home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Августа 9 дня, часом ранее, +18° С.

Электролечебница Звягинцева на Мойке,

у Конюшенного моста

– Просто отказываюсь в это верить! – вскрикнул мсье Жарко, сжав всклокоченную шевелюру растопыренными пятернями, при этом великолепные усы пиками разлетелись в стороны. – Еще один неразрешимый случай!

Доктор Звягинцев застенчиво улыбнулся и предложил чаю.

Уж с полчаса знаток французского гипноза пытался выудить из памяти доктора нервических заболеваний стертое воспоминание. Применил весь арсенал психологических приемов, все техники внушения и раскрепощения сознания, но ничего не добился. Аристарх Петрович так и не смог вспомнить, кто же приходил вместе с юношей Морозовым.

– Что я скажу Ванзарову? – патетически вопрошал подданный Третьей республики. – Как я переживу этот позор? Не суметь добраться до простейшего воспоминания! И это я, кому нет равных в Европе! Нет, тот, кто это совершил, или гений, или дьявол во плоти, о mon Dieu!

– Стоит ли так, убиваться, коллега, – Звягинцев, водрузив пенсне, добродушно улыбнулся. – Науке только предстоит раскрыть множество тайн сознания.

– Каких тайн?! Это чистая техника, не более!

– Ну, давайте еще разок попробуем. Хотите?

– Я опустошен, я без сил, у меня больше нет воли! Мсье Жарко рухнул на стул и жестом провинциального

трагика уткнул в лоб растопыренную пятерню наподобие рогов лося. Аристарх Петрович неодобрительно хмыкнул, сам же прикинул: не пора ли налить эмоциональной натуре успокоительного? Но постеснялся.

– Хотите, познакомлю с методиками лечения мужеложества при помощи тока? Это любопытно! -ласково предложил он.

– При чем тут мужеложество?! Я на краю гибели! Это катастрофа! Зачем я только вернулся в эту ужасную страну?!

Последние сомнения отпали. Доктор Звягинцев поставил очевидный диагноз: психопатический истероид с манией величия. Месячный курс лечения, сорок рублей, возможен благоприятный результат. Но что делать с больным сейчас?

Пришлось использовать радикальный метод. Из стеклянного шкафчика явилась темная бутылочка с грозным ярлычком «Особо ядовито». Янтарная жидкость с ароматом отменной выдержки разлилась в две мензурки и после непродолжительных уговоров принята вовнутрь. Лекарство подействовало как нельзя лучше. Андрей Иванович успокоился.

– Позвольте порассуждать вслух? – Доктор Звягинцев опять разлил «яду» и пригласил насладиться. – Итак, я не могу вспомнить второго визитера. Если отложить гипноз и воспользоваться логикой, возможно очень простое объяснение.

Мсье опрокинул мензурку, занюхал донышком и мрачно спросил:

– Ну, и какое?

– Никакого спутника не было. Вы искали в моей голове воспоминание, которого там нет. Вот и все!

– Нет, этот фокус я бы разглядел.

– Жаль, была надежда… Знаете, что любопытно? Я действительно помню, что был кто-то, даже помню, что он расплатился…

– Прощу прощения, сколько берете за прием?

Тут Аристарх Петрович как-то странно посмотрел на гипнотическую знаменитость, ничего не говоря, бросился к столу, принялся рыться в ящиках и с победным криком выудил помятую бумажку. Квиточек оказался банковским чеком Азовско-Донского банка на двадцать пять рублей. Подпись владельца была хоть и затейливой, но читаемой. Разглядывая ее под лупой, Звягинцев разошелся с Жарко лишь в одной букве. Один читал: «Верc», а другой настаивал, что написано совсем иное, а именно: «Берс».


Августа 9 дня, около четырех, +18° С. Бюро судебной экспертизы Врачебного комитета | Камуфлет | Августа 9 дня, около пяти, +18° С. Набережная реки Фонтанки у Министерства внутренних дел