home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава V

— Саша? — снова окликнула Невидимка. — Это ты?

Ответа не было. Листвичка прижалась носом к жесткой паутине и изо всех сил всмотрелась в темноту. Она много раз слышала о Саше, и ей просто не терпелось своими глазами взглянуть на бродячую кошку, которая когда-то была подругой Звездоцапа, родила от него двух котят — Коршуна и Мотылинку, а потом бросила детей в Речном племени и снова отправилась бродяжничать. Но в гнезде было так темно, что Листвичка сумела разглядеть лишь рыжий бок крупной кошки, съежившейся в клетке, куда ее только что швырнул Двуногий.

— Саша, с тобой все в порядке? — переполошилась Невидимка.

— Дайте ей прийти в себя, — посоветовала Коди. — Новенькие обычно все такие тихие.

— Это я-то тихая?! — в бешенстве зашипела кошка. — Мне не нужно приходить в себя, я всегда в себе, ясно? Как они посмели посадить меня сюда? Ну ничего, дайте мне только выбраться, я этих Двуногих в клочья порву! Попомнят они у меня!

— Как ты очутилась в лесу? — спросила Невидимка.

— Хотела повидать своих деток, — огрызнулась Саша. — Услышала, что Двуногие изводят лес под корень, вот и решила убедиться, что дети мои живы-здоровы. Я не для того оставила их в вашем племени, чтобы они подвергались большей опасности, чем на улицах!

— Я совсем недавно видела Мотылинку, — участливо заметила Листвичка. — У нее все хорошо. Готовится стать целительницей.

— А ты кто такая? — грубо спросила Саша.

— Меня зовут Листвичка, я ученица целительницы из Грозового племени, — представилась Листвичка. — Мы с Мотылинкой подруги.

— А Коршуна ты тоже знаешь? — фыркнула Саша. — У него тоже все в порядке?

Листвичка не ответила. При одном упоминании Сашиного сына у нее тревожно заныло в груди. У Коршуна были ледяные глаза, цвета неба в сезон Голых Деревьев, и могучие широкие плечи, которые редко встречаются даже у воинов вдвое крупнее и старше его. Во время их последней встречи Коршун грозился расправиться с Медуницей только за то, что та случайно перешагнула через разделяющие их племена границу. К счастью, Мотылинке в тот раз удалось уговорить своего брата отпустить пленницу.

— В последний раз, когда я его видела, Коршун был здоров, — отозвалась из своей клетки Невидимка.

— Слава небесам! — прошептала Саша.

Листвичка слегка удивилась, услышав в ее голосе неимоверное облегчение.

— Она так волнуется о своих детях, и не скажешь, что бродячая, — прошептала она Коди через разделявшую их сетку.

— Что же тут удивительного? — спокойно ответила домашняя кошка. — Все кошки одинаковы, когда речь заходит о котятах! Неужели ты этого не знала?

— Но она же бросила их на воспитание в Речном племени! — воскликнула Листвичка, даже забыв понизить голос от возмущения.

— А почему она не оставила их в своем племени? — удивилась Коди.

— Потому что у нее нет никакого племени! — фыркнула Листвичка. — Она бродяжка.

— Как мило! — насмешливо процедила Саша. — Ты считаешь, что можешь презирать меня только потому, что я отказалась жить вместе с вами и по вашим законам? Впрочем, мне плевать. Лишь бы детки мои были целы-невредимы.

— Прости меня, — извинилась Коди. — Это гнездо такое тесное, что тут поневоле все про всех узнаешь. Хотя бывают и исключения, — она выразительно посмотрела в сторону клетки, где сидел огромный черный бродячий кот, который даже ухом не повел в их сторону. Листвичка уже знала, что Коди не раз пыталась познакомиться с черным котом, но сумела узнать только его имя — Уголяшка.

— Ты ведь домашняя кошка, я угадала? — прямо спросила Саша. — Для бродяги ты слишком вежливо разговариваешь, а для лесной кошки выглядишь чересчур упитанной.

Коди мгновенно распушилась, и Листвичка поспешила броситься на защиту подруги.

— Коди очень хорошая! — выпалила она, сердито глядя в сторону Сашиной клетки.

— Разве я сказала, что она плохая? — удивилась Саша. — Я просто стараюсь понять, кто тут кто.

— В основном тут бродяги, но есть и несколько лесных котов, — снова вступила в разговор Невидимка. Дождавшись, пока Шиповник, Яролика и Белохвост вежливо представятся Саше, Невидимка закончила: — Насколько я знаю, Коди единственная домашняя кошка среди нас.

— Вы уже придумали, как выбраться из этой лисьей норы? — спросила Саша.

— Пока нет, — смущенно призналась Невидимка.

— Звездное племя не дает нам никакой подсказки, — пожаловалась Листвичка.

— Звездное племя?! — даже в темноте было видно, как Саша презрительно скривила губы. — Неужели ваши коты до сих пор верят в эту чепуху? И это после всего того, что творится с лесом?!

— Да, мы в это верим! — зашипела Листвичка.

— В таком случае, попроси их за меня, малышка, — неожиданно вздохнула Саша. — Насколько я понимаю, в нашем положении никакая помощь не будет лишней.


Миновал полдень, и скудное тепло дня стало быстро сменяться вечерней прохладой.

— Двуногий снова идет сюда! — предупредила Коди.

Прислушавшись, Листвичка услышала сквозь отдаленное рычание чудищ отчетливый звук приближающихся шагов и инстинктивно забилась в самый дальний угол клетки. Дверь в гнездо распахнулась, и внутрь вошел Двуногий с полной миской съедобных катышков.

— Мурлыкая и ласкаясь, ты ни за что не заставишь их выпустить тебя отсюда, — прошептала Листвичка Коди, глядя как Двуногий открывает клетки и насыпает в них еду.

— Я и сама это вижу, — фыркнула Коди. — Но расположить его к себе тоже не будет лишним.

Ее слова были заглушены громким шипением, раздавшимся откуда-то снизу. Двуногий отпрыгнул от распахнутой дверцы в клетку Уголяшки. Злобно причитая и ругаясь, он забегал по гнезду, размахивая кровоточащей передней лапой. До боли вытаращив глаза, Листвичка старалась разглядеть Уголяшку сквозь прутья Кодиной клетки, но сколько ни всматривалась, так и не увидела ничего, кроме черного туловища, распластавшегося на полу. Потом она покосилась на Двуногого — и кровь запульсировала у нее в ушах. Он перестал вопить и зловеще уставился на Уголяшку. В следующий миг Двуногий со зловещим шипением сунул здоровую лапу в клетку — и черный кот захлебнулся от крика. Злобно бормоча себе под нос, Двуногий захлопнул клетку.

Листвичка задрожала. Что он сделал с Уголяшкой?!

Когда Двуногий распахнул клетку Коди, чтобы насыпать катышков в ее миску, домашняя кошечка в ужасе отпрянула к дальней стене. Больше она не мурлыкала.

Как только Двуногий ушел, Листвичка громко закричала:

— Уголяшка? Как ты? Что с тобой?

— Вонючий Двуногий! — донеслось из клетки, стоящей над клеткой Уголяшки.

Листвичка принюхалась и сразу почувствовала теплый запах крови.

— Дело плохо, — прошептала Коди. — Весь пол его клетки в крови.

— Где болит? — прокричала Листвичка Уголяшке.

— Я… порезал лапу, — слабо отозвался бродяга. — Этот криволапый Двуногий швырнул в меня что-то острое.

Листвичка лихорадочно соображала. Что делала Пепелица для того, чтобы остановить кровотечение?

— Здесь нигде нет паутины? — громко крикнула она, обращаясь ко всем узникам. — Кто-нибудь может ее раздобыть? Скорее, мы должны помочь ему!

— Возле меня есть немного, — первым отозвался Шиповник. — Я попробую дотянуться и оторвать кусочек. Ну-ка…

Опустив голову, Листвичка увидела рыжую кошачью лапу, высунувшуюся из нижней клетки. Огромная паутина тянулась от самого пола к крыше клетки Шиповника. После нескольких попыток коту удалось намотать на лапу большой моток паутины и втащить его внутрь клетки. Затем Шиповник смял добытые нити в комок и изо всех сил вытянул лапу из клетки, чтобы Листвичка могла до нее дотянуться.

Листвичка распласталась на полу и просунула лапу сквозь блестящие прутья. Прутья больно царапали ее против шерсти, но Листвичка крепко стиснула зубы и еще ниже опустила лапу, пока наконец не дотянулась до липкого комка паучьей сети. Она ловко втащила трофей в свою клетку и стала быстро передавать обрывки паутины Коди.

— Отдай ему поскорее! — командовала она, отлепляя от лап приставшие нити.

Коди кивнула, поскольку пасть ее была занята паутиной, и так резко втянула лохматый комок в щель между прутьями, что несколько драгоценных нитей, повисли на ячейке.

— Осторожнее! — заволновалась Листвичка.

Снизу раздался взволнованный голос еще одного бродячего кота:

— На меня сверху кровь капает. Она просачивается сквозь крышу клетки! Видать, этому бедняге совсем худо!

У Листвички бешено заколотилось сердце.

— Уголяшка? Как ты? Что с тобой?

— Не могу остановить кровь, — дрожащим голосом отозвался бродяга.

— Возьми у Коди паутину, — скомандовала Листвичка. — Приложи ее к ране и прижми изо всех сил!

Несколько мгновений в гнезде слышалось только тяжелое сопение Коди, которая пыталась просунуть паутину сквозь прутья, и отчаянный скрежет когтей — это Уголяшка судорожно сучил лапами по залитому кровью полу своей клетки.

— Успокойся, Уголяшка! — велела Листвичка. — Просто приложи паутину к ране и все.

— Да она уже вся промокла от крови! — прохрипел бродяга.

— Так и должно быть, — успокоила его Листвичка. — Скоро это прекратится. Ты только удерживай паутину на месте, не снимай ее!

Она стала ждать. Жуткое молчание воцарилось в гнезде. Скоро от волнения у Листвички начала кружиться голова, и, чтобы не упасть, она стала делать медленные, глубокие вдохи.

— Как он? — спросила Яролика.

— Кровь перестала капать мне на голову! — доложил бродяга, сидящий под Уголяшкой.

— Уголяшка? — окликнула Листвичка. — Как дела? Из клетки раненого донеся судорожный вздох.

— Получше вроде, — шепотом ответил кот. — Даже не щиплет.

Листвичка перевела дух.

— Подержи паутину еще немножко, — велела она. — А потом сними и осторожно вылижи порез языком. Только не сильно нажимай, иначе он снова начнет кровоточить.

— Какая ты умница, Листвичка! — восхищенно прошептала Коди.

Листвичка смущенно потупилась. Впервые за все время своей неволи она чувствовала себя по-настоящему счастливой. Закрыв глаза, она поблагодарила Звездное племя за оказанную милость. Никогда раньше ей не доводилось помогать бродягам, но она чувствовала, что предки-воители одобряют ее поступок. Слепая преданность только своему племени больше не помогала выжить.

Закончив молитву, Листвичка вдруг почувствовала, что живот ее просто сводит от голода. Пожалуй, придется все-таки последовать совету Коди и хоть немного подкрепиться. Она задержала дыхание, чтобы не чувствовать отвратительной вони, и с опаской взяла в рот несколько мерзких катышков, которые насыпал ей Двуногий. «Хорошо хоть какая-то еда есть!» — подумала Листвичка, заставляя себя разгрызть сухие комочки.

— Какая гадость! — прошипела она.

— Да уж, лакомством это не назовешь, — согласилась Коди. — Мои домочадцы как-то раз попробовали накормить меня чем-то похожим, но я быстро отучила их даже думать об этом!

Листвичка чуть не поперхнулась от удивления.

— Ты… ты можешь заставить Двуногих слушаться тебя?

— Конечно. Вообще-то они довольно легко поддаются обучению, — кивнула Коди и, усевшись поудобнее, принялась вылизывать свои лапки.

Саша завозилась в своей клетке и громко спросила:

— В таком случае, может, тебе стоит взяться за воспитание этого урода, который ранил Уголяшку? Его никак нельзя научить быть немного повежливее?

— Вряд ли, — вздохнула Коди. — Эти работяги совсем не похожи на моих домочадцев. Другая порода.

И тут Листвичка заметила, что Яролика стоит возле прутьев своей клетки и внимательно смотрит на них с Коди. В полумраке гнезда рыжие пятна на ее шерсти казались почти черными, а жуткие шрамы от собачьих клыков, когда-то изуродовавших ее щеку, были совсем незаметны.

— Что они собираются с нами сделать? — шепотом спросила Яролика.

— Может быть, они хотят разобрать нас по домам и превратить в домашних котов? — предположила Листвичка. Что и говорить, мысль была отвратительная, но все же такой вариант давал надежду сбежать и вернуться в свое племя.

Саша недоверчиво фыркнула.

— Вот уж не думаю! — хрипло процедила она. — Ты только посмотри на нас! Разве мы похожи на пушистых откормленных котиков, которыми так любят забавляться Двуногие?

Листвичка смущенно покосилась на Коди, но, вопреки ее ожиданиям, домашняя кошечка не только не обиделась, но согласно закивала головой.

— Саша права, — вслух сказала она. — Этим людям коты не нужны — ни лесные, ни бродячие, ни даже домашние. Уж можете мне поверить! Мне ли не знать тех — как вы их называете? Двуногие? — короче, тех, из которых получаются хорошие домочадцы. Нет, этим мы совсем не нужны. Они хотят избавиться от нас.

Листвичка хотела сглотнуть, но во рту у нее внезапно пересохло, и только что проглоченные катышки встали поперек горла. Она стиснула зубы, чтобы не стошнить, и поспешно отвернулась к миске с затхлой водой. Но питье не принесло облегчения. Больше всего сейчас ей хотелось забиться в угол клетки и провалиться в сон. Звездное племя не придет на помощь и не вытащит ее из этого ужасного места. Листвичка верила, что предки-воители знают о разрушении леса, но что-то подсказывало ей, что они бессильны перед жестокостью Двуногих. Выходит, полагаться нужно только на свои силы. Она должна найти выход. Она не может обречь Коди и других котов на гибель!

И тут она вдруг вспомнила, как Шиповник вытащил лапу из клетки, чтобы добраться до паутины.

— Коди, — прошептала Листвичка. — Ты говорила мне, что пыталась дотянуться до штуковины, которая запирает клетку.

— Пытаться-то я пыталась, да только так и не смогла ухватиться за засов, — подтвердила Коди.

— А вы? — крикнула Листвичка, обращаясь к остальным котам. — Кто-нибудь из вас может справиться с засовом?

— Мой слишком тугой, — тут же отозвался Шиповник.

— А моя паутина в нескольких местах порвана, — доложил Белохвост. — Я могу просунуть наружу сразу обе лапы, зато никак не могу дотянуться до засова.

— Напрасная трата времени, — проворчала Саша. — Смиритесь с тем, что нам отсюда не выбраться.

Снаружи хором взревели чудища, стены гнезда задрожали. Неужели Саша права и им никогда не спастись? Листвичка не хотела в это верить. Если она поддастся унынию, у нее не останется даже надежды. Прислушиваясь к грубым голосам Двуногих, которые перекрикивались в сгущающихся сумерках, Листвичка просунула лапу через сетку и принялась царапать когтями засов.


Глава IV | Рассвет | Глава VI