home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11

Итак, ситуация более или мене прояснилась, то есть сделалась еще запутанней и загадочней. Выяснилось, что целый день дома никого не было, потому что Автандил с Кесоу приехали еще позже Григория и Эки. И, судя по всему, никто не видел, ни когда мы пришли, если мы это сделали сами, находясь в некоем лунатическом состоянии, ни когда нас принесли, что, скорее всего, и было на самом деле.

Я решила действовать. Закрыла и занавесила оба наших окна, включила верхний свет, заперла дверь и скомандовала Татьяне:

— Раздевайся!

— Как?

— Совсем!

— Зачем?

— Будем проводить следствие.

— А ты?

— Я тоже, не беспокойся.

Татьяна разделась первая, и я ахнула. Ее задница, живот и грудь, — словом, все скрытое под купальником и незагорелое тело было в багрово-синих пятнах.

У меня оказалось то же самое.

— Мамочка родная, — воскликнула Татьяна. — Да это же самые натуральнее засосы! Вот сволочи! — Она выгнулась и, встав около гардероба, одна из створок которого была зеркальной, осмотрела свою задницу. — Ты смотри, они совершенно симметричные на обеих половинках… Специально, что ли? А это не засос, а просто укус…

Я присела и рассмотрела поближе то пятно, которое она показывала. Отчетливо были видны два полукруга синячков от зубов.

— Ну не гады! — Глаза Татьяны наполнились слезами. — Завтра приду на пляж, возьму дубину и по поганым рожам… И пусть меня зарежут после этого.

— А если это не они?

— А кто же еще? — удивилась сквозь слезы Татьяна.

— Кто-то посерьезнее, чем эти бездельники, которые целыми днями пялятся и, как стервятники, выжидают, когда мы дрогнем. Нет, это кто-то очень смелый сделал. И засосы не побоялся оставить… Словно расписался…

— Так что же это — один гад нас?.. — всхлипнула Татьяна.

— Один, или два, или больше, какая разница… Ясно, что они не из этой компании п--страдателей.

Татьяна так удивилась моему мату, что тут же перестала плакать. Раньше я при ней не ругалась и очень не любила, когда она приносила из института какой-нибудь матерный анекдот. Между прочим, к мужскому мату я относилась вполне терпимо…

Я взяла и тщательно изучила свои купальные трусы, которые были на мне с самого утра. Ничего подозрительного я на них не обнаружила.

— Ничего не понимаю… ~ пробормотала я. — Дай-ка мне твои плавки.

На ее трусах тоже ничего не было.

— Слушай, — несколько смутившись, спросила я, — из тебя потом, после, что-нибудь вытекает? — Несмотря на всю нашу близость, мы с Татьяной не обсуждали всякие там подробности…

— Конечно. Не глотает же она ее… Бежишь подмываться, а по ногам так и течет… А почему ты спрашиваешь? Разве у тебя по-другому?

— Да! Она, мерзавка, ни капли обратно не отдает. И куда все девается — сама не знаю…

— Ну ты даешь! Феномен! — Татьяна уже забыла о своих слезах. — Неужели ни капли?

— Ни одной.

— Так что же, выходит, они нас не того?.. Потому что из меня уж точно вытекло бы…

Татьяна для верности даже попрыгала, потом присела, раскорячившись, на корточки и провела по промежности рукой.

— Выходит так, хотя… — Я задумалась. — Хотя ничего не известно. Они могли просто не кончать в нас. Или делать это с презервативом. Скорее всего, так оно и было.

— Но почему? — удивилась Татьяна.

— В случае чего сперма — это серьезная улика! По сперме можно установить человека…

— Вот суки! — прошипела Татьяна. — Все предусмотрели, гады ползучие! И как же мы их теперь узнаем?

— Боюсь, что никак…

— И что нам теперь делать?

— Не знаю… — сказала я.

— А если это какие-то уроды?

— Тебе было бы легче, если б эти скоты оказались красавцами?

— Ну, все-таки… — сказала Татьяна. — А если это больные и мы теперь зараженные?

— А вот это очень может быть.

— Ой, Маня, не пугай меня… — замахала на меня руками Татьяна.

— Ты думаешь, мне меньше твоего страшно?


предыдущая глава | Прекрасная толстушка. Книга 1 | cледующая глава



Loading...