home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


37

– Ну, как ты? – настойчиво расспрашивала Софи. – Что стряслось? Как…

– Смотри, – оборвал он, выкладывая пакет на поднос, не обращая внимания на вопросы.

Удивленная и несколько обеспокоенная таким поведением, она покорно развязала ленточку, заглянула в подарочную коробку. Пока видна только оберточная бумага.

Краем глаза она видела на телеэкране, как Крис Тэррант шевелит губами:

«Это окончательный ответ?»

Интеллектуал в огромных очках кивнул. Желтый мигающий свет окружил ответ: «Марокко». Через пару секунд зеленый замигал вокруг слова «Тунис». Брови Криса Тэрранта подскочили на несколько дюймов. Дама в инвалидном кресле, недавно ожидавшая удара крикетной битой, выглядела теперь так, будто ее ударили кузнечным молотом. Софи читала по губам Тэрранта:

«Джон, у вас было шестьдесят четыре тысячи фунтов…»

– Будешь телевизор смотреть или вскроешь подарок? – спросил он.

Она поставила поднос на тумбочку у кровати.

– Конечно подарок! Только хочу спросить, как ты себя чувствуешь. Хочу знать…

– Не желаю говорить об этом. Открывай! – выпалил он с неожиданной агрессивностью.

– Сейчас…

– Зачем такую дрянь смотришь? – Он покосился на экран.

– Мне нравится, – объяснила она, стараясь успокоить его. – Бедняга. Жена прикована к инвалидной коляске. Только что завалил вопрос за сто двадцать пять тысяч фунтов.

– Это шоу – сплошной обман, – заявил он.

– Нет!

– Вся жизнь обман. Ты еще этого не поняла?

– То есть как обман?

Он, в свою очередь, указал на экран:

– Я понятия не имею, кто это такой, и его никто в мире не знает. Несколько минут назад сидел в кресле, ничего у него не было. А теперь унесет с собой тридцать две тысячи фунтов, и еще недоволен, хотя должен вопить от радости. Скажешь, он не обманщик?

– Все дело в точке зрения. Я имею в виду…

– Выключи чертов телевизор!

По-прежнему ошарашенная его тоном, Софи из упрямства ответила:

– А мне нравится!

– Хочешь, чтоб я ушел, не мешал смотреть идиотскую белиберду?

Софи уже жалела о своих словах. Несмотря на принятое раньше решение порвать с Брайаном, она, видя его во плоти, понимала, что ей в миллион раз сильней хочется быть с ним, чем смотреть это самое шоу, как, впрочем, и любое другое. Господи боже, бедняге сегодня здорово досталось! Она выключила телевизор, робко пробормотала:

– Прости…

Он смотрел на нее таким взглядом, какого она раньше никогда не видела. Глаза словно закрыты ставнями.

– Я действительно виновата, прошу прощения. Только удивилась твоему появлению.

– Не рада меня видеть?

Она вскинулась, обняла его за шею, поцеловала в губы. Дыхание зловонное, от него несло потом, но ей было на это плевать. Мужские запахи, опьяняющие больше всего на свете, его запахи…

– Не просто рада, – прошептала Софи. – Но… – она взглянула в обожаемые ореховые глаза, – знаешь, очень удивлена… после нашего телефонного разговора. Рассказывай. Пожалуйста, расскажи, что случилось. Пожалуйста, объясни…

– Открывай! – повысил он голос.

Она сняла слой бумаги, под которым, как в китайской шкатулке, оказался еще один, и еще. Надо как-нибудь успокоить его необычное раздражение.

– Ну, попробую угадать. По-моему…

– Открывай! – завопил он. – Открывай, сука, мать твою!


предыдущая глава | Убийственно жив | cледующая глава