home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

«...Этот день, день, который я в своем календаре тогда отметил и теперь ежегодно отмечаю красной звездочкой, войдет в историю, — так будет потом начинать свой рассказ о происходящих событиях Евгений Гребенщиков. — Возможно, в будущем, когда с наших дел спадет покров тайны, человечество начнет праздновать его, как день коллективизма, символизирующий результативность объединенных усилий группы индивидуумов. Праздновать так же, как, например, празднуют сейчас День 8 марта».

Но это будет потом, позднее. Пока же всех сотрудников оперативной группы одолевают совсем другие мысли...

— ...Итак, отметим самое главное, основное.

Б е р е з к и н. Федор Семенович Сырмолотов, по паспорту — тысяча девятьсот двадцать третьего года рождения, ныне работающий старшим инженером СКБ завода имени Калинина, был близко знаком с Димой Воронцовым: они вместе учились в школе, вместе служили в армии. Добыто несколько юношеских фотографий Сырмолотова.

Г р е б е н щ и к о в. Инженер Сырмолотов проживает в Долинске и работает на заводе имени Калинина с тысяча девятьсот сорок третьего года. На почве обоюдного увлечения рыбной ловлей установил приятельские отношения с ведущим инженером проекта номер девять Серебряковым. Неоднократно, сетуя на не совсем нормальные отношения с руководителем отдела, просил Серебрякова взять его к себе в группу. Серебряков ходатайствовал об этом перед директором завода.

К о л о с к о в. Федор Сырмолотов два года назад провел отпуск в Болгарии, на Золотых Песках. Проект телеграммы в Центр с просьбой выяснить у болгарских друзей, не находились ли в это время на Золотых Песках известные нашим органам сотрудники иностранных разведок или служащие фирмы, в которой «трудится» Штреземанн, подготовлен.

М и р о н о в. Из полученных на заводе имени Калинина списков командированных видно, что Сырмолотов с двадцать шестого июня по седьмое июля находился в командировке в Москве; представил в бухгалтерию счет гостиницы «Украина». Одновременно с ним в Москве находились в командировке инженеры Савельев и Малышко. Но они выехали на день позднее и жили в гостинице «Минск». Слетать из Москвы в Крым за два выходных дня он, конечно, мог. Меры по проверке этого предположения намечены. Прошу их рассмотреть.

— Что ж, все высказанное звучит весьма убедительно, — Климов собрал в стопку доложенные ему документы, аккуратно вложил их в папку с надписью: «Дело по розыску «Фиалки». — Нужно начинать работать.

— Начинать? — невольно вырвалось у Колоскова.

— Да, начинать. Пока мы лишь определили вызывающее подозрения лицо... И только. Почти все ваши предложения дельные, их осуществим. Работать будем по трем главным линиям: первая — узнать все о Сырмолотове. В том числе — действительно ли работает на заводе Сырмолотов, а не другой человек, пользующийся его документами. Подготовить материалы для идентификации личности по фотокарточкам. Поручим это Николаю Ивановичу: вторая — не можем и не будем пассивно ждать действий шпиона. Необходимо повлиять на его действия, заставить выдать себя и сообщников. Разработку такого плана поручаю Евгению Андреевичу. После совещания прошу тебя, Женя, остаться, обговорим детали; третья — глаз не спускать с Сырмолотова. Знать его поведение сейчас, проверить на «эффект Миронова», быть при этом предельно осторожными. Учитывать новые данные службы наблюдения за эфиром. Это ваша задача, товарищи Миронов и Колосков.

Планы, включающие в себя способы и методы решения этих задач прошу представить мне сегодня к вечеру.


предыдущая глава | Две операции майора Климова | cледующая глава