home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


66

Тишину на мгновение прервала звякнувшая ложечка, которой Мойра Дентон деликатно помешала чай в изящной костяной китайской чашечке. Брайан Бишоп всегда с трудом общался с родителями жены. Отчасти потому, как ему казалось, что они между собой не очень-то ладили. Глядя на них, вспоминалась прочитанная когда-то фраза о людях, которые жили в тихом разводе. К сожалению, лучше не скажешь об отношениях между Фрэнком и Мойрой Дентон.

Фрэнк – маньяк-предприниматель, постоянно терпящий крах. Брайан кое-что вложил по мелочи в его последнее предприятие – фабрику в Польше по переработке пшеницы в биологически чистое горючее, – скорее из семейной солидарности, чем в надежде на реальную прибыль. Предприятие неизбежно рухнуло, как и все прочие предприятия подобного рода, которые замысливал Фрэнк. Высокий мужчина, еще не достигший семидесяти, который лишь недавно стал выглядеть на свои годы, Фрэнк Дентон был столь же маниакальным приверженцем длинной спутанной гривы волос, которая теперь имела довольно грязный оранжевый цвет от каких-то осветлителей. Веко на его левом глазу плохо слушалось, постоянно оставаясь как бы полузакрытым. Прежде тесть напоминал Брайану дружелюбного беспутного пирата, но сейчас, когда он молча сидел в кресле, подавшись вперед, в крошечном котелке, небритый, непричесанный, в грязной белой рубашке, это был просто-напросто опечаленный и потрепанный жизнью старик. Рядом с пузатой бутылкой перед ним стояла нетронутая рюмка бренди.

Мойра сидела напротив мужа за резным кофейным столиком, на котором лежал вчерашний выпуск «Аргуса» с мрачными заголовками. В отличие от Фрэнка, она работала над своей внешностью и в шестьдесят с лишним лет выглядела привлекательно. Она выглядела бы еще лучше, если б не позволяла себе горько и кисло морщиться. На ней был свободный простой серый топ, синяя плиссированная юбка, черные туфли. Обильно вьющиеся крашеные черные волосы тщательно причесаны, макияж искусный.

На экране телевизора с приглушенным звуком бегала мышка в широкой зеленой траве. Живя почти все время в Испании, Дентоны считали холодной даже английскую летнюю жару. Поэтому включали центральное отопление в своей квартире в Хоуве на полную мощность и окна держали закрытыми.

Брайан потел, сидя в бархатном кресле, выпив третий стакан пива «Сан-Мигель». В животе бурчало, хотя Мойра только что подала еду. Он почти не притронулся к холодной курице с салатом и к консервированным персикам. У него вообще не было аппетита. И беседа не ладилась. После его прихода пару часов назад они втроем сидели практически молча, обсудив только, хоронить Кэти или кремировать. С женой Брайан никогда об этом не говорил, но Мойра непреклонно настаивала на кремации.

Потом поговорили насчет организации похорон – все зависит от того, когда коронер выдаст тело, которое Фрэнк с Мойрой видели вчера в морге. Эта тема обоих довела до слез.

Понятно, родители тяжело переживают смерть Кэти. Она была не просто единственным ребенком, а единственным по-настоящему ценным достоянием в их жизни, липучкой, которая склеивала их друг с другом. В одно особенно неприятное Рождество Мойра, выпив чересчур много шерри, шампанского, а потом еще ликера, горько призналась Брайану, что только благодаря Кэти удалось отвлечь Фрэнка от любовных интрижек.

– Понравилось тебе пиво, Брайан? – спросил Фрэнк. Он выработал роскошный раскатистый голос с красочным английским произношением, чтобы скрыть свои рабочие корни. Мойра тоже повышала тон, особенно когда выпьет лишнего, а потом вновь возвращалась к родной ланкастерской речи.

– Да. Очень вкусно. Спасибо.

– Испанское, видишь? Высокое качество. – Оживившись на миг, Фрэнк взмахнул рукой. – Эту страну сильно недооценивают – еду, вино, пиво. И цены, конечно. Кое-какие растут, но все-таки возможности остаются, если знаешь, что делаешь.

Брайан видел, что отец Кэти, несмотря на горе, готов обсуждать ценовую политику.

– Цены на недвижимость там удваиваются каждые пять лет, – продолжал Фрэнк. – Надо только поймать очередное горячее место. Строительство дешево стоит, испанцы работают здорово. Я нашел абсолютно фантастический вариант неподалеку от Аликанте. Говорю тебе, Брайан, просто немыслимый.

Меньше всего ему сейчас хотелось выслушивать подробности очередного заманчивого, но неизбежно обреченного плана Фрэнка. Лучше скорбное молчание, позволяющее, по крайней мере, погрузиться в собственные мысли.

Он выпил еще пива. Надо остановиться – ему еще предстоит сесть за руль, и неизвестно, как офицер из отдела семейных проблем отреагирует на запах спиртного.

– Что у тебя с рукой? – неожиданно спросила Мойра, глядя на свежий пластырь.

– Оцарапал… выходя из машины, – с легкостью ответил Брайан.

Раздался дверной звонок.

Дентоны переглянулись, Фрэнк отправился в прихожую.

– Мы никого не ждем, – сказала Мойра.

Вскоре Фрэнк вернулся.

– Полиция, – объявил он, бросив странный взгляд на зятя. – Сюда поднимаются. – Он не отрывал взгляда от Брайана, словно за время отсутствия его осенила какая-то мрачная мысль.

Брайан задумался, не сказали ли полицейские тестю чего-нибудь неподобающего.


предыдущая глава | Убийственно жив | cледующая глава