home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

— Если не ошибаюсь, вы предпочитаете болгарские? Закуривайте, пожалуйста, Анатолий Степанович, — подполковник Климов придвинул инженеру Шушарину пачку сигарет «Родопи». — И очень прошу рассказать поподробнее. Для нас могут оказаться важными самые мелкие детали.

— Я, Алексей Петрович, не детектив, может, чего и не усмотрел, не взыщите. Все ваши инструкции я выполнил в точности, хотя не скрою, поначалу роль этакого Дон-Жуана, как говорится «с ходу влюбившегося» в первую встреченную нами в НИИ женщину, давалась мне нелегко. Опыта, понимаете, не хватало, да и систему Станиславского я не изучал. Недосуг было. Все точными науками занимался. Кстати, эта лаборантка Леночка, через которую я информировал Евгения Андреевича о текущих делах, она... э... действительно незамужняя?

— Почему это вас интересует, Анатолий Степанович?

— Ну, я думаю, военной тайны здесь нет. А девушка очень симпатичная. И умна... Не предполагал наличия у женщин таких способностей к аналитическому мышлению.

— Действительно незамужняя, — улыбнулся Алексей Петрович. — И все, что она вам о себе рассказывала — тоже соответствует действительности. Вас никто не собирался вводить в заблуждение.

— Да, да. Понимаю. Это была моя задача — ввести в заблуждение Федора Семеновича. С этим, полагаю, я справился. Сырмолотов — не химик. Во всяком случае не крупный специалист в этой области. Уверен, он до сих пор находится в убеждении, что держал в руках подлинные материалы с химическими формулами нового ракетного топлива, сведениями о способах применения катализаторов и... итоговыми выкладками об эффективности этого горючего. Должен сказать, что если данные действительно попадут на Запад, там надолго запутаются в решении проблемы.

— Анатолий Степанович, вы не будете против записи вашего рассказа на пленку?

— Помилуй бог! Почему бы я стал возражать?

— Евгений Андреевич, включите, пожалуйста, магнитофон. И подсаживайтесь к нам поближе.

Гребенщиков, в начале беседы скромно устроившийся у окна, перешел к столу, поставил на него микрофон, щелкнул переключателем.

— Итак, начнем, Анатолий Степанович?

— Да. В общем, прибыли мы: полковник Зимин, Сырмолотов и я в Нижнеуральск. Встретили нас хорошо, приветливо. Поселили прямо на территории научно-исследовательского института, за городом. В маленьком общежитии гостиничного типа, в комнате на троих. Работали все трое тоже вместе, то есть в одном кабинете, но каждый по своей теме. Секретные бумаги получали и сдавали в спецчасть в строго определенные часы... Потом, по указанию Евгения Андреевича, разумеется, — Шушарин улыбнулся и отвесил капитану иронический полупоклон, — я срочно «влюбился» в лаборантку Леночку. Вечерами стал позволять себе отсутствовать, а иной раз и днем отлынивал от дел... А через три дня Зимин заболел, уложили его в госпиталь. Полагаю, не без вашего участия уложили, — снова с лукавинкой улыбнулся Шушарин. — Строгий был руководитель. Тут, без начальства-то, я совсем «распоясался». Оставлю документы в папочке на столе, этак подмигну Федору Семеновичу, попрошу его присмотреть, а сам — на свидание... Но смотрел, точнее наблюдал за всем не менее внимательно, чем при важнейшем научном эксперименте. И, должен сказать, заметил прелюбопытнейшие детали...


* * * | Две операции майора Климова | cледующая глава