home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

«ИЛ-18» мягко пристукнул колесами шасси о бетон новой, недавно проложенной взлетной полосы, покатился, подрагивая, постепенно снижая скорость. Общее движение пробежало по салонам, заклацали пряжки расстегиваемых ремней.

— Граждане пассажиры, прошу всех оставаться на местах до полной остановки двигателей, — заученно объявила бортпроводница.

— Девушка, помогите, — просительно и нежно улыбаясь, протянул Геннадий Рыбин.

— В чем дело?

— Мечтаю жениться на стюардессе...

— Что же вам мешает?

— Понимаете, как только сажусь в самолет, меня привязывают, — огорченно ткнул пальцем в ремень Геннадий.

— Утешьтесь этим, — девушка бросила на колени Рыбина конфетку и провожаемая веселыми взглядами пассажиров прошла дальше.

...Рыбина никто не встречал. Насвистывая привязавшийся в пути мотивчик, он вышел к стоянке автотранспорта и, игнорируя очередь на такси, занялся поиском «левой» машины. Геннадий имел опыт в таких делах, и поиск не остался безуспешным. Выполняя инструкции Винченцо, Рыбин поехал не домой, а к двоюродной тетке, Серафиме Степановне Наумовой, женщине, по его определению, «экстра класса». Определение не было таким уж неточным, во всяком случае внешне Серафима Степановна выглядела эффектно. Что касается ее кредо, то Симочка (не важно — к месту или не к месту) любила повторять: «Все знакомые говорят, что я создана для любви». Правда, знакомые обычно впервые слышали это изречение от нее самой, но... постепенно привыкали и так думать, и так говорить. Муж вначале хмурился, пытался утверждать, что человек создан для труда, что пора бы выбросить из головы всю эту блажь и идти работать, но занятый с утра до вечера в своем конструкторском бюро в конце концов махнул на все рукой. И то: денег хватало, дома был создан уют, а в редкие свободные вечера появиться в театре, на концерте или просто в гостях с красавицей женой, чувствовать, что они привлекают внимание, слышать за спиной удивленно восторженный шепоток — это было даже приятно.

— Генчик! Какими судьбами? — не по-родственному прижимаясь высоким бюстом к груди Рыбина, прощебетала Серафима Степановна.

— Салют, ma tante[6], — звучно чмокнул ее Геннадий. — С дальних крымских берегов — и к тебе. Моих нет дома, а ключ я не брал. Брошу у тебя чемоданчик, потом сам заберу, а если запрягут в работу (я, говоря по секрету, из отпуска-то опоздал), Жорку попрошу забрать. Лады?

— Лады, лады, миленький.

— Кстати, прими-ка потрясный сюрприз да угости меня рюмашкой за старание. Водится у тебя что-нибудь этакое, симпатичное? Но пусть не «Наполеон», я не избалованный...

Генчик забросил чемодан в стоящий в прихожей шкаф и, пройдя в гостиную, извлек из саквояжа небольшой сверток. Повертев его в руке, небрежно швырнул на диван.

— Шик-модерн. Французское производство. Специально для тебя и с великим трудом добытое. Цени!

Торопливо поставив на стол поднос с бутылкой коньяка, рюмками и легкой закуской, Серафима Степановна развернула сверток и ахнула. Это был действительно сюрприз — туфли из крокодиловой кожи. Рыбин утонул в объятиях тетушки.


* * * | Две операции майора Климова | cледующая глава