home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Во вторник, восемнадцатого июля, майор Климов как обычно с утра докладывал о полученных накануне материалах начальнику управления полковнику Васильеву.

Тучный, шумный, веселый, не очень-то сдержанный в выражениях, способный подчас и накричать, Иван Сергеевич Васильев пользовался не только уважением, но и симпатиями сотрудников. Подкупали в нем смелость в решениях, их продуманность; искреннее внимание к нуждам людей, непоказная забота о них. Да и резкость старого полковника никогда не была обидной, так как ругал он только за дело и, зная свою горячность, всегда умел загладить вырвавшиеся несправедливые слова.

 

Вчера, вспомнил Климов перед докладом, Березкин рассказывал:

— Стою я у окна, зажигалку заправляю, вдруг заходит в кабинет Иван Сергеевич. А на столе — куча бумаг неподшитых. Ну и разнес он меня! «Ты, — говорит, — такой загруженный человек, что, понятно, с бумагами возиться некогда. Так занеси мне вечерком эту папочку, я уж выберу время, приведу ее в порядок, подошью аккуратненько. А ты на танцы сходишь, отдохнешь от перегрузок». Ушел он, а я сижу, как рак, красный, и руки дрожат. Вдруг — звонок. Вызывает. Усадил в кресло, улыбается: «Ты, — говорит, — на старика не обижайся, а расскажи, что нового по делу «Мельника» получил. Давно не смотрел. А между делами — чайком побалуемся». И так хорошо поговорили! Ну, а уж с бумагами я теперь...

Путь свой в органах государственной безопасности Васильев начал с должности помощника оперативного уполномоченного, прошел всю служебную лестницу, досконально знал дело. В годы войны он был заместителем командира по разведке в партизанском отряде; рассказы о некоторых операциях того времени, проведенных Батей, передавались в управлении молодым сотрудникам как легенды. Чинуш Васильев не терпел, со всеми был прост и прям, за своих «орлов» стоял горой. Климов работал с ним больше десяти лет, они хорошо знали и ценили друг друга.

...Поскрипывая новыми сапогами, расхаживал полковник по просторному кабинету, дотошно выспрашивал у Климова все детали. Дело было явно необычным.

Когда майор закончил доклад, Иван Сергеевич, сдвигая животом массивное кресло, дотянулся до нижней полки телефонного столика, достал пепельницу и пустил ее по полированной поверхности стола к Климову.

— Кури, — коротко бросил он. — А бумажки эти дай мне, сам почитаю. Кури, кури, не мучайся, — прикрикнул полковник, видя, что Алексей Петрович отодвинул пепельницу.

«Задело Батю, — отметил про себя Климов, — подумать хочет». Он знал привычки Васильева — сейчас полковник не отпустит его, пока не примет решение. Просматривая свежую газету, Алексей Петрович осторожно выпускал тонкие струйки дыма в сторону открытого окна. Васильев не курил и терпеть не мог табачного дыма, но, задерживая подчиненных у себя надолго, всегда предлагал сигареты. «Знаю я вас, дымокуров, хлебом не корми, дай только соску», — говаривал, грубовато посмеиваясь.

— Да, случай довольно редкий, — закрывая папку, задумчиво произнес полковник. — По-моему, мы имеем дело с так называемым добровольным, самоинициативным шпионажем. Не так ли, Алексей Петрович?

— По всей вероятности так, Иван Сергеевич. Я тоже считаю, что ни Колчин, ни Рачинский не связаны сейчас с иностранной разведкой.

— Но тем не менее собирают шпионские сведения? Тайник, результаты его исследования, явное тяготение Рачинского к работе в последние годы в наиболее секретных узлах — это веские доказательства. — Васильев помолчал, перебирая лежавшие перед ним карандаши. — Не связаны с разведкой, говоришь? Да, пожалуй, квалификации современных шпионов, судя по этим материалам, у них нет...

— Колчина мы знаем достаточно хорошо, — продолжал полковник, — это враг опытный и умный. В том, что он связался с Рачинским — явный риск для него, а «Оборотень» зря рисковать не станет. Считаю, что в качестве главной можно принять версию: Колчин и Рачинский намерены бежать за границу, а шпионские материалы собирают по своей инициативе с целью продажи их нашим противникам. Так сказать, для обеспечения себе радушного приема и легкой жизни в западном «раю». Это предположение определит и главное направление розыска: в первую очередь, Алексей Петрович, ориентируйте о преступниках все органы КГБ в приграничных районах, все пограничные отряды и заставы. Вышлите туда их фотокарточки, описание примет.

— Сделаем, товарищ полковник, — ответил Климов. — Сегодня же. Рачинский исчез около месяца назад, быть может, они уже осуществили или пытались осуществить прорыв через границу.

— Кстати, запроси-ка, майор, — вновь переходя на привычное «ты», заметил Васильев, — не регистрировались ли в течение этого времени такие попытки.

Климов кивнул и продолжал:

— В основу второго направления розыска, мне кажется, нужно положить глубокую проработку прошлого Рачинского. Организовать ее здесь, в Свердловске, Верхнереченске, Москве.

— Согласен. Но учти, при такой проработке нужно не только искать самого Рачинского, но и разобраться, в чем же истоки его падения. Колчин нам ясен, а Рачинский? Что его толкнуло на предательство? Работа предстоит трудоемкая, так что организуй, Алексей Петрович, оперативную группу. Возглавишь ее сам, а все текущие дела по отделению передай Лютову. Прикомандировываю к тебе капитана Гребенщикова, ну и, пожалуй, Березкина. От всех других дел их освободи. И практиканта своего используй на полную мощность. Я смотрю, он, брат, так и рвется в дело. Ребят собери сейчас же, наметьте, что нужно делать, и начинайте. О проделанной работе и ее результатах докладывай мне каждый день. И помни: главное — чтобы секретная информация не ушла за границу.


предыдущая глава | Две операции майора Климова | cледующая глава