home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Августа 7 дня, лета 1905, десять утра, +22° С.

Дача в Озерках

– Что скажете на это?! – Ротмистр потряс мешком. «Гороховый» безжалостно смел посуду, и на пустое место посыпались томики в четверть листа, бумажного переплета. Мешок был тщательно выпотрошен и даже вывернут наизнанку, чтобы важнейшие улики не упрятались в холстине.

Девочек позволили увести. А Софья Петровна молилась об одном: «Только бы не упасть в обморок». Это представлялось ей особенно неприличным. Подвергшись небывалому унижению, она цеплялась за последнюю соломинку: выдержать все в ясном сознании.

Модль взял книжечку:

– Так, что у нас тут… «Божественный яд». Значит, не только против империи, но и против веры нашей святой пошли? Постыдно, барышня…

К столу подтянулись прочие «гороховые», отряхивая следы обыска и с разочарованием поглядывая на улов. Ну, надо же, столько стараний, а всего-то кучка книжонок.

Ротмистр перелистнул странички и брезгливо швырнул томик:

– Ну-с, голубушка, факты налицо. Остается признаться: откуда везла запрещенную литературу и кому она предназначалась.

– Это не мое…

– А чье же? Может господин Ванзаров балуется нелегальной литературкой, так только скажите…

– Книги не его. Он не читает книг… то есть на даче не читает…

– Может, кухарка на Сенном рынке купила? «Гороховые» одобрительно захмыкали.

– Ротмистр, умоляю вас…

– Ах, умоляете? Это мило… Ладно, искренности в домашней обстановке не дождешься. Собирайтесь, едете с нами.

Софья Петровна прошептала:

– Я не могу оставить дочек.

– Об этом раньше надо было думать, когда лезла, куда не следует! Встать!

Тело не послушалось.

Двое «гороховых» подхватили Софью Петровну, и поволокли под руки к калитке. Но им наперерез вылетела Глафира с истошным воплем:

– Не пущу! Не отдам!

Только замахнулась она на кровопийцу в мундире, так и замерла на полушаге, согнулась пополам и тихим листиком пала. «Гороховый» усмехнулся: встречный в солнечное сплетение и не таких косил наповал.

Модль ткнул кухарку носком сапога и аккуратно переступил.


Августа 7 дня, лета 1905, десять утра, +21° С. Особняк князя Одоленского | Камуфлет | Августа 7 дня, лета 1905, половина одиннадцатого, +22° С. Особняк князя Одоленского