home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


118

С обеих сторон от входных дверей Клио располагались окна, но они были закрыты плотными вертикальными жалюзи так, что она могла смотреть сквозь них изнутри, а снаружи ничего не было видно. Встревоженный Грейс третий раз позвонил в звонок. Потом для надежности постучал в стекло.

Почему она не отвечает?

Он снова набрал номер мобильного. Через несколько секунд услышал где-то далеко в квартире звонок телефона. Внизу.

Ушла, дома оставила телефон? Отправилась за продуктами или за выпивкой? Он взглянул на часы. Половина десятого. Отошел назад, глядя в окна. Может, сидит на террасе на крыше, готовит барбекю и не слышит звонка? Он снова отошел на пару шагов и столкнулся с молодым бритоголовым человеком в шортах, широкой рубашке, сидевшем на горном велосипеде.

– Прошу прощения, – извинился Грейс.

– Да ничего.

Юноша показался знакомым.

– Вы здесь живете? – спросил Грейс.

– Да. – Молодой человек указал на подъезд по соседству. – Я вас несколько раз видел, вы ведь приятель Клио, правда?

– Правда. Вы ее, случайно, не видели нынче вечером? Она должна была меня ждать, только, кажется, ее нет дома.

Молодой человек кивнул:

– Видел, только чуть раньше. Она мне помахала из верхнего окна.

– Помахала?

– Ну да. Я услыхал шум, поднял голову и увидел ее в окне. Она махнула мне рукой.

– Что за шум вы услышали?

– Какие-то хлопки, вроде выстрелов.

– Вроде выстрелов? – Грейс насторожился.

– На секунду мне так показалось. Хотя это явно была не стрельба.

– А ключ у вас есть? – с тревогой спросил он.

– Нет. Только от девятого подъезда. – Молодой человек взглянул на часы. – К сожалению, я спешу.

Грейс поблагодарил его, и молодой человек уехал. Сверху доносился глухой стук. Беспокойство Грейса мгновенно переросло в панику.

Он огляделся в поисках тяжелого предмета, увидел в другом конце двора прямо напротив дома кучу кирпичей под синим брезентовым навесом, бросился, схватил один, сбросил пиджак и с размаху швырнул кирпич в окно Клио. А вдруг все в порядке и она просто ходит по магазинам? И все-таки лучше не рисковать, решил он, добивая стекло. Он раздвинул жалюзи и увидел разлитую воду, разбитый аквариум, перевернутый столик, разбросанные книги.

– Клио! – завопил Грейс во весь голос. – Клио!.. – Оглянувшись, он вновь увидел молодого человека на велосипеде, остановившегося у своего подъезда и удивленно смотревшего на него. – Вызывай полицию! – крикнул он и, не обращая внимания на торчавшие осколки, прыгнул через подоконник в комнату, перекувырнувшись, вскочил и огляделся.

На полу к лестнице тянулся кровавый след.

Грейс помчался наверх. Пробежав первый пролет, заглянул в открытую дверь кабинета, вновь окликнул Клио и откуда-то сверху услышал придушенный голос:

– Рой, осторожно, он здесь…

Грейс мгновенно оглядел вторую площадку, где справа была комната Клио, слева гостевая спальня и узкая лестница на террасу на крыше. Слава богу, она хоть жива. Он затаил дыхание.

Ни малейшего движения, тишина, только слышен громкий стук его собственного сердца.

Следовало попросить помощи, но надо было вслушиваться в каждый звук, раздававшийся в доме. Он очень медленно, как можно тише, поднимался на второй этаж. Перед самой площадкой остановился, снова вытащил мобильник, набрал три девятки.

– Говорит суперинтендент Грейс. Мне срочно нужна подмога…

Он увидел только тень, а потом на него как будто грузовик налетел.

В следующую секунду он уже летел в воздухе, расшибая голову об окованные железом ступеньки, вверх ногами, чувствуя острую боль в груди, смутно понимая, что ребро сломано, глядя вверх в лицо Брайана Бишопа.

Бишоп спускался по лестнице в зеленом комбинезоне, держа в одной руке молоток, в другой противогаз. Только это был не Бишоп. Не мог быть Бишоп. Тот в тюрьме. В тюрьме Льюиса, думал Грейс сквозь туман.

Лицо Брайана Бишопа. И такая же стрижка. Но выражение лица другое, какого у Бишопа ни разу не было. Искаженное, перекошенное ненавистью. Норман Джекс, решил он. Наверняка. Два абсолютно идентичных человека.

Джекс спустился еще на ступеньку, занес молоток, сверкая глазами.

– Ты назвал меня дьяволом, – выдавил он. – Хотя не имел права так делать. Следует осторожно выбирать слова, отзываясь о людях, суперинтендент Грейс. Нельзя безнаказанно расхаживать по земле, обзывая их всякими словами.

Грейс пристально смотрел на Джекса, гадая, включен ли телефон, не прервалось ли соединение с оператором. И как можно громче выкликнул:

– Пятое подразделение, Гарденерс-Ярд, Брайтон!

И увидел, как метнулись глаза мужчины.

Наверху что-то скрипнуло.

Норман Джекс на секунду настороженно оглянулся.

Грейс воспользовался моментом, приподнялся на локтях и изо всех сил пнул его правой ногой, нацелившись в мошонку.

Джекс хрипло взвизгнул от боли, согнулся напополам, молоток выпал, покатился по лестнице, пролетев мимо головы Грейса. Детектив опять маханул, нацелившись, ногой, но Джексу, несмотря на боль, как-то удалось схватить его за лодыжку и яростно ее выкрутить. Грейс не обращал внимания на боль и ударил другой ногой, попав во что-то твердое. Раздался вопль.

Увидел молоток! Потянулся к нему, однако не успел – Джекс бросился на него и прижал руку к полу. Собрав все силы, Грейс ударил его локтями и освободился из хватки, опять покатившись по лестнице. Джекс катился за ним, нанес ему один удар в щеку, другой в нос. Грейс лежал лицом вниз на полу, вдыхая запах полированного дерева, чувствуя на себе смертоносную тяжесть Джекса, а на горле его железные пальцы.

Он снова попытался отбиться локтями, но уже задыхался, с трудом дыша.

Неожиданно пальцы ослабли. Джекс поднялся. Причина была проста – в окно влезали полицейские.

По лестнице пронеслись шаги.

– Вы целы, сэр? – крикнул констебль.

Грейс кивнул, с трудом поднялся, нога и грудь болели, и захромал вверх. На площадке споткнулся о брошенный противогаз. Джекс исчез. Дотащившись до второго этажа, он увидел Клио в сплошных синяках, с кровоточившей раной на лбу, которая испуганно выглядывала из приоткрытой, разбитой в щепки двери спальни.

– Все в порядке? – прохрипел он.

Она только кивнула, не в силах говорить от шока.

Где-то над головой раздался удар. Не обращая внимания на боль, Грейс рванулся наверх и увидел, как в стену ударилась дверь, ведущая на крышу. Он выскочил на дощатый настил и заметил в гаснувшем свете оливковый комбинезон, через секунду исчезнувший на пожарной лестнице в дальнем конце террасы.

Он обежал вокруг жаровни, стола, кресел, растений в кадках, заспешил по крутым железным ступеням, а Джекс был уже на середине двора и направился к воротам.

Ворота с грохотом закрылись перед самым лицом подбежавшего Грейса. Он нажал скрытую красную кнопку, рывком открыл тяжелые створки, не дожидаясь мчавшихся за ним вдогонку полицейских, задыхаясь и спотыкаясь, выскочил на улицу. Джекс был в доброй сотне ярдов, он бежал, виляя, среди закрытых антикварных магазинчиков, мимо паба, где громыхал джаз, где за столиками, запруживая почти весь тротуар и часть дороги, сидели посетители.

Грейс гнался, твердо решив достать сукиного сына. Все прочее вылетело у него из головы.

Джекс свернул налево на Лондон-роуд. Шустрый, гад. Боже мой, какой шустрый. Боль в груди была адская, легкие перемалывали каменные жернова. Грейс не догонял, но и не отставал. Справа мелькнула церковь Святого Петра, слева супермаркет с бесконечными лавками и павильонами, сейчас уже закрытый, только витрины ярко освещены. Мимо едут автобусы, фургоны, такси, автомобили. Он обежал компанию юнцов, высматривая таявший в темноте оливково-зеленый комбинезон.

Джекс выскочил на пересечение с Престон-Серкус. Перед ним зажегся красный светофор, но он все-таки рванул вверх по Лондон-роуд. Грейсу на миг пришлось притормозить – мимо прогромыхал грузовик, за ним шла бесконечная шеренга автомобилей. Ну, давай же, давай, давай! Оглянувшись через плечо, он увидел за спиной двух полицейских. И безрассудно, почти ничего не видя из-за заливавшего глаза едкого пота, перебежал дорогу во вспыхнувшем свете фар, под сердитый автобусный гудок.

Несмотря на неплохую форму благодаря регулярным пробежкам, неизвестно, долго ли еще удастся продержаться.

Джекс, находившийся уже ярдах в двухстах, замедлил бег, оглянулся на Грейса и снова набрал скорость.

Куда к чертям он направляется?

Справа от дороги теперь шел парк, слева конторские здания, квартал жилых многоквартирных домов.

«Скоро начнешь выдыхаться, Джекс. Не уйдешь. Я тебе не позволю безнаказанно уйти после нападений на любимую Клио», – думал Грейс.

Джекс пробежал мимо гаражей, пересек еще один перекресток, миновал торговые ряды.

Наконец раздался пронзительный вой полицейской сирены. Почти вовремя, язвительно заметил Грейс. Через несколько секунд рядом с ним притормозил патрульный автомобиль, пассажирское стекло начало опускаться, изнутри донесся треск рации и голос инспектора.

Грейс еле-еле выдохнул:

– Прямо впереди… В зеленом защитном костюме… Задержать…

Сирена взвыла, на крыше закрутилась синяя мигалка, машина выскочила на тротуар прямо за спиной у Джекса.

Джекс повернул назад в сторону Грейса, но через несколько ярдов метнулся влево к железнодорожной станции Престон-парк.

Послышалась другая сирена. Еще подмога. Хорошо.

Теперь Грейс преследовал Джекса по крутому подъему, застроенному с обеих сторон домами. Впереди выросла высокая кирпичная стена с входом в туннель, тянувшийся к платформам и на противоположную сторону дороги. Там стояли два такси.

На стоянке перед станцией тоже ждала пара такси, справа вдоль железнодорожного пути тянулась невымощенная протоптанная дорожка.

Джекс свернул на нее.

Первая патрульная машина промчалась за ним, но он вдруг развернулся, нырнул в туннель и выскочил на южную платформу, едва не налетев на молодую женщину с чемоданом и мужчину в деловом костюме.

Грейсу тоже пришлось обегать пассажиров. Джекс бежал по платформе. Задняя дверь вагона была открыта, оттуда высовывался кондуктор, сигналя фонариком. Состав трогался с места.

Джекс спрыгнул с платформы, скрывшись из вида. Где же он, на рельсах?

Поезд набирал скорость, мимо промелькнул кондуктор, Грейс увидел красные хвостовые огни и Джекса, ухватившегося за поручень, одна нога неловко стоит на буфере.

– Полиция! Остановите поезд! У вас человек на буфере висит!.. – завопил Грейс кондуктору.

Кондуктор, тощий молодой человек в плохо пригнанной форме, сначала только удивленно взглянул на него. Поезд шел все быстрее.

– Полиция! Я из полиции! Останавливай!..

Кондуктор, видимо, все-таки услышал его, потому что нырнул в вагон. Послышался резкий звонок, и поезд вдруг замедлил ход, скрежеща тормозами, шумно выпуская пары, а потом совсем остановился ярдах в пятидесяти от заднего края платформы.

Грейс добежал, спрыгнул на рельсы, держась подальше от поднятой кондуктором ступеньки, спотыкаясь на рыхлом, заросшем сорняками балласте.

Кондуктор спрыгнул вниз и бросился к нему, светя фонарем.

– Где он?

Джекс, казавшийся вне досягаемости, наклонился над буфером, соскочил, но не далеко, и задел ногой контактный рельс. Мелькнула голубая вспышка, раздался треск, поднялся клуб дыма, послышался вопль. Джекс упал на балласт между рельсами, сильно ударившись, перевернулся, голова глухо стукнулась о рельс и застыла.

В свете фонарика кондуктора Грейс разглядел его левую ногу, вывернутую под неестественным углом, на секунду решив, что он мертв. В воздухе стоял резкий паленый запах.

– Эй! – панически крикнул кондуктор. – Поезд идет! Который в двадцать один пятьдесят!

Грейс услышал, как тоненько гудят рельсы.

– Скорый! На Викторию! Экспресс… – Его била дрожь, так что ему едва удавалось светить на Джекса, который пытался подняться, схватившись за рельс.

Грейс перешагнул через контактный рельс. Сукин сын ему нужен живой.

Джекс еще раз попробовал встать, но снова со страдальческим воплем упал. Лицо его было залито кровью.

– Нет! – крикнул кондуктор Грейсу. – Тут нельзя переходить!..

Слышался шум подходившего поезда. Не обращая внимания на кондуктора, Грейс перенес другую ногу, встал между путями, оглянувшись налево. Свет огней экспресса распорол темноту прямо перед ним. У него было всего несколько секунд.

Быстро рассчитав, Грей перебрался через второй контактный рельс. Схватил обмякшую сломанную ногу в грязном башмаке, принялся изо всех сил тянуть. Огни совсем приблизились. Сквозь гудок поезда слышались безумные вопли Джекса. Земля задрожала, рельсы решительно взвыли. Грейс снова потащил тело, не обращая внимания на боль, крики кондуктора, на грохот и огни поезда. Попятившись, он перевалил свой груз через другой рельс на твердую землю.

И уже тут, споткнувшись, упал, головой в нескольких дюймах от рельса. Раздался чудовищный крик.

Поезд, оглушая, прогрохотал мимо, воздушные водовороты трепали одежду и волосы Грейса.

Еще раз хлестнул ветер, а потом все стихло.

Он почувствовал что-то теплое и липкое на своем лице.


предыдущая глава | Убийственно жив | cледующая глава