home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Седьмой номер находится на первом этаже, в дальнем углу коридора. Затененная деревьями, средних размеров комната, в которой стоят кровать, тахта, шкаф, стол и несколько стульев. Ванная. Туалет. Ничего примечательного, номер как номер. Пожалуй, несколько темноват.

Николай распахнул окно и выглянул в него. Так вот в чем дело! Вот какие неоценимые достоинства имеет это помещение!

Действительно, с точки зрения преступника — это клад, а не комната. Окно выходит в глухой, густо заросший зеленью переулок и ни из окрестных домов, ни с улицы не просматривается. Чуть ниже подоконника — изогнутый ствол карагача, под ним — скамейка. Можно на глазах у всех зайти в номер, закрыться в нем и... тут же исчезнуть через окно.

...А может быть, наоборот — впустить через окно сообщника? Зачем «Оборотню» предъявлять администрации документы, прописываться, да и вообще показываться на глаза? Он же понимает, что его должны искать, что официальное устройство в гостиницу — серьезный риск. Пусть номер снимает Рачинский, который, по мнению преступников, вне подозрений. А Колчин может приходить таким необычным способом, ночевать здесь.

Спустя десять минут Николай позвонил дежурному по этажу. В комнату вошел молодой человек, черноволосый, со строгими тонкими чертами лица, в белой рубашке с закатанными рукавами.

— Здравствуйте, — приветливо сказал он. — Вы звонили?

— Здравствуйте, — Березкин протянул руку, затем жестом пригласил дежурного присесть. — Я у вас в городе впервые, хотел бы кое о чем расспросить. Не возражаете? Но прежде давайте познакомимся. Березкин, — во второй раз протянул Николай руку парню.

— С вами здороваться опасно, — с улыбкой сказал тот, потирая пальцы. — Железное рукопожатие. Боюсь, что после прощания мне придется брать бюллетень. Моя фамилия Гафуров. Файзулла Гафуров.

...Завязалась и потекла беседа. О городе, о том, что идет в театре и сложно ли заказать такси, как попасть на рынок и до которого часа работает музей...

Разговаривая, Березкин достал из шкафа заранее положенную туда фотографию Рачинского, спросил:

— Это, очевидно, забыл мой предшественник?

— Да, — улыбнулся Файзулла, — этот человек жил здесь до вас. Он преступник? Вы его ищете?

Лейтенант даже вздрогнул от неожиданности.

— Почему вы так думаете?

— Выправка у вас военного человека, администратора расспрашивали, меня спрашиваете... А карточки этой в номере не было, я точно знаю. Уборщица приболела, я сам номер убирал. Значит, вы ее с собой привезли, товарищ начальник, — сказал насмешливо Файзулла, сверкнув зубами.

— Вот что значит граница, — в свою очередь, хотя и не очень весело, улыбнулся Березкин, показывая Гафурову удостоверение.

— Я, товарищ лейтенант, в народной дружине состою, член штаба, — объяснил Файзулла. — И пограничникам не раз помогал, и работникам милиции. Так что кое-какого опыта набрался. А в сферу обслуживания пришел по комсомольской путевке. Не беспокойтесь, не подведу.

— Я действительно интересуюсь этим человеком, товарищ Гафуров, — Николай положил фотокарточку на стол, прихлопнул ее ладонью. — Но прошу вас наш разговор сохранить в тайне.

— Конечно, конечно. Но только сказать-то я о нем почти ничего не могу. Жил тихо. Даже мало куда ходил, видно, слухов о холере испугался. Во всяком случае, меня расспрашивал — нет ли заболеваний в городе. Выпивал. Вино и фрукты каждый вечер в номер носил. Чаще даже не вино, а водку. Неприятный человек — закроется в комнате и пьет в одиночку. Как можно столько пить?

— Его кто-нибудь навещал?

— Один раз видел я в его комнате старика. Даже не то, чтобы старика, а так, пожилого мужчину, только с бородой. Жилец этот вышел к администратору, а я к нему захожу воду в графине сменить. Смотрю — у него гость. Пожилой, нос с горбинкой, бородка, не здешний. Когда он зашел — не видел, не скажу. Но после того, как я вышел — сидел недолго. Смотрю, выходит из номера, попрощался со мной так вежливо и ушел из гостиницы.

— Не похож чем-нибудь на этого человека? — Березкин достал из записной книжки и протянул Гафурову фотокарточку «Оборотня».

— Этот же совсем молодой! — Файзулла внимательно всматривался в фотоснимок. — Вы знаете, я бы сказал, что этот может быть сыном того старика. Сходство есть, но возраст... Тот был много старше. Очень много старше.

— Спасибо, товарищ Гафуров. Я задержал вас, извините.

— Ну, что вы. Если что-нибудь понадобится — обращайтесь ко мне, я человек местный, все здесь знаю. А помочь всегда рад.

...Проводив Файзуллу, лейтенант занялся детальным осмотром помещения, надеясь еще чем-то подкрепить созревшее у него убеждение.


предыдущая глава | Две операции майора Климова | cледующая глава