home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

С утра двадцать девятого июля, подготовив проект телеграммы в Долинск, Волков с согласия начальника отдела занялся организацией наблюдения на вокзале и в аэропорту на случай появления там разыскиваемых. За этими хлопотливыми делами и застал его Гребенщиков, вошедший в кабинет в сопровождении Лазарева.

— Телеграмму в Долинск я отправлю, — сказал подполковник Волкову. — А вы, Евгений Андреевич, — повернулся он к Гребенщикову, — знакомьтесь с коллегой, просмотрите его материалы и включайтесь в дело. Если будет нужна помощь — заходите.

Лазарев ушел.

— Юрий, — протянул руку Волков. — Занимаю высокий пост оперативного уполномоченного Верхнереченского отдела КГБ. Рад познакомиться.

Гребенщиков пожал протянутую руку, назвал себя. Времени на церемонии и обычные в таких случаях пристрелочные разговоры (где учился, с кем, кто из наших здесь работает) не было, поэтому оба, не сговариваясь, перешли к делу.

Ознакомившись с намеченными Волковым мероприятиями и в принципе согласившись с ними, Евгений предложил в первую очередь активизировать розыск человека, у которого Рачинский и, вероятно, Колчин остановились (или останавливались?) в Верхнереченске. Ни в одной гостинице Рачинский прописан не был. Поиск его знакомой или знакомого, связь с которым поддерживалась по почте, мог затянуться на неопределенное время. А именно времени у чекистов не было. Преступники экипировались и, возможно, уже вновь устремились к границе, чтобы осуществить свой замысел.

Предлагая несколько необычный план поиска, Гребенщиков исходил из того, что вряд ли у преступников в Верхнереченске есть сообщник. Время существования разветвленных антисоветских организаций, как, кстати, и время вражеских резидентур, о которых по инерции еще продолжают писать некоторые авторы детективных романов, давно миновало. Не стало в нашем обществе социальной базы, опоры для врага. Сейчас враг должен даже от близких людей прятаться, маскироваться, скрывать свою сущность.

А коль это так, то скорее всего человек, у которого жили преступники, не знал об их враждебных замыслах и не был посвящен в их намерения. Человеком этим, учитывая полученные Галей Черновой сведения, вероятнее всего, была женщина.


предыдущая глава | Две операции майора Климова | cледующая глава