home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


113

Грейс быстро обнаружил, что заслоны социальной службы – полная ерунда по сравнению с марафоном, который пришлось выдержать в брайтонском управлении здравоохранения. Гленна Брэнсона полтора часа перебрасывали от одного чиновника к другому, заставляли ждать, пока кончится совещание, прежде чем ему удалось связаться с каким-то управляющим, имевшим право санкционировать разглашение конфиденциальной информации. Причем после того, как Грейс лично вмешался и изложил ему дело.

Следующая проблема заключалась в том, что ни один мужчина по фамилии Бишоп не обращался воскресным утром в отделение неотложной помощи, а с ранами руки в тот день приняли семнадцать человек. К счастью, доктор Радж Сингх был на дежурстве, и Грейс отправил Брэнсона в больницу с распечатками видеозаписи в надежде, что врач опознает мужчину.

Где-то в половине пятого он позвонил Клио, спросил, как у нее дела.

– Все тихо и спокойно. – Голос усталый, но вполне веселый. – У меня тут все время сидят два детектива, просматривают бумаги. Я работала с Дарреном, он привез меня домой. А ты как?

Грейс рассказал о своей беседе с инспектором Полом.

– По-моему, это не Ричард, – сказала Клио с облегчением, что его озадачило. Глупо, конечно, но она с таким теплом назвала имя бывшего жениха. А вдруг их отношения хоть и кончены, но не совсем? – Допоздна будешь сегодня работать? – спросила Клио.

– Пока не знаю. В половине седьмого инструктаж, неизвестно, что еще там вскроется.

– Поужинать не хочешь?

– Спрашиваешь.

– А во что мне одеться?

– Прикройся салатным листом.

– Тогда приезжай как можно скорее. Хочу тебя.

– Люблю тебя, – ответил он.

– Я тоже.


Решив воспользоваться первой за весь день свободной минутой, Грейс направился к программистам в дальний конец здания, где работала несчастная Дженет Макуиртер.

В обширном помещении трудились человек сорок, в большинстве своем штатские. Обычно там всегда стоял деловой шум, но сейчас было тихо. Он стукнул в закрытую дверь бывшего кабинета Дженет Макуиртер, где теперь, как указывалось на табличке, располагалась констебль Лорна Бакстер, начальник отдела. Он знал ее так же давно, как Дженет, и она ему тоже нравилась.

Не дожидаясь ответа, Грейс открыл дверь. Лорна, которой перевалило за тридцать, была на последних месяцах беременности. Прежде длинные темные волосы были теперь коротко, по-монашески неуклюже подстрижены, подчеркивая пополневшее лицо.

Лорна разговаривала по телефону, но приветливо ему махнула, пригласив войти и указывая на стул перед письменным столом. Он закрыл за собой дверь и сел.

Маленький квадратный кабинетик был почти полностью занят столом, креслом, двумя стульями для посетителей и высокими картотечными стойками. К правой стене разноцветными булавками пришпилены страницы комикса и листок бумаги с изображением сердца и надписью: «Мама, я тебя люблю!»

Закончив разговор, Лорна поздоровалась. Говорила она с сильным южноафриканским акцентом, хотя уже больше двенадцати лет жила в Англии.

– Привет, Рой! Очень рада вас видеть. В чем дело?

– Хочу спросить о Дженет.

Женщина печально улыбнулась:

– Мы с ней были близкими подругами.

– Что же все-таки произошло? Я слышал, что она в кого-то влюбилась, уехала с ним в Австралию, где они собирались пожениться.

– Да. Она была страшно счастлива. Знаете, до тридцати шести у нее не было серьезного мужчины. По-моему, она уже смирилась с мыслью, что до конца жизни останется одинокой. И вдруг она встретила такого мужчину, и это был просто луч света. За несколько недель она полностью переменилась.

– В каком смысле?

– Совершенно преобразилась. Сменила прическу, одежду, все прочее. И была очень счастлива.

– А потом ее убили?

– Похоже на то.

– Что вам или еще кому-то известно о ее женихе?

– Немного. Она была скрытной. Я, пожалуй, лучше всех ее знала, но и для меня она была закрытой книгой. Она далеко не сразу призналась мне, что встречается с ним. О нем почти ничего не рассказывала, хотя намекала, что человек он богатый. Владелец большого дома в Брайтоне, квартиры в Лондоне. Главная проблема заключалась в том, что он был женат. Но собирался оставить жену.

– Ради Дженет?

– Так он ей говорил.

– Она верила?

– Полностью.

– А чем он занимался, известно?

– Программным обеспечением. Что-то связанное с размещением пассажиров задержанных рейсов. Дело вроде доходное. Он решил открыть фирму в Австралии и начать новую жизнь с Дженет.

Размещение пассажиров, усиленно соображал Грейс. Тем же самым занимается Бишоп.

– Его имени она не упоминала?

– Нет. Не хотела его называть, потому что он был женат и она обещала держать их отношения в тайне.

– Вряд ли она была шантажисткой, – сказал Грейс. – И вряд ли у нее были деньги.

– Не было.

– Зачем тогда было ее убивать, если, конечно, он это сделал?

– Может быть, их обоих убили? – предположила Лорна. – А обнаружили только ее тело?

– Возможно, – согласился Грейс. – Кто-то его преследовал, а она попросту оказалась не в тот момент не в том месте? Это не первый случай. Есть какие-нибудь сообщения от следственной бригады?

– Пока ничего серьезного. Лишь одна любопытная деталь.

– А именно?

– Я сегодня разговаривала с Реем Пэкемом из отдела высоких технологий…

– Знаю его. Хороший человек.

– Он проверял данные с компьютера Дженет и раскрыл электронный дневник, который она уничтожила перед отъездом.

В дверь постучали. Вошел молодой человек, и Лорна сказала:

– Прошу прощения. Дермот, что-нибудь срочное?

– Нет… Я завтра зайду.

И молодой человек вышел, закрыв за собой дверь. Лорна снова повернулась к Грейсу:

– На чем мы остановились?

– На дневнике Дженет, – напомнил он.

– Да, верно. Там было лишь одно имя, внесенное месяцев девять назад и никому из нас не известное. Запись была сделана вечером в декабре прошлого года. Дженет записала: «Выпьем, Брайан».

– Брайан?

– Да.

Грейса прохватила дрожь. Брайан. Размещение пассажиров задержанных рейсов. Большой дом в Брайтоне. Квартира в Лондоне. Убитая женщина.

Мозг заработал, усталость разом улетучилась. Не потому ли он проснулся среди ночи, думая о Дженет Макуиртер? Подсознание подсказало, что тут есть какая-то связь?

– Кажется, вы что-то увидели, Рой?

– Возможно. Кто расследует дело о смерти Дженет?

– Инспектор Винтер.

Грейс поблагодарил и отправился к Винтеру, излагать свои соображения по расследуемым делам.

На обратном пути он чуть не столкнулся с Гленном Брэнсоном, который с триумфальным видом вывернул из-за угла.

– Нашел! – воскликнул он, выхватив из кармана и развернув листок бумаги. – Есть фамилия и адрес!

Грейс вошел следом за ним в кабинет.

– Его зовут Норман Джекс.

Грейс уставился на смятый клочок бумаги в линейку с неровно оторванным верхом. На нем было написано: «Саквилл-роуд, 262Б, Хоув».

– Это не адрес Бишопа, – сказал он.

– Нет. Это адрес мужчины, который утром в воскресенье обращался в неотложку. Замаскированный Бишоп. Может быть, он живет двойной жизнью?

Грейс с дурным предчувствием разглядывал бумажку. Голову как бы затмила темная туча. Неужели у Брайана Бишопа есть второй, тайный дом? Тайная жизнь?

– Это настоящий адрес?

– Белла проверила по избирательным спискам. По этому адресу проживает Норман Джекс.

Грейс взглянул на часы. В жилах бурлил адреналин. Десять минут седьмого.

– Забудь о вечернем инструктаже, – приказал он. – Узнай, кто в магистрате дежурит, получи ордер на обыск. Надо нанести визит Норману Джексу. И как можно скорее.

Он побежал по лабиринту коридоров в отдел программистов. Лорна Бакстер уже уходила.

– Лорна, – выдохнул он, запыхавшись, – у вас есть минутка?

Она взглянула на часы.

– Старшую надо забрать с занятий по плаванию. Что-то срочное?

– Пару минут, очень важно, простите. Я правильно понял, что одна Дженет Макуиртер имела право вносить сведения в базу данных вашего отдела?

– Да, только она.

– Самостоятельно, без чьего-либо ведома и разрешения?

– Да.

– Вы не можете кое-что отыскать для меня?

– Вижу, что вам потребуется не пара минут, – улыбнулась Лорна, вытаскивая из сумочки мобильник. – Сейчас попрошу кого-нибудь заехать за Клер.

Они вошли в кабинет, сели, Лорна включила компьютер, постучала по клавиатуре.

– Ну вот.

– Мне надо заглянуть в криминальный архив. Что для этого надо?

– Имя, возраст и адрес.

Грейс назвал имя и прочие данные Брайана Бишопа, слушая стук перебираемых клавиш.

– Брайан Десмонд Бишоп, родившийся седьмого сентября шестьдесят четвертого года?

– Он самый.

Лорна наклонилась к монитору:

– В семьдесят девятом по приговору брайтонского суда по делам малолетних отправлен на два года в исправительную колонию за изнасилование четырнадцатилетней девочки. В восемьдесят пятом получил два года условно за нападение на женщину. Милый мальчик, – прокомментировала она.

– Вы не видите тут ничего необычного?

– В каком смысле?

– Не мог кто-то чужой подделать эту запись?

Лорна посмотрела на Грейса:

– Таких старых записей никто, как правило, не трогает, они так и сидят в файлах. Поправки вносятся только в том случае, когда вскрываются новые обстоятельства, отменяются прежние обвинения, обнаруживается орфографическая ошибка и прочее.

– Можно сказать, когда в запись вносились поправки?

– Конечно, – энергично кивнула Лорна. – Дата каждого входа в файл с поправками зафиксирована. Вот она.

– Да? – Грейс выпрямился на стуле.

– У каждого из наших сотрудников личный пароль. При каждой поправке он вместе с датой остается в файле.

– Можно выяснить, кто входил?

– Мне и смотреть не надо. Это пароль Дженет. Она внесла поправки… – Лорна внимательно присмотрелась, – седьмого апреля нынешнего года.

Грейс почувствовал всплеск адреналина.

– Сама?

– Угу. – Лорна нахмурилась, постучала по клавиатуре, вновь вгляделась в экран. – Интересно. Это было в последний день ее работы.


предыдущая глава | Убийственно жив | cледующая глава