home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

Исподволь, незаметно подкрадываются к городу вечерние сумерки. На улицах они еще не ощутимы, но в окнах зданий начинают вспыхивать огоньки ламп. Помыкавшись по приемным и коридорам СКБ, Реслер вышел с территории завода. Хотелось на сегодня создать себе надежное алиби: кто знает, вдруг связник будет схвачен, обнаружатся собранные Реслером материалы... Начнут копаться... А он во время пребывания связника в Долинске всегда был на виду, на людях... «Обмыть» новое назначение — неплохой предлог для приглашения Серебрякова и Шушарина в ресторан. Заодно можно бы и укрепить выгодные для него «дружеские» отношения. Но Серебряков, как оказалось, уехал с директором на соседний завод, к себе уже не вернется, а домой к нему Реслер, увы, пока не вхож. А Шушарин выполняет поручение профкома в подшефном колхозе. Реслеру предстояло придумать что-то иное. Поигрывая ключом на тонкой никелированной цепочке, он подошел к своей машине.

— Здравствуйте, Федор Семенович, — раздался сзади негромкий голос.

— Здравствуйте... товарищ Гребенщиков, если не ошибаюсь? Это вы недавно читали в нашем отделе лекцию?

— У вас отличная память, Федор Семенович.

— А вот имени-отчества, извините, не знаю.

— Евгений Андреевич.

— Рад приятному знакомству.

— Хотелось бы, Федор Семенович, с вами конфиденциально побеседовать. О некоторых заводских делах. Не возражаете?

— Что вы... Конечно, нет.

— Вот только где удобнее?

— Едем ко мне, — предложил Реслер. — Там никто не помешает.

...Реслер вел машину мастерски. Болтая о погоде, урожае, дорогах, в душе посмеивался над своим испугом: чекисты обратились к нему — это же еще одно свидетельство прочности его положения. Уж он постарается извлечь из этой беседы пользу. А алиби — лучше не придумаешь!

Остановив «Москвич» у подъезда, сказал:

— Потом я вас отвезу.

— Не стоит, Федор Семенович, я живу почти рядом. Лучше убрать машину, а то еще мальчишки поцарапают или стекла побьют. Кстати, где вы ее держите?

— О, жильцам нашего дома повезло. Гараж во дворе.

— Отлично.

...Реслер распахнул тяжелые железные ворота, войдя, включил свет. Гребенщиков вошел следом. За его спиной, точно материализовавшись из воздуха, выросли фигуры Березкина и Миронова. В воротах остановились следователь по особо важным делам, помощник военного прокурора, двое понятых.

Реслер все понял. Невольно глянул в угол, где лежала так небрежно спрятанная утром специальная радиостанция. В отчаянии дернулся в сторону, остановился: бежать некуда. Под ироническим взглядом Евгения Гребенщикова сжатые в кулаки руки «Фиалки» опустились. Тело обмякло. Ключ на тонкой никелированной цепочке со звоном упал на бетонный пол...


предыдущая глава | Две операции майора Климова | cледующая глава