home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

Доктор Зигфрид Арнульф Штреземанн, плотно позавтракав в вагоне-ресторане, вернулся в купе. На станцию Долинск скорый поезд прибудет через четыре часа. Думать ни о чем не хотелось — все предусмотрено, случайностей не должно быть. Но думать надо. Хотя бы о том: «не опекает» ли его советская контрразведка.

Нет, ничего, что бы свидетельствовало об этом, Штреземанн не заметил. Кажется, за все время пребывания их делегации в Советском Союзе на него никто не обращал особого внимания. Подстраховывающий Штреземанна Гуго Шварцмайер того же мнения. Но, как говорят русские, береженого бог бережет.

Вот, кстати, кто их новый попутчик? В поезд сел в Петропавловске, забрался на верхнюю полку и спит. Спит ли? А может быть, следит за ними, подслушивает разговоры, анализирует поведение? Они, Штреземанн и Шварцмайер, конечно, ведут себя безупречно, но знать, есть ли слежка — очень важно. Как проверить, кто этот попутчик?

— По словам проводника, — сообщает Штреземанну Гуго, — в Долинске отличное пиво. Он клянется, что лучшее в Сибири.

— Не знаю, где производилось пиво, которое я пил в вагоне-ресторане, но и оно очень не плохое. Гуго, а не взять ли нам сюда несколько бутылок?

— Я с удовольствием схожу, — отвечает Шварцмайер.

Зигфрид Штреземанн тоже выходит из купе, оставляя дверь полуоткрытой. Стоит в коридоре у окна, задумчиво постукивая пальцами по поручню.

— Фрау Мюллер, — останавливает он проходящую мимо даму. — Я нечаянно видел, что на какой-то станции вы купили русское лакомство. Оно называется «се-меч-ки». Не уступите ли мне стаканчик?

Фрау Мюллер смеется:

— Вы знаете, герр Штреземанн, это действительно вкусно. И трудно оторваться. Но у меня от этого лакомства заболел язык.

Штреземанн высыпает в карман куртки стакан семечек, кладет на столик в купе фрау Мюллер десять пфеннигов и возвращается к себе. Вскоре появляется нагруженный бутылками с пивом Шварцмайер.

— Не пригласить ли нам к столу соседа? — говорит Штреземанн. — Вероятно, он уже выспался.

Гуго трогает за плечо лежащего на верхней полке мужчину. Тот ворочается, открывает заспанные глаза. Приветливо здоровается. Шварцмайер жестами показывает: спускайтесь, составьте компанию. Штреземанн на ломаном русском языке подтверждает приглашение:

— Ви уметь спать, — говорит он. — Ви уметь... э-э... тринкен пиво?

— Пиво? Умею, — говорит мужчина. — Но надо умыться.

Четверть часа спустя они сидят в купе дружной компанией. Разговор течет сумбурно — они плохо понимают друг друга. Попутчик достает из своего чемоданчика подсоленных вяленых чебаков, угощает. Соседи бурно одобряют закуску. Выпито пять бутылок. Штреземанн опускает руку в карман, достает горсть семечек.

— Хенде, — показывает жестом. — Угощать тоже.

Внимательно смотрит на ладони спутника, сложенные лодочкой. Сыплет в них семечки.

— Ехать дальеко?

— Москва. Выставка достижений народного хозяйства. — Мужчина тычет себя в грудь. — Комбайнер.

— О, комбайн! Гут! Ми есть турист. Дойч турист...

Время летит незаметно. В купе заглядывает проводник: скоро Долинск. Попутчик выходит в коридор, чтобы не мешать туристам переодеться. Поезд грохочет по мосту.

— Это не кэгэбист, — говорит Штреземанн. — Видел его руки? Это руки настоящего сельскохозяйственного рабочего.

Состав замедляет ход. За окнами мелькают новые высокие дома, городские улицы. Ползут где-то внизу автомашины, автобусы, троллейбусы, спешат пешеходы. Вот улица идет вверх, машины влезают на виадук и теперь уже смотрят на гусеницу поезда свысока. Вокзал. Членов делегации ждет комфортабельный автобус.

...Позади по-русски сытный обед, встречи с переводчиками и гидом, краткое знакомство с городом — пока из окон автобуса. И вот они сидят за столом в просторном двухкомнатном номере-люксе центральной гостиницы Долинска. Из приглушенного динамика доносятся нежные, певучие мелодии старинных русских романсов. Вечереет.

У Штреземанна отличное настроение — все складывается превосходно. Шеф гамбургского филиала разведцентра принял все его предложения, вовремя успел включить доктора в состав выезжающей в Россию делегации, сумел добиться, чтобы в представляемый советским властям план поездки было включено посещение Долинска. Шеф позаботился и о том, чтобы обеспечить Штреземанна надежным помощником. Гуго Шварцмайер — старый, опытный агент разведки. Им уже не раз приходилось вместе выполнять различные, порой довольно щекотливые поручения шефа. Чего стоила, например, прошлогодняя поездка в Белград со специальной миссией — проверкой вызвавшего подозрения в двурушничестве агента разведки. Этот тип — как бишь его ввали? Да, Милаш — оказался крепким орешком. Но они сумели заманить его в горы, а там скрутили и подвергли допросу с пристрастием. Штреземанн сам большой дока в таких делах, но и Гуго показал себя весьма изобретательным. Как извивался в мучениях «двойник». Пришлось заткнуть ему рот, иначе бы дикими воплями он переполошил все окрестности. Не удивительно, что он признался во всем и покаялся. Потом они устроили небольшой обвал, чтобы вместе с трупом бывшего агента похоронить все следы. Это была идея Шварцмайера. Прекрасная идея, сэкономившая им массу времени...

— Prosit, Gugo![14] — Штреземанн выпил рюмку водки и потянулся к столу. — С русской водкой нужно есть масло, — со знанием дела объяснил он спутнику.

— И икру. У красных есть удивительная красная икра, — хохотнул Шварцмайер. — Почему нам подали черную?

Он тоже доволен и благодушествует. Бесплатная интересная поездка, приличное вознаграждение по ее окончании и почти никакого риска: главный исполнитель Штреземанн, а Гуго только прикрывает. В случае каких-либо осложнений доказать его участие в разведывательной акции русским ни за что не удастся. Впрочем, какие могут быть осложнения? Штреземанн — ас разведки. Да и Гуго свое дело знает.

Шварцмайер вновь наполняет рюмки.

— Завтра мы идем в театр, Гуго. Я уже заказал билеты. Будем слушать «Русалку». Однажды я имел удовольствие слышать эту оперу, правда, по телевидению. Великолепно.

— С радостью, Зигфрид. Ты знаешь, как я люблю музыку...

— У русских хорошая музыка и талантливые музыканты. Prosit!

— Prosit!


* * * | Две операции майора Климова | cледующая глава