home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


105

Брендан Дуиган преподнес Рою Грейсу серьезную проблему на плановом совещании перед совместным инструктажем по операциям «Хамелеон» и «Мистраль».

Поэтому сразу после краткого обзора событий дня Грейс уведомил членов следственных бригад, набившихся в конференц-зал Суссекс-Хаус, о возникших сомнениях в расчетах времени, связывавших Брайана Бишопа с убийством Софи Харрингтон. И попросил сделать сообщение констебля Корбин из бригады Дуигана.

Эдриен Корбин, двадцативосьмилетняя маленькая крепышка в джинсах и оранжевой футболке, была сложена, как здоровый парнишка. Ее мальчишеская стрижка вкупе с круглой безмятежной физиономией делала ее похожей на мопса, по мнению Грейса. Перед многочисленной аудиторией Корбин держалась агрессивней обычного, потому что сильно нервничала.

– Я рассчитала все передвижения Брайана Бишопа днем и вечером пятого августа по сведениям, предоставленным офицером Линдой Бакли, водителем такси, по съемкам видеокамер брайтонской дорожной полиции и другим источникам, включая данные о звонках Бишопа по мобильному телефону и данные, которые предоставила компания «Бритиш телеком», свидетельствующие о местонахождении его телефона.

Корбин остановилась, переводя дух. Грейс пожалел ее. Хороший детектив не обязательно хороший оратор. Она полистала блокнот, словно что-то проверяя, потом продолжила:

– Относительно операции «Хамелеон» выясняется, что с мобильного телефона Бишопа не было никаких исходящих и входящих звонков с двадцати трех двадцати четверга третьего августа до шести тридцати четырех утра пятницы четвертого августа.

– Из этой информации можно вывести, что Бишоп в тот период оставался на месте, или не брал с собой телефон, или его просто выключил? – спросил Грейс.

– Насколько я понимаю, включенный телефон постоянно подает сигналы на ближайшую базовую станцию, тем самым сообщая о том, где находится. Лондонские мачты получали сигналы с телефона Бишопа, свидетельствовавшие о том, что он возвращается с Пикадилли в Ноттинг-Хилл, приблизительно между двадцатью тремя и двадцатью тремя пятнадцатью. Последний сигнал был принят в двадцать три двадцать базовой станцией в Бейсуотере, в Западном Лондоне, неподалеку от Ноттинг-Хилла. Следующие поступили на базу в шесть тридцать утра, сэр.

Хотя эти данные совпадали с показаниями Фила Тейлора о том, когда Бишоп вышел из ресторана «Уолсли», сами по себе они никакой пользы не принесли. Бишоп вполне мог выключить телефон, чтобы поездку среди ночи в Брайтон и обратно не засекли базовые станции, и с легкостью докажет, что выключил его, чтобы спокойно выспаться без помех. Но дальнейшее сообщение констебля Корбин заинтриговало Грейса.

– Передвижения мобильного телефона Бишопа в пятницу четвертого августа до восемнадцати сорока пяти совпадают с его показаниями, подтверждая, что он отправился прямо из Лондона в гольф-клуб в Северном Брайтоне, а оттуда в Суссекс-Хаус, а позднее в «Отель дю Вен». Он выключил телефон с двенадцати двадцати восьми до четырнадцати семнадцати. Это совпадает по времени с его исчезновением из отеля, о чем сообщила констебль Линда Бакли.

Эдриен Корбин снова замолчала, оглядывая притихший зал. Все внимательно смотрели на нее, делая заметки. Грейс ободрительно ей улыбнулся. Она продолжала:

– В это самое время Бишопа засекли три камеры наблюдения. Одна на пересечении Дьюкс-Лейн и Шип-стрит, чуть выше по дороге от «Отеля дю Вен», другая напротив церкви Святого Петра на Лондон-роуд, третья напротив Брайтонского пирса. Он объяснил, что пошел подышать свежим воздухом.

– По-моему, довольно странно, – вставил Норман Поттинг, – что Бишоп дважды исчез, одновременно выключив телефон.

Грейс кивнул, задумавшись, потом знаком велел продолжать доклад.

– Телефон подавал постоянные сигналы с шести сорока семи утра в пятницу четвертого августа, свидетельствуя, что Бишоп оставался в номере отеля. Это подтверждает свидетельство констебля Линды Бакли, которая сообщает, что Бишоп вернулся в гостиницу около четырнадцати двадцати и постоянно находился в номере, что она регулярно проверяла, звоня по внутреннему телефону. Ее последний звонок сделан в восемнадцать сорок пять. Потом, судя по сведениям о мобильнике, Бишоп очутился за полторы мили к западу, что соответствует данным, полученным констеблем Памелой Бакли от водителя такси Марка Таквелла, который, по его заявлению, вез в это время Бишопа к отелю «Лансдаун-Плейс». – Корбин оглянулась за подтверждением на констебля Памелу Бакли.

Та кивнула:

– Совершенно верно.

Корбин перевернула страницу блокнота.

– Бишоп зарегистрировался в отеле в девятнадцать ноль пять, через три с лишним часа после того, как администраторам позвонил неизвестный мужчина, попросивший на несколько дней зарезервировать номер на имя Бишопа, – читала она по блокноту.

Грейс быстро просмотрел свои собственные заметки.

– По словам Бишопа, ему позвонил офицер полиции и сообщил, что его переводят в другой отель, а у заднего входа его ждет такси. Так он вышел из отеля, не замеченный журналистами. Он назвал полицейского – сержант Каннинг, – но проверка показала, что в суссекской полиции такого офицера нет.

– Эдриен, точно с мобильника Бишопа не было никаких звонков в отель «Лансдаун-Плейс»? – уточнил инспектор Дуиган.

– Точно, сэр, – ответила Корбин. – И в «Отеле дю Вен» подтвердили, что из номера Бишопа, когда он был там, никто не звонил по стационарному телефону в «Лансдаун-Плейс».

– А когда он исчез? – неожиданно выкрикнул Норман Поттинг. – Прогуливаясь перед обедом, он вполне мог купить дешевый телефон с повременной оплатой, а потом выбросить. Специально для таких звонков и еще для других, о которых нам ничего не известно.

– Интересная мысль, – улыбнулся Грейс. – Молодец, Норман.

– Отель «Лансдаун-Плейс» находится ближе к дому Софи Харрингтон, чем «Дю Вен», – заметил Дуиган. – Может быть, надо это учесть.

– Хочу еще одно добавить, – сказал Грейс. – Возможно, у Бишопа был сообщник, обеспечивший ему алиби в ночь убийства миссис Бишоп. Он же помог ему переселиться из одного отеля в другой.

– Нам всем понятно, Рой, – сказал инспектор Дуиган, – желание видеть сообщника в деле об убийстве миссис Бишоп и оформлении страховки. Но есть ли какие-нибудь основания видеть сообщника Бишопа в деле об убийстве мисс Харрингтон?

– Нет. Хотя судить об этом еще рано.

Дуиган кивнул и что-то записал. Эдриен Корбин продолжила доклад:

– Обслуживающий персонал гостиницы видел, как Бишоп вышел из отеля приблизительно в девятнадцать тридцать. Судя по принятым телефонным сигналам, он направился к западу, что подтверждает камера наблюдения на пересечении Уэст-стрит и Кингс-парад в девятнадцать пятьдесят пять.

Грейс озадаченно уставился на нее, на секунду решив, что ослышался.

– Бишоп направился от отеля «Лансдаун-Плейс» в сторону «Отеля дю Вэн»? – переспросил он. – Совсем в другую сторону от дома Софи Харрингтон?

– Да, сэр, – подтвердила Корбин. Дуиган встал, включил видеозапись.

– Сейчас все увидим.

Сначала возникло цветное изображение Брайана Бишопа на Кингс-парад среди прохожих. Мимо ехал автобус. Не узнать его было невозможно. Он был в той же самой одежде, в которой в тот самый вечер отвечал на вопросы, – синий блузон поверх белой рубашки и голубые брюки. И пластырь на правой руке.

– В котором часу ваша свидетельница видела его возле дома Софи Харрингтон? – спросил Грейс.

– Почти ровно в восемь, – ответил Дуиган. – Только что началась телевизионная программа, которую она хотела посмотреть.

– И она официально его опознала?

– Да. Сегодня днем присутствовала на процедуре опознания. Абсолютно уверена, что это был он.

– Как, по ее словам, был одет Бишоп? – продолжал Грейс.

– В темный спортивный нейлоновый костюм.

Грейс еще раз посмотрел на изображение Бишопа на экране.

– У кого какие соображения? – спросил он. – Можно спутать вот эту рубашку и синие штаны со спортивным костюмом?

– Она видела Бишопа в восемь часов вечера, – заметил Альфонсо Дзаффероне. – Старики в слабом свете плохо различают темные цвета. По-моему, в такое время легко принять рубашку за спортивную куртку.

– Или Бишоп натянул спортивный костюм сверху, чтоб не пачкать одежду, – предположил Гай Батчелор.

– Ценные замечания, – сказал Грейс. – С Кингс-парад до дома мисс Харрингтон можно за десять минут доехать в такси.

Дуиган перемотал ленту, и снова возникло изображение Бишопа, на сей раз на морском берегу. На фоне отчетливо виднелся фрагмент аркады и несколько каноэ у эстакады.

Констебль Корбин начала читать дальше:

– В двадцать часов четырнадцать минут камера наблюдения зафиксировала Бишопа перед аркадой. По сведениям с телефонной базы, Бишоп пробыл там в течение следующих сорока пяти минут, после чего направился к западу, к своему отелю. Двое официантов приморского бара «Пебблс» удостоверяют, что он заходил к ним и пробыл в баре приблизительно с двадцати двадцати до двадцати пятидесяти. Выпил пиво и кофе эспрессо, будучи глубоко погруженным в себя. Несколько раз вставал и прохаживался, возвращался на место, садился. Они беспокоились, что он уйдет, не расплатившись.

Констебль Корбин помолчала, и тут высказалась Белла Мой:

– Рой, похоже, он нарочно хотел попасться на глаза.

– Да, пожалуй, – согласился Грейс. – Хотя именно так ведет себя всякий взволнованный человек.

Дуиган снова включил перемотку. На потемневшем экране возникло изображение мужской спины, очень похожей на спину Бишопа, проходившего под аркадой в том же самом месте.

– В двадцать пятьдесят четыре, – читала констебль Корбин, – камера наблюдения вновь засекла Бишопа, двигавшегося в противоположном направлении. Данные телефонной базы указывают, что он снова шел к западу, в сторону отеля «Лансдаун-Плейс». Администратор припомнила, что Бишоп вернулся в гостиницу приблизительно в двадцать один двадцать пять, когда она передала ему сообщение, оставленное суперинтендентом Грейсом. – Она взглянула на суперинтендента. – И он перезвонил вам в двадцать один тридцать.

– Правильно.

– Потом поехал в Суссекс-Хаус, где с ним беседовали суперинтендент Грейс и сержант Брэнсон. Собеседование началось в двадцать два часа двадцать две минуты. Согласно данным телефонной базы, Бишоп не выходил из отеля до двадцати одного часа сорока девяти минут.

– По дороге в гостиницу он проехал почти мимо дверей дома Софи Харрингтон. – заметил Гленн Брэнсон.

– Этот путь занимает как минимум пятнадцать минут – я живу всего в десятке улиц от «Лансдауна», – возразил Грейс. – Каждый день езжу этой дорогой днем и ночью и трачу по пятнадцать-двадцать минут. Поэтому у него оставалось бы лишь восемнадцать минут, чтобы убить Софи Харрингтон, а это невозможно, учитывая, что с ней было сделано, со всеми этими просверленными в спине дырками. За такое время он не мог сделать такое, вымыться и отчистить одежду.

– Согласен, – подтвердил Дуиган.

– Значит, у нас проблема, – заключил Грейс. – Либо Бишоп не убивал Софи Харрингтон, либо у него есть сообщник… Либо…

Он замолчал.


предыдущая глава | Убийственно жив | cледующая глава