home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава VI

Свет ущербной луны сочился сквозь голые ветви деревьев, и лес призрачно сиял холодным серебром. Иней сверкал на побуревших папоротниках, через которые тихо шагали коты.

— У Четырех Деревьев, наверное, совсем холодно, — встревоженно пробормотала Белочка. «Великое Звездное племя, сделай так, чтобы Листвичке сейчас было тепло, где бы она ни была…»

— Зато ясно, — негромко ответил ей Ежевика. — Серебряный Пояс будет хорошо виден.

Они шли по лесу следом за Огнезвездом и Пепелицей. Шли гораздо медленнее, чем привыкли за время путешествия, но Пепелица все равно скоро выбилась из сил. Целительница сильно ослабела от голода и холода, поэтому ее хромота стала гораздо заметнее, чем раньше. Белочка прекрасно это понимала, но просто разрывалась от желания броситься бегом.

— А если мы увидим этот знак, то, как ты думаешь, когда надо будет отправляться в путь? — очень серьезно спросила она у Ежевики. Ей во что бы то ни стало нужно было разыскать сестру до того, как племя навсегда покинет лес.

— Не знаю, — откликнулся Ежевика. — Ты же сама видела, что было прошлой ночью. Огнезвезд не может заставить племя отправиться в путь. Он, конечно, предводитель, но подчиняется Воинскому закону, как и любой другой воин, а значит, не может идти против воли своего племени.

У Белочки похолодело в животе, когда она вспомнила о вчерашнем собрании. Ночью, под звездным небом, под порывами ледяного ветра, хлеставшего скалу, Огнезвезд рассказал племени о пророчестве, которое принесли Белочка с Ежевикой. Его слова были встречены воплями страха и изумления.

— Мы не можем покинуть лес! — причитала Белоснежка. — Мы все погибнем!

— Но мы еще вернее погибнем, если останемся, — возразила Медуница.

— Здесь наш дом, — прокаркала старая Горностайка. И только Копуша деловито спросил:

— Когда отправляемся?

Но страшнее всего был жалобный писк Остролисточки, при воспоминании о котором у Белочки и сейчас начинала шевелиться шерсть:

— Мы ведь не уйдем, правда? — еле слышно плакала малышка.

— Что если Дым был прав? — шепотом спросила Белочка у Ежевики, когда они перескакивали через заброшенную лисью нору, которая разинутой пастью чернела в темноте. — Помнишь, что он сказал в палатке воинов? Почему племя должно прислушиваться к словам барсучихи, которую они и в глаза-то не видели?

— Эта барсучиха была послана нам Звездным племенем, — напомнил Ежевика. — Значит, она говорила правду.

Белочке показалось, что он скорее пытается убедить в этом себя, нежели ее. Она ласково погладила Ежевику хвостом по боку и с усмешкой подумала, что не так-то часто неопытные ученицы берут на себя смелость утешать настоящих воинов.

— Будем надеяться, что этой ночью мы увидим знак, — прошептала она. — Если Звездному племени есть что сказать лесным котам, нам больше не нужно будет ничего никому доказывать.

Белочка внутренне содрогнулась при мысли о том, кого имела в виду Полночь, когда говорила об умирающем воине. Ей было страшно, но в глубине души она знала, что в любой миг сможет пожертвовать собой ради племени.

Путешествие к Четырем Деревьям оказалось длиннее чем обычно, но не слабость путников была тому причиной. Им пришлось огибать целые участки леса, полностью разрушенные Двуногими, и замедлять шаг, с трудом преодолевая лужи грязи и стволы поваленных деревьев. Поначалу на это было страшно смотреть, но вскоре Белочка перестала обращать внимание на пустынные изуродованные просеки.

— Неужели они не видят, что это больше не наш дом! — пробормотала она себе под нос.

Ежевика молча покачал головой, ускорил шаг и следом за Огнезвездом взлетел по склону холма, спускавшегося на Священную поляну.

На какой-то миг время остановилось, и все показалось точно таким же, каким было каждый раз перед началом Совета. Белочка зажмурилась, и ей почудилось, будто она слышит голоса собравшихся внизу котов, мирно болтающих друг с другом в ночь Священного перемирия. Но сейчас не было полной луны, и Совета тоже не было. Распахнув глаза, Белочка заглянула через гребень холма. Когда глаза ее привыкли к темноте, у нее остановилось дыхание. Пепелица предупредила их о том, что Двуногие свалили все четыре священных дуба, но Белочка так и не смогла до конца поверить в это. Проживи она все девять жизней предводителя, она все равно не смогла бы представить себе ничего ужаснее того, что предстало ее глазам.

Четыре исполинских дуба, которые когда-то охраняли скалу Совета, полностью исчезли, даже пни были выкорчеваны из земли. Стволы валялись тут же, распиленные на куски и сложенные в аккуратные кучи. Белочка втянула носом горьковатый запах древесной смолы, которая, словно кровь, сочилась из изуродованных кусков священных деревьев.

Сердце всего леса, корни жизни, питавшие четыре лесных племени, были вырваны и подрублены. Ничто и никогда здесь больше не будет, как прежде.

Неужели предкам-воителям не больно смотреть на эту изуродованную поляну с высоты своего Серебряного Пояса? Белочка поежилась и взглянула в черное небо.

— Паутинник рассказал нам, что Двуногие убили Четыре Дерева, ноя не думала… — начала она, и голос ее жалобно оборвался. Отец обернулся и с горечью взглянул на нее.

— Мы увидели это, когда пришли на последний Совет, — дернул усами Огнезвезд. — Пошли, — прошипел он и помчался вниз по склону.

Белочка бежала следом, огибая поваленные стволы, перепрыгивая через пни. Липкая смола пачкала ее шерсть, лапы тонули в кучах опилок, от которых чесались глаза и царапало горло. Поморгав, она обвела глазами поляну — да так и приросла к месту.

— Скала исчезла!

Ежевика замер как вкопанный и обернулся в ту сторону, куда она смотрела.

— Но как же это? — пролепетал он, непонимающе глядя в огромную яму, зиявшую на месте священной скалы.

— Я… я думала, у нее корни, как у дерева, — ошарашенно пролепетала Белочка, со страхом заглядывая в яму. — Мне казалось, они такие глубокие, что никто и никогда не сможет сдвинуть ее с места.

— Идите сюда! — крикнул Огнезвезд с противоположного края поляны.

Утопая в грязи по самое брюхо, они с Пепелицей стояли возле огромного серого камня. Камень показался Белочке уродливым и грубым, да и форма у него была какая-то необычная, но приглядевшись повнимательнее, она поняла что ошиблась. Это был не камень. Это была скала.

Ежевика воинственно распушил хвост.

— Проклятые Двуногие! — зашипел он. — Наверное, это сделали их чудища!

Холодный лунный свет заливал мертвые бока скалы, и Белочка разглядела на них грубые раны, нанесенные когтями чудовищ. Это было страшнее, чем гибель всех деревьев в лесу. Каждый котенок знал, что деревья смертны, что они стареют и умирают, как и все живое, но скала была вечной. Она возвышалась над поляной задолго до того, как здесь появились коты, и должна была остаться неизменной и тогда, когда последний из них присоединится к звездному воинству.

Хриплый крик пронесся над молчаливой поляной.

— Отныне больше не будет Советов!

Белочка узнала голос Чернозвезда, а темные силуэты, мелькавшие возле скалы подсказали ей то, что помешал почувствовать горький запах смолы — на поляне было полно чужих котов. Белочка насторожилась, вспомнив, что Кисточка предупреждала их о возможной засаде, но, всмотревшись в сумрак, с облегчением заметила в толпе знакомые фигуры Рыжинки, Грачика и Урагана.

— Рыжинка! — закричал Ежевика и со всех лап бросился к сестре. Белочка услышала неодобрительное рычание Огнезвезда, и чуть не подскочила от негодования. Неужели отец даже сейчас сомневается в их преданности — и это после того, как он узнал, сколько они сделали ради своего племени?!

Каждый избранник исполнил уговор и явился на поляну вместе с предводителем и целителем своего племени. Но Белочка с удивлением заметила на поляне еще двух котов: Пачкун, целитель Речного племени, привел с собой свою ученицу Мотылинку и ее брата Коршуна. Огромный плечистый кот ни разу не взглянул на скалу, зато пристально наблюдал за остальными котами, и его бесстрастные синие глаза холодно посверкивали при свете луны.

— Не будет никакого знака, помяните мое слово! — прошипел Корявый. Каждый волосок на его шкуре стоял дыбом, но он все равно трясся от холода. Пепелица, неловко припадая на больную лапу, перелезла через поваленные сучья, подошла к целителю племени Теней и прижалась боком к его дрожащему боку.

Следом за отцом Белочка приблизилась к толпе собравшихся котов и вопросительно посмотрела на Грачика, Рыжинку и Урагана. Ей не терпелось узнать, как их встретили в родных племенах, но бывшие избранники, не поднимая глаз, молча стояли возле своих предводителей.

— И как мы туда заберемся? — спросил Звездный Луч и посмотрел на гладкую каменную глыбу, возвышавшуюся над их головами. Даже в темноте было видно, как исхудал и обессилел этот когда-то сильный черно-белый кот. Удивительно, что он вообще нашел в себе силы добраться сюда!

— Можно вскарабкаться по этим царапинам, — заметила Пятнистая Звезда. Она подняла передние лапы и потрогала длинные отметины, оставленные когтями чудищ на гладких каменных боках.

Присев в грязь, она с силой оттолкнулась и подпрыгнула. Чернозвезд последовал за ней. На первый взгляд предводитель племени Теней выглядел сильным и решительным, но стоило ему начать подъем, как Белочка сразу заметила, что потускневшая шерсть мешком болтается на его костлявом теле. Звездный Луч, казавшийся еще тщедушнее на фоне голого камня, запрокинул голову и молча наблюдал за предводителями.

— Я пойду следом за тобой, — уступил Огнезвезд.

Звездный Луч молча кивнул и, отчаянно цепляясь когтями за гладкий камень, забрался на нижнюю отметину. Огнезвезд взлетел следом и поспешно подставил ему плечо, иначе старый кот непременно соскользнул бы обратно в грязь.

— Может быть, нам тоже надо залезть туда и поглядеть, что там за умирающий воин? — шепотом спросила Белочка Ежевику.

— Думаю, не стоит, — ответил Ежевика, но Белочка видела, что он сильно озабочен.

— Полночь не говорила, что мы должны это делать, — вмешался Ураган. — Она просто сказала: встаньте на скалу, а кто встанет, не уточнила.

— По крайней мере, мы сможем поговорить, — буркнула Рыжинка. — Обменяемся новостями? Чернозвезд сказал, что готов покинуть лес.

— Правда? — вытаращила глаза Белочка. — Вот это здорово! А наш Огнезвезд пока ничего не решил, — уклончиво сказала она, решив пока умолчать о том, что Грозовое племя наотрез отказалось уходить из родного леса.

Рыжинка смущенно пошевелила ушами и добавила:

— Вообще-то мне показалось, что Чернозвезд принял такое решение еще до того, как я рассказала ему про пророчество.

— А как он отнесся к твоему рассказу? Он тебе поверил? — забросала ее вопросами Белочка.

Крапчатая кошка отвернулась и ничего не ответила. Ежевика сделал шаг вперед и потерся боком о бок сестры.

— Тебя плохо встретили? — тихо спросил он.

— Они вели себя так, будто я им чужая, — с усилием кивнула Рыжинка, и глаза ее потемнели от грусти. — Алоцветиковы дети меня испугались, представляешь?

— У нас тоже все непросто, — вздохнула Белочка. — Они смотрят на нас так, словно мы им больше не соплеменники.

— Хватит каркать! — оборвал ее Ежевика. — Разумеется, мы соплеменники. Просто нужно время, чтобы они к нам привыкли.

— Время, как же! — фыркнул Ураган. — Лично я пока не вижу никакой надежды на то, что все когда-нибудь станет прежним. Я видел, что Двуногие сделали с землями племени Ветра и Грозового племени и легко могу себе представить, что творится на территории племени Теней, — он коротко взглянул на Рыжинку, и та хмуро кивнула. — Беда пока не затронула земли Речного племени, но и там все изменилось, — Ураган яростно хлестнул себя хвостом. — Невидимка пропала, так что глашатаем у нас теперь Коршун.

— Невидимка пропала? — ахнула Белочка.

— Ее поймали Двуногие? — спросил Ежевика. Ураган непонимающе уставился на него.

— С чего ты взял? При чем тут Двуногие?

— Они поймали Листвичку! — пояснила Белочка. — Мы точно знаем, потому что это произошло на глазах у Медуницы. Ей удалось сбежать, а Листвичка попалась.

— А у нас пропал Шиповник, — вставил Грачик, обводя глазами друзей.

— В племени Теней пока все на месте, но, наверное, это ненадолго, — процедила Рыжинка. — К тому же Двуногие захватили огромный кусок нашей территории, и мы голодаем. Сезон Голых Деревьев только начался, а нам уже нечего есть.

Ежевика осторожно опустился на грязную землю.

— Дела плохи, — пробормотал он. — Нам и без всякого пророчества нечего делать в этом лесу! Голод не позволит нам здесь остаться.

— Но Двуногие пока не тронули территорию Речного племени, — уныло напомнил ему Ураган. — Коршун считает, что мы в безопасности. Он прямо обозвал меня предателем за то, что я забочусь о чужих племенах и заявил, что я вообще не имел никакого права отправляться в путь вместе с вами, — желтые глаза его потемнели от горечи. — Он сказал… Сказал, что и Ласточка осталась бы жива, если бы не забивала себе голову неприятностями соседей.

— Ласточку погубило не путешествие! — яростно возразил Грачик. — Она погибла, потому что мы застряли в этом проклятом горном клане!

Ураган поморщился и опустил глаза.

— Мы должны были помочь горным котам! — пробормотала Белочка, с удивлением глядя на Грачика. В начале путешествия он казался ей противным выскочкой, потом она привыкла к его тяжелому нраву, а к концу пути они стали настоящими друзьями. Но теперь перед ней снова был прежний вздорный и обидчивый оруженосец. Неужели тяготы долгого путешествия и важность принесенных известий ничего для него не значат?

— Грачик? — мягко окликнул оруженосца Ежевика. — Как тебя встретили в племени Ветра?

— Они без возражений приняли пророчество Полночи, — процедил котик. — Это наша последняя надежда на спасение, — глухо пробормотал он, и глаза его потухли. — Когда я уходил, то думал, что хуже, чем тогда, быть уже не может. Оказывается, может. В пустоши больше не осталось еды. Изредка удается поймать птичку. Иногда мышку — одну на целое племя. Раньше котята племени Ветра никогда не голодали, а теперь они умирают.

— Значит, Звездный Луч готов покинуть лес? Грачик поднял голову и с горечью посмотрел в глаза Ежевике.

— Еще бы, — медленно проговорил он. — Он хочет как можно скорее увести свое племя к Месту-Где-Тонет-Солнце. Больше всего на свете он боится того, — оруженосец запнулся и судорожно сглотнул, — что нам не хватит сил добраться туда.

— О, нет! — в страхе воскликнула Белочка, мигом позабыв о недавней резкости Грачика. — Неужели все так плохо? Мне так жаль…

— Мы не нуждаемся в твоей жалости! — рявкнул оруженосец. — Я сделаю все на свете ради спасения своего племени, ясно тебе?!

Это было уже слишком. Белочка так разозлилась, что даже в животе у нее стало жарко.

— Как ты смеешь так разговаривать со мной?! — взвилась она. — Ты ведешь себя так, будто в одиночку спасал и спасаешь свое племя! Не забывай, что мы тоже не сидели сложа лапы. Насколько я помню, в пути нас было шестеро!

— Замолчи, Белочка! — сердито взмахнул хвостом Ежевика. — Не хватало нам только перессориться.

Белочка угрюмо прикусила язык. Грачик отвел глаза, но все-таки втянул когти.

Рыжинка подняла глаза на скалу. Предводителей не было видно, их скрывал высокий каменный гребень.

— Будет намного проще, когда мы узнаем, куда именно нам предстоит идти, — примиряюще промурлыкала она. — Как вы думаете, они уже увидели знак?

— Может быть, мы опоздали? — предположил Ураган. — Мы так долго пробыли в горах, — он посмотрел прямо на Грачика. — Поверь, я всю жизнь буду винить себя в том, что вы задержались из-за меня.

— Это было наше общее решение, — напомнил Ежевика.

Грачик, не говоря ни слова, продолжал смотреть в землю.

Сверху раздался громкий кошачий вопль, и сразу вслед за ним над поляной разнесся зычный крик Огнезвезда:

— Постойте! Нужно еще подождать!

— Зачем? Какой в этом толк? — раздался ворчливый голос Чернозвезда, и его костлявая фигура выросла на краю скалы, отчетливо выделяясь на фоне звездного неба. — Только время зря потеряли, притащившись сюда. Не будет нам никакого знака. Да и какой теперь прок в знаках? Чего он нам покажет? Что лес будет разрушен? Так мы это и так знаем, достаточно по сторонам поглядеть.

Белочка и ее друзья едва успели отскочить в сторону, чтобы не попасть под лапы спрыгнувшего Чернозвезда. Следом за ним спустилась Пятнистая Звезда.

— Но ведь еще совсем рано! Луна еще не поднялась на верхушку неба! — свесившись со скалы, попробовал урезонить их Огнезвезд.

Пятнистая Звезда запрокинула голову и посмотрела на него.

— Даже если Звездное племя пошлет знак, призывающий оставить лес, нас это не касается, — холодно произнесла она.

Белочку неприятно поразил эгоизм пятнистой предводительницы, однако она прекрасно понимала, почему Речное племя ничуть не тревожат беды всего остального леса. Лоснящаяся пушистая шерсть предводительницы лучше всяких слов говорила о том, что Речные воины не испытывают недостатка в еде и что страх перед чудищами, которые в любую минуту могут ворваться в лагерь, круша все на своем пути, не тревожит спокойствие их снов.

— Ничего, скоро голод заставит ее запеть по-другому! — с ненавистью прошипел Грачик.

— Но разве вы не хотите узнать, чего хочет от нас Звездное племя? — воскликнул Огнезвезд.

— Ночь слишком холодная, чтобы торчать тут до утра, — ворчливо огрызнулся Чернозвезд. — Шерсть нынче не так густа, как раньше, и знаки тут ни при чем… Всему виной Двуногие, с лисьими сердцами и барсучьими лапами, это они украли дичь у моего племени и обрекли нас на голод!

— Но ты не можешь так просто уйти! — в отчаянии закричал Огнезвезд, увидев, что предводитель племени Теней начал сползать с камня.

— Никакого знака сегодня не будет, — буркнул через плечо Чернозвезд. — Да ты погляди вокруг! Священной поляны больше нет!

— Звездное племя не оставит нас! — Огнезвезд спрыгнул со скалы и бросился к предводителям, с трудом перепрыгивая через поваленные сучья.

Чернозвезд остановился и, вздыбив шерсть, обернулся к нему.

— Разве я сказал, что Звездное племя нас оставило?! Просто мое племя больше доверяет своему предводителю, чем невнятным бредням неопытных воинов и словам барсучихи!

— Но Звездное племя хочет указать нам путь к спасению! — Звездный Луч перегнулся через гребень скалы, чтобы спуститься вниз, но не удержался и неловко поехал вниз. Грачик подскочил к камню и вытянул передние лапы, чтобы поддержать своего предводителя. Звездный Луч тяжело шлепнулся в грязь, но все-таки сумел удержаться на лапах и сердито отпихнул Грачика. — Звездные предки знают, куда нам идти, чтобы найти новые безопасные земли! — умоляюще проговорил он.

— Племя Теней превосходно может само найти себе новый дом, — с ледяной уверенностью отрезал Чернозвезд.

— Ты что-то задумал, Чернозвезд? — Пепелица, сидевшая возле Пачкуна, подняла голову и внимательно посмотрела на предводителя Сумрачных котов.

— Мы решили перебраться на территорию Двуногих, в те места, где когда-то правило Кровавое племя, — громко объявил Чернозвезд. — Один из моих старейшин раньше был бродягой и воевал в Кровавом племени. Он покажет нам, где лучше поселиться и охотиться. Теперь, когда Бич мертв, мы запросто станем самыми сильными котами в этих угодьях и заставим остальных считаться с нами.

— Ты не можешь так поступить! — возразил Огнезвезд. — Если вы уйдете, в лесу останется только три племени!

— Очень скоро тут вообще не останется никакого леса, — мрачно процедил Чернозвезд. — Только голая земля, да трупы мертвых котов. Время четырех племен подошло к концу, Огнезвезд. В этой битве нам не поможет никакое объединение. Речь идет не о том, чтобы разбить врага, а о том, чтобы найти еду и накормить тех, кто пока уцелел. Прости, но отныне мы будем спасаться в одиночку.

Он повернулся, чтобы уйти, но Огнезвезд преградил ему путь. Чернозвезд угрожающе раздвинул губы, обнажив острые клыки.

— Нельзя допустить, чтобы они подрались! — прошептала Белочка на ухо Ежевике.

— Я знаю, — кивнул он и одним прыжком очутился возле Огнезвезда. — Огнезвезд, ты должен убедить племя Теней пойти вместе с нами! Такова воля звездных предков. Если знака не было, значит, нужно всем вместе отправляться к Месту-Где-Тонет-Солнце, найти Полночь и спросить ее, не знает ли она, куда нам идти.

— Да ты в своем уме? — рявкнула Пятнистая Звезда. — Предлагаешь всем нам отправиться в какие-то неведомые дебри только потому, что Звездное племя однажды послало туда тебя? С каких это пор ты взял на себя смелость вершить судьбы лесных племен? — она скользнула взглядом по Белочке, Рыжинке и Урагану. — И вообще, с какой стати мы вообще должны доверять вам? Все вы полукровки, и в ваших жилах течет кровь Грозового племени.

— Ты сомневаешься в моей преданности? — выпустила когти Рыжинка.

— Моя сестра погибла в путешествии ради того, чтобы мы дошли до дома и принесли вам это известие! — зашипел Ураган.

Белочка судорожно сглотнула. Что если Звездное племя посмотрит на них сейчас и решит, что такие вздорные и несговорчивые коты не заслуживают спасения?!

— Прекратите! — прозвенел над поляной слабый голос, и Звездный Луч с усилием вышел вперед. — Если мы будем ссориться, то никогда не получим знака.

— Сколько можно повторять одно и то же? — устало вздохнул Чернозвезд. — Не нужны нам больше никакие знаки! Племя Теней решило покинуть лес, и мы без всяких знаков знаем, куда пойдем.

На этот раз Огнезвезд не стал с ним спорить. Он резко повернулся к Пятнистой Звезде и спросил:

— А ты что надумала?

— Речному племени нет нужды уходить из леса и тащиться неведомо куда по прихоти нескольких странных котов, — холодно ответила пятнистая предводительница. — В реке по-прежнему полно рыбы. Зачем нам куда-то уходить? Нам жаль соседей, но их беды нас не касаются.

— Но если это так, то почему Звездное племя избрало Ласточку и послало ее в путь вместе с остальными? — негромко спросила Пепелица.

— Только Ласточка могла бы ответить на твой вопрос, но она мертва, — процедила Пятнистая Звезда сквозь зубы.

Коршун поднялся и встал за спиной своей предводительницы.

— Раз вы не можете выжить в лесу, значит, уходите, — медленно протянул он и обвел глазами котов, задержавшись взглядом на Звездном Луче. — В самом деле, что же это за предводитель, если он позволяет своему племени дохнуть от голода?

Белочка даже слегка растерялась от такой неслыханной дерзости. На ее памяти ни один кот не позволял себе в таком тоне разговаривать с предводителями. В конце концов молодой глашатай Речного племени был ненамного старше ее!

Ежевика сердито посмотрел на Коршуна.

— Ты просто хочешь, чтобы мы ушли, чтобы захватить наши земли!

— А зачем вам земля, раз вы все равно собрались уходить? Или вы с собой ее унесете?

Полосатая шерсть Ежевики встала дыбом от возмущения.

— Будь ты чистокровным лесным котом, ты бы так не говорил!

— Ежевика! — негромко зарычала Белочка. Ее отец тоже не был чистокровным лесным котом, и она не желала выслушивать подобные упреки.

— Побольше почтительности, Ежевика, — одернул его Огнезвезд. — Коршун не отвечает за свое происхождение!

Ежевика открыл было пасть, чтобы возразить, но потом передумал и опустил голову. Белочка заметила, как Коршун самодовольно повел усами и с негодованием посмотрела на Ежевику. Как он смел проглотить такое оскорбление? А она тоже хороша, встала на защиту этого выскочки!

— Хватит ссориться! — с раздражением рявкнул Звездный Луч.

— Четыре лесных племени должны остаться вместе! — продолжал убеждать Огнезвезд. — Мы издревле жили сообща под Серебряным Поясом. У нас общие предки-воители. Как Звездное племя сможет по-прежнему наблюдать за нами, если мы разделимся? — вскричал он, но все было бесполезно.

Чернозвезд спрыгнул с поваленного дерева и решительно зашагал прочь, на ходу махнув хвостом Перышку, второму целителю своего племени.

Рыжинка с тоской посмотрела на своих друзей.

— Я должна идти, — прошептала она Белочке.

— А как же знак? — напомнила Белочка и вдруг поежилась от страха. Где же знак, который должен их всех спасти?

Сумрачная воительница с сомнением посмотрела на небо.

— Извини, но я не могу дольше тут оставаться, — проговорила она и бросилась догонять Чернозвезда и Перышко. После ухода Сумрачных воинов Священная поляна разом затихла и стала казаться пустынной.

— Удачи тебе, Огнезвезд, — протянула Пятнистая Звезда. Она посмотрела на сидевшую возле Пачкуна Мотылинку: — Он может идти?

— Разумеется, могу! — хрипло огрызнулся старик, с усилием поднимаясь на лапы. — Сюда-то я как-то дошел, верно?

— Тогда идем, — велела Пятнистая Звезда и, развернувшись, повела своих котов прочь.

Проходя, Ураган потерся боком о бок Белочки и прошептал:

— Я постараюсь как-нибудь улизнуть из лагеря, чтобы поговорить с тобой и с Ежевикой.

— Но что мы можем сделать без знака?! — в отчаянии пискнула Белочка.

Страх мелькнул в желтых глазах Урагана.

— Не знаю, — выдохнул он и обернулся на скалу Совета, вывороченную со своего вековечного ложа. — Может быть, Звездное племя больше не властно над нами.

Белочка в ужасе уставилась на него. Неужели это правда?!

Огнезвезд молча смотрел вслед уходящим Речным котам.

— Я так и не сумел убедить их, — вздохнул он.

— Значит, нашим племенам придется отправиться в путь вдвоем, — просипел Звездный Луч и сел, тяжело переводя дыхание. — Вот что я скажу тебе, Огнезвезд, — проскрипел он. — До следующего полнолуния я должен найти новое жилище для своего племени. Мы голодаем, — тускло сказал он, и у Белочки сжалось сердце от будничности его слов. — Но мы слишком слабы, чтобы совершить этот путь в одиночку. Пойдем вместе, Огнезвезд. Помоги нам, как уже помог однажды, когда привел племя Ветра домой из изгнания, в которое отправил нас Хвостолом.

Огнезвезд грустно повел ушами и вздохнул:

— Я не могу отправиться в путь без остальных двух племен. Испокон века в лесу было четыре племени, и теперь, когда леса больше нет, покинуть его должны все четыре племени. Иначе кто сможет поручиться за то, что пятое племя последует за нами?

«Пятое племя?» — встрепенулась Белочка. Она вопросительно покосилась на Ежевику, но тот и сам был растерян.

— Звездное племя всегда пребудет с нами, — возразил Звездный Луч, и Белочка поняла, что пятым племенем он называет предков-воителей.

Гнев сверкнул в усталых глазах предводителя племени Ветра.

— Ты слишком горд, Огнезвезд, — с осуждением проскрипел Звездный Луч. — Разве я не вижу, что Грозовое племя тоже стоит на грани голодной смерти? Пока ты будешь дожидаться, когда остальные племена передумают, твои воины умрут с голоду. Огнезвезд отвернулся.

— Прости меня, Звездный Луч, — тихо проговорил он. — Я хочу помочь тебе, но сердце подсказывает мне, что Грозовые коты смогут покинуть лес только вместе с тремя остальными племенами.

— Значит, так тому и быть, — взмахнул хвостом Звездный Луч. — Мы не можем отправиться в путь без вас, значит, будем ждать. Я не упрекаю тебя в наших страданиях, Огнезвезд, но сегодня ты очень разочаровал меня. Впервые ты отказался прийти на помощь соседям.

С этими словами Звездный Луч повернулся и поплелся прочь, а Корявый побрел рядом с ним, готовый в любой миг поддержать своего предводителя, если тот вдруг споткнется на нетвердых лапах. Предводитель племени Ветра был так слаб, что со стороны казалось, будто он не сможет дойти даже до края поляны, не то что до родной вересковой пустоши.

Белочка повернулась к Ежевике и сердито прошипела:

— Почему не было знака?!

— Ты думаешь, Полночь ошиблась? — ответил ей задумчивым взглядом Ежевика. Его желтые глаза странно сверкнули при свете луны. — Но тогда зачем мы вообще к ней ходили? Что она сообщила нам такого, чего мы не могли бы увидеть своими глазами? — он махнул хвостом на изуродованную поляну и груды поваленных деревьев. — Даже котята знают, что Двуногие не остановятся, пока не уничтожат весь лес. Возможно, Чернозвезд прав, и каждое племя должно попытаться выжить в одиночку, не дожидаясь никаких знаков и пророчеств?

Белочка крепко впилась когтями в землю, стараясь заглушить нарастающую панику.

— Ты не можешь так думать, слышишь?! Мы обязаны верить в то, что Полночь сказала нам правду! Звездное племя послало нас к ней, а значит, предки-воители ждут, что мы спасем свои племена!

— А если мы не сможем? — еле слышно пробурчал Ежевика.

Белочка растерянно уставилась на него, и вдруг отчетливо увидела перед собой падающие со стоном деревья, ревущих от ярости чудищ и потоки крови, льющиеся с Нагретых Камней в реку. Кровь заливала долину, плескалась у корней уцелевших деревьев, она была везде, повсюду…

— Не сдавайся, Ежевика! — в ужасе прошептала она. — Иначе зря мы проделали этот путь, и Ласточка погибла напрасно. Нет, этого не может быть! Мы должны спасти свои племена!


Глава V | Рассвет | Глава VII