home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12

Уже совсем засыпая, Татьяна пробормотала в темноте:

— А все-таки жаль…

— Чего тебе жаль?

— Ну, что мы совсем ничего не помним… Судя по засосам, они долго над нами трудились… Вряд ли это были какие-нибудь старые уроды… Слушай, а как же они это сделали?

Что? — недовольно спросила я. Мне хотелось поскорее уснуть и хотя бы во сне избавиться от этого кошмара.

— Ну это… Усыпили нас?

Я засмеялась и включила лампу.

— Ты чего? — спросила Татьяна, щурясь на свет.

— Все равно не уснем! Мы же только что проснулись и проспали двенадцать часов… А вот как они нас усыпили — это интересный вопрос. На завтрак мы ели вареные яйца и помидоры без хлеба… Кофе молола, варила и разливала я сама. Воду брала из-под крана. Больше мы ничего дома не ели и не пили…

— Я еще съела большущую грушу… — виновато сказала Татьяна.

— Когда это ты успела? — удивилась я.

— Когда ты молола кофе…

— Но ведь ты в это время сидела в сортире…

— Ну, там я ее и доела… — совершенно смутилась уличенная Танька. У нее с ясельного возраста была глупая детская привычка жевать чего-нибудь, сидя на толчке. Она с ней мужественно боролась, но, как оказалось, стоило ей расслабиться, забыться от полного безделья, южной ленивой одури и развращающего изобилия даров земли, как привычка, запрятанная глубоко в душе, высунула свою коварную головку…

— Ну, Танька, ты даешь! В этой хлорке… А если бы кто увидел?

— Да что я, совсем уж! — возмутилась Татьяна. — Автандил со своей машиной в гараже возился, а Григория, Эки и Гурама не было. Они уже уехали.

Не найдя на это никаких слов, я покачала головой. Танька развела руками.

— Хорошо, — сказала я, — в конце концов, это дело твоего будущего мужа. А что мы еще ели и пили?

— Орехи ели на базаре, — вспомнила Татьяна. — Я специально для пляжа в сумку отсыпала из пакетов, которые мы в Москву приготовили…

Она резво спрыгнула с дивана и заглянула в полотняную пляжную сумку, которая лежала на стуле, там, где всегда. Под нашей пляжной подстилкой были нетронутые орехи.

— Все орехи на месте… — растерянно сказала Татьяна.

— А ты хотела бы, чтобы мы их во сне грызли, пока нам засосы ставили?

— Значит, мороженое! — сказала Татьяна, не обращая внимания на мою иронию.

— Ничего другого не остается, — согласилась я. — Ты заметила, что сегодня мороженым торговал совсем незнакомый мальчишка. Я еще подумала, сколько же внуков у дяди Тиграна.

— А я не обратила внимания, — сказала Татьяна. — Значит, все очень просто — пойдем завтра на базар и возьмем пацана за горло…

— А если на его месте будет другой? Неужели они не предусмотрели, что мы догадаемся про это мороженое…

— Тогда пойдем в милицию! — решительно рубанула рукой Татьяна.

— А если это сделал милиционер? Разве он не предлагал тебё поехать на Холодную речку посмотреть на дачу Сталина? Или какой-нибудь ближний родственник милиционера? Да если он и догадается, кто это сделал, разве он доведет дело до суда и следствия? Посмеется, и только. Но на другой день все село будет на нас пальцами показывать. Да и наверняка эти сволочи все продумали с мороженым, и никаких концов мы не найдем.

— Но неужели никто не видел, как они нас волокли куда- то, а потом домой?

— Ты помнишь, как в первый день к нам «любов» в дверь стучалась? И никто мерзавца не заметил, когда он входил. Его застукали уже около двери, и то только потому, что Эка пришла нас звать к столу.

— Так что же нам делать? — чуть не плача от злости, спросила Татьяна и принялась нервно чесаться.

— Ничего, — грустно сказала я. — Доживем последние четыре дня и тихонько уберемся восвояси…

— Слушай, — вдруг вытаращила глаза Татьяна, — а на какой день выступает сыпь при сифилисе?

Она спрыгнула с кровати, подбежала к зеркалу, задрала рубашку и стала изучать расчесанные места.

— Успокойся, через несколько дней…

— А почему же чешется?

— Это у тебя психоз.

— А вдруг и вправду нас сифилисом заразили? Нужно же как-то провериться…

— В Москве и проверимся. Осталось всего четыре дня.

— А не поздно будет?

— Ой, Танька, замолчи, а то накаркаешь действительно! Ничего эти четыре дня не изменят.

— А если у нас действительно сифилис, то можно будет определить, у кого он тоже есть, — и все! Конец голубчикам!

— Ну да, — сказала я — здесь тысяч пять мужиков живет. Нужно будет их всех с милицией отвезти куда-нибудь в Сочи или в Гагры в кожно-венерический диспансер и у всех взят!» из вены кровь для анализа. Ты думаешь, что говоришь?

— Что же, мы так и уедем как оплеванные? — возмутилась Татьяна.

— Почему как? — спросила я.


предыдущая глава | Прекрасная толстушка. Книга 1 | cледующая глава



Loading...