке показалось, будто при взгляде на Ежевику в глазах отца промелькнула какая-то странная настороженность. Ледяной озноб пробежал по ее шерсти. С тех пор как Ежевика вырос и вышел из детской, никто в племени никогда не смотрел на него так.

Когда-то давно, когда он был еще котенком, Грозовые коты боялись, что сын Звездоцапа пойдет по стопам своего отца, предателя и убийцы. Но с тех пор Ежевика не раз доказывал свою преданность племени и честно заслужил свое место среди Грозовых воинов.

Какая-то серая тень мелькнула на склоне скалы, и крупный кот, задыхаясь, выбежал на открытое место. Это был Крутобок. Резко остановившись возле Огнезвезда, он радостно пропыхтел:

— Ну вот! Тигр и Пламя вернулись домой!

— Тигр и Пламя? — переспросила Белочка. О чем это он говорит?

— Всему свое время, — прошипел Огнезвезд, показав глазами на насторожившееся племя.

— Понял, понял, — закивал Крутобок. Внезапно глаза его снова просияли. — Вы не встречали моих котят? — спросил он, с надеждой переводя глаза с Белочки на Ежевику.

— Они были вместе с нами, — кивнула Белочка. — Ураган…

— Я здесь, — громко отозвался Ураган, выступая из толпы.

Серые уши Крутобока задрожали от изумления и радости.

— Ураган! — он бросился вперед и прижался к сыну. — Ты жив! — прошептал он и обернулся к Белочке с Ежевикой. — Вы все живы!

У Белочки упало сердце.

— Но… Где Ласточка? — спросил Крутобок и посмотрел Урагану за спину, словно надеялся увидеть у подножия скал красивую светло-серую кошку.

Белочка уставилась на свои лапы. Несчастный Ураган… Он принес ужасные новости всем — и своему отцу, и своему племени.

— Где же она? Почему я ее не вижу? — повторил Крутобок, озадаченно глядя на сына.

— Ее… ее нет с нами, — выдавил Ураган. Он поднял голову и, глядя прямо в глаза отцу, произнес: — Она погибла в пути. Крутобок отшатнулся.

— Ты… Ты позволил ей погибнуть?!

Огнезвезд сурово вздернул голову и обвел глазами свое племя.

— Оставим Крутобока и Урагана наедине с их горем, — громко произнес он.

Белочка с благодарностью посмотрела на своего отца. Избавившись от любопытных взглядов, им будет легче рассказать Крутобоку о гибели Ласточки. Дожидаясь, пока Огнезвезд уведет свое племя вверх по склону, Белочка плотнее прижалась к боку Ежевики.

— Мы не могли спасти ее, — глухо произнес Ураган и уткнулся носом в плечо отца.

Крутобок повернул голову к Ежевике.

— Это ты во всем виноват! Зачем ты только взял ее с собой? — желтые глаза его полыхнули гневом.

Белочка протестующе взмахнула хвостом и бросилась на защиту друга.

— Ежевика ни в чем не виноват! Не он, а Звездное племя избрало Ласточку для путешествия!

Крутобок со стоном закрыл глаза. Плечи его обвисли, и он стал казаться вдвое меньше ростом.

— Прости меня… — выдавил он из себя. — Но ведь это несправедливо… За что? Она была так похожа на Серебрянку…

Голос его задрожал и оборвался, а Ураган крепче прижался щекой к отцовскому боку.

— Ласточка… Она умерла смертью героя, как настоящий воин, — прошептал он. — Звездное племя избрало ее для путешествия, а потом Клан Бесконечной Охоты выбрал ее, чтобы исполнить древнее пророчество. Она… она была особенная. Ты должен гордиться Ласточкой, отец. Она спасла не только чужой клан, она спасла всех нас.

— Клан? Какой клан? — потерянно спросил Крутобок.

Со своего места Белочке было слышно, как коты переговариваются друг с другом на вершине скалы. Голоса их звучали все громче и громче, пока наконец Огнезвезд не зашипел, заставляя их замолчать. В вечерней тишине Белочка ясно услышала властный голос отца:

— Я знаю, всем вам не терпится узнать, где пропадали Ежевика с Белочкой. Обещаю, что как только я выслушаю их рассказ, то сразу же сообщу вам обо всем.

— Хотелось бы узнать, почему моя ученица удрала без спроса! — громко проворчал Дым.

— И что это за пророчество, о котором они талдычат! — вставила Кисточка. — Мы должны узнать, в чем там дело!

Ежевика склонился к уху Белочки и прошептал:

— Кажется, нам лучше пойти к ним, — он посмотрел на Урагана и спросил: — Ты пойдешь с нами?

— Я только попрощаюсь и пойду домой, — ответил Ураган.

Все вместе они поднялись по склону и прошли через толпу котов к Огнезвезду. Тот посмотрел на путешественников и властно кивнул головой.

— Очень хорошо. Я приглашаю старших воинов выслушать рассказ Ежевики и Белочки вместе со мной. Ты тоже пойдешь с нами, Пепелица, — добавил он и махнул хвостом в сторону каменного карниза, под которым какое-то время назад прятались Дым с Кисточкой. — Встретимся вон там, — он повернулся к Урагану. — Приходи и ты.

— Благодарю тебя, Огнезвезд, — поклонился Ураган, — но мне нужно возвращаться домой. — Он снова посмотрел на отца и тихо повторил: — Ты должен очень гордиться Ласточкой. Она погибла, спасая всех нас.

Крутобок зажмурился и ничего не ответил. Ураган повернулся к Белочке с Ежевикой.

— Я понимаю, что это будет непросто, — прошептал он. — Но мы с вами знаем, что нужно делать, поэтому должны набраться мужества. Помните о том, что сказала Полночь. Мы обязаны сделать это ради спасения своих племен.

Ежевика медленно кивнул, а Белочка наклонилась и ласково потерлась щекой о серую щеку Урагана.

— Увидимся завтра у Четырех Деревьев, — шепнула она. Она не думала, что ей будет так трудно расстаться с Ураганом, но теперь у нее даже лапы заныли от тоски. Для нее Ураган давным-давно перестал быть Речным котом и стал ее лучшим другом. За время долгого путешествия они сами стали маленьким племенем, и вместе преодолевали тяготы и опасности ради того, чтобы спасти всех лесных котов.

С грустью проводив глазами Урагана, Белочка повернулась и поймала на себе осуждающие взгляды Кисточки и Терновника. Она знала, что ее откровенная нежность к чужому воину должна показаться им почти изменой, но сейчас ей было все равно. Она слишком устала и была слишком расстроена, чтобы объяснять им всем, что значило это долгое путешествие для шестерых котов, которые вместе отправились в путь, и для тех пятерых, которым посчастливилось вернуться.

Кисточка возмущенно фыркнула и, не говоря ни слова, побежала по склону к каменному карнизу. Крутобок и Дым побрели следом, за ними потянулись Огнезвезд, Песчаная Буря и Пепелица.

Оставшись одна, Белочка немного постояла, подставив бока ледяному ветру. Она не обращала внимания на холод — в конце концов, чем больше она замерзнет, тем полнее разделит страдания своего племени. Грозовые воины так отощали и ослабели, что даже самый слабый порыв ветра без особого труда проникал под их поредевшую шерсть и леденил костлявые тела.

Из оцепенения ее вывело грозное рычание Терновника. Белочка встревоженно обернулась, и увидела у подножия скалы Урагана с толстой рыбиной в зубах.

— Это еще что за штучки? — надрывался Терновник. — Мне казалось, тебя ждет твое племя?!

Речной воин разжал зубы и бросил на землю добычу.

— Я принес вам подарок от Речного племени.

— Мы не нуждаемся в ваших подачках! — прохрипела Белоснежка.

За спиной у Белочки послышались чьи-то уверенные шаги, а затем прозвучал спокойный голос Огнезвезда:

— Это подарок от чистого сердца, Белоснежка. Благодарю тебя, Ураган, — тепло поблагодарил предводитель.

Ураган ничего не ответил, и только грустно посмотрел на Огнезвезда. Его взгляд ненадолго задержался на Белочке, а потом серый воин поклонился и исчез в зарослях камыша, спускавшегося к самой воде. Рыба осталась лежать на камнях.

От голода у Белочки громко заурчало в животе. В последний раз она ела на другой стороне вересковой пустоши, на территории Двуногих.

— Потерпи, может быть, чуть позже тебе удастся поймать пару мышек, — вздохнул Огнезвезд, услышавший жалобы ее голодного желудка. — Сначала надо накормить старейшин и Тростинку. Тебе придется привыкнуть к голоду, Белочка.

Белочка уныло скривила губы. Во время путешествия она охотилась, когда чувствовала голод, и успела отвыкнуть делиться добычей с кем-нибудь, кроме друзей.

Огнезвезд посмотрел вниз и окликнул Терновника.

— Подели рыбу между Тростинкой и старейшинами, — велел он и снова направился в сторону каменного навеса. Белочке ничего не оставалось, как отправиться вслед за отцом.

Протиснувшись под выступ скалы, Белочка увидела, что там начинается пещера, причем гораздо более глубокая, чем могло показаться снаружи.

Гладкий камень защищал стены пещеры по бокам, но ледяной ветер задувал через вход, перемешивая запахи забившихся сюда котов. Белочка крепко зажмурилась, вспомнив тепло и уют старого лагеря. Может быть, все это только страшный сон и, открыв глаза, она снова увидит над собой густые ветви палатки оруженосцев?

— Здесь теперь живут все наши воины, — прошептал ей на ухо Дым, словно подслушав мысли своей ученицы. — На камнях не так-то много спальных мест…

Белочка открыла глаза, снова увидела продуваемую всеми ветрами нишу, и у нее даже лапы зачесались от бессильного гнева. Проклятые Двуногие загнали ее племя в эту жалкую нору! Нет, она просто обязана увести своих товарищей в безопасное место, где у них будет вдоволь укрытий и дичи!

— Хоть какое-то да укрытие от холода, — тихо добавила Песчаная Буря, но ее стоящая дыбом шерсть говорила о том, что бедная кошка промерзла до самых костей.

Огнезвезд сел возле дальней стены пещеры. Лунный свет, просачиваясь сквозь отверстие входа, окрасил его шерсть в темное серебро. Песчаная Буря и Крутобок устроились по бокам от него. Глашатай Грозового племени сидел, сгорбившись от горя, и добрая Пепелица, опустившись рядом, то и дело с жалостью посматривала на него.

Огнезвезд обвил хвостом лапы и поднял голову.

— Ну вот что, — громко начал он. — Наше племя и так перепугано и удручено несчастьями, не хватало нам только глупых сказок о посланиях Звездного племени! Расскажите мне все с самого начала, и тогда я решу, что делать дальше.

Страх стеснил грудь Белочки, когда она увидела обращенные на себя взгляды соплеменников. Ежевика ласково пощекотал ее хвостом по боку, а потом смело посмотрел на предводителя.

— Звездное племя явилось ко мне во сне, и велело отправиться к Месту-Где-Тонет-Солнце, — начал он. — Я… сначала я просто не мог в это поверить, но выяснилось, что звездные предки послали такие же точно сны еще трем котам из других племен. Так нас оказалось четверо — я, Грачик из племени Ветра, Ласточка из Речного племени и Рыжинка из племени Теней.

Огнезвезд задумчиво склонил голову набок и весь обратился в слух.

— Всем нам было приказано отправиться в путь и выслушать то, что скажет Полночь.

— Что скажет полночь! — ошеломленно переспросил Дым.

Зеленый взгляд Огнезвезда вопросительно остановился на Белочке, и та едва удержалась, чтобы не отвести глаза и не нырнуть за спину Ежевики.

— Ты тоже видела такой сон? — медленно спросил отец.

— Н-нет, — призналась Белочка. — Я… Мне просто очень захотелось пойти с ними.

Она хотела подыскать слова, чтобы объяснить всем, почему она ушла, но это оказалось невозможным. Разве она могла признаться Ежевике, что увязалась за ним потому, что сомневалась в его преданности? И как сказать Огнезвезду, что она удрала от обиды, после ссоры с ним? Белочка виновато понурила голову и замолчала.

— Я рад, что она пошла с нами, — пришел ей на помощь Ежевика. — Она шла наравне с воинами и ничем не уступала никому из нас.

Воцарилось молчание, которое показалось Белочке целой вечностью. Наконец, Огнезвезд нехотя кивнул головой.

— Продолжай, Ежевика.

— Мы решили отправиться на поиски Места-Где-Тонет-Солнце. В этом нам помог Горелый. От каких-то бродячих котов он слышал о бесконечной воде, и мы решили, что это как раз то, что нам нужно.

— Это оказалось ужасно далеко! — вставила Белочка. — Сколько раз нам казалось, что мы сбились с пути и потерялись!

— Горелый показал нам, в какую сторону идти, но мы не знали, как туда добраться, — продолжал Ежевика. — Но мы помнили, что нас послало Звездное племя, поэтому продолжали путь.

— Хотя и не понимали, зачем они нас куда-то отправили, — снова влезла Белочка.

Ежевика выпустил когти и легонько царапнул по каменному полу пещеры.

— Мы пытались исполнить свой долг перед нашими племенами, — тихо произнес он.

— Бродячий кот-одиночка помог нам пройти через территории Двуногих, — подхватила Белочка. Подумав о Пурди, она сразу вспомнила о его весьма своеобразном чувстве направления, но решила не рассказывать отцу о том, как они едва не заблудились среди бесконечных Гремящих троп и гнезд Двуногих.

— В конце концов мы все-таки добрались до Места-Где-Тонет-Солнце, — снова вступил в разговор Ежевика. — Это очень странное место… Высокие песчаные утесы, изрезанные глубокими пещерами у подножия, и темно-синяя вода, которая тянется до самого неба и беспрестанно плещется о берег. Волны с таким грохотом разбиваются о скалы, что поначалу нам было страшно…

— А потом Ежевика сорвался и упал в воду. Я, разумеется, его спасла и втащила в какую-то пещеру, и там мы нашли Полночь! — скороговоркой выпалила Белочка.

— Как это понимать? — нахмурился Дым. — Что значит — нашли Полночь?

Ежевика смущенно переступил с лапы на лапу.

— Дело в том, что Полночь — это барсучиха, — пробормотал он наконец. — Предки-воители послали нас к ней, потому что только она знала, чего хочет от нас Звездное племя.

— И что же она вам сказала? — нетерпеливо повел ушами Огнезвезд.

— Что Двуногие уничтожат весь лес и оставят нас умирать с голоду! — выкрикнула Белочка, и сердце ее вдруг заколотилось так же сильно, как тогда, когда она впервые услышала пророчество Полночи.

— Она сказала, что мы должны увести вас из леса и найти новое жилье, — добавил Ежевика.

— Новое жилье? — недоверчиво переспросила Песчаная Буря.

— Неужели вы думаете, что мы уйдем из своего леса только потому, что так решила барсучиха, которую мы никогда в глаза не видели? — презрительно процедил Дым.

Белочка закрыла глаза. Неужели Грозовое племя откажется исполнять совет Полночи? Неужели их долгое путешествие и гибель Ласточки были напрасны?

— Она сказала вам, каким образом мы должны отыскать это новое жилище? — Крутобок расправил плечи и весь подался вперед, подрагивая кончиком хвоста.

Слова Полночи снова зазвучали в ушах Белочки, и она, сама того не замечая, повторила их вслух:

— «Но вы не останетесь без провожатого. Вернувшись, встаньте на скалу, и когда над головой загорится Серебряный Пояс, умирающий воин покажет вам путь».

— Вы уже побывали у скалы? Вы видели знак? — взволнованно спросил Огнезвезд.

Ежевика покачал головой.

— Мы собирались пойти туда завтрашней ночью, все вместе — с Рыжинкой, Грачиком и Ураганом. Мы хотели привести туда своих предводителей, если, конечно, нам удастся убедить их…

— Неужели ты пойдешь туда? — прошипела Кисточка, прижимая уши к голове.

— Непременно, — ответил Огнезвезд.

Дым изумленно вытаращил глаза на своего предводителя.

— Но ты ведь не думаешь уводить нас из нашего леса, правда?

— Я пока не знаю, что я собираюсь сделать, — честно признался Огнезвезд. — Но я не уверен, что наше племя сможет пережить этот сезон Голых Деревьев, — он твердо выдержал взгляд Дыма, и глаза его сверкнули в темноте. — Я не могу обречь свое племя на мучительную смерть, если есть хоть малейший способ этого избежать. Кроме того, мы не имеем права пренебрегать посланием Звездного племени. Возможно, в этом наша единственная надежда на спасение. Если звездные предки хотят подать нам знак, я должен увидеть его своими глазами.

Он поднялся и сверху вниз посмотрел на Ежевику.

— Завтра ночью я отправлюсь к Четырем Деревьям вместе с тобой.


Глава III | Рассвет | Глава V