home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


87

Судя по виду, у Литона Ллойда был тяжелый день. Источая легкий запах табака, он сидел в закрытой комнате для допросов, душной, безоконной, в дорогостоящем, но помятом сером костюме с кремовой рубашкой и ярким шелковым галстуком. Рядом с ним на полу стоял много попутешествовавший кожаный кейс, откуда он вытащил красный блокнот в линейку.

Худой пружинистый мужчина с коротко стриженными волосами и настороженным хищным лицом слегка напомнил Брэнсону актера Роберта Карлайла, игравшего злодея в фильме «И целого мира мало». У Брэнсона был пунктик приписывать сходство с кинозлодеями и негодяями каждому адвокату, что помогало не позволять им его запугивать, особенно в суде.

Очень многие полицейские отлично ладят с солиситорами,[30] которые спокойно относятся к неудачам, говоря, что это лотерея – то выиграл, то проиграл. Но Брэнсон не был столь беспристрастным. Он, конечно, знал, что и барристеры, и солиситоры, выступающие по уголовным делам, просто делают свою работу, играя важную роль в обеспечении свобод британского народа. Но дело в том, что почти десять лет до прихода в полицию он служил вышибалой в городском ночном клубе. Сталкивался практически с каждым подонком, какого себе только можно представить, от пьяных бузотеров до опаснейших гангстеров, очень хитрых и умных преступников. И потому искренне считал своим долгом сделать город лучше ради своих детей, которым здесь жить. Вот и теперь его бесил сидевший сейчас напротив мужчина в костюме от портного, мокасинах с бахромой, с роскошным БМВ и, без сомнения, шикарным домом на какой-нибудь самой престижной улице Хоува, потому что он знал, что все это куплено на жирные деньги, полученные за спасение от тюрьмы негодяев.

Настроение Брэнсона нисколько не улучшилось от грозовой ссоры с женой по мобильнику по дороге к тюремному корпусу. Он позвонил пожелать детям спокойной ночи, а она едко сообщила, что они уже давным-давно спят. На что он ответил, что не слишком приятно сидеть в девять часов на работе да еще выслушивать колкости. Обмен репликами вылился в крикливый скандал, которому Эри, разъединившись, положила конец.

Ник Николл закрыл дверь, подвинул кресло, сел напротив Брэнсона. Ллойд расположился во главе стола, как бы подготовив сцену, на которой с самого начала собирался проявить себя в полном блеске.

Адвокат сделал запись шариковой ручкой в черном блокноте.

– Итак, джентльмены, что вы можете мне сообщить? – Говорил он четко, отрывисто, вежливым, но твердым тоном. Под потолком шумно загудел кондиционер, накачивая холодный воздух.

Ллойд заставлял Брэнсона нервничать. Сержант без проблем справился бы с грубой силой, но изощренные интеллектуалы всегда выводили его из себя. А Ллойд смотрел на детективов с непроницаемым выражением, говорил медленно, тщательно артикулируя каждое слово, как будто обращался к ребенку, старательно обдумывая, что сказать дальше.

– Мы беседовали с мистером Бишопом на протяжении последних четырех с лишним дней, чтобы получить основные сведения о нем и его жене, что, как вы понимаете, нормально в таких обстоятельствах. В ходе этих бесед выясняли, где он находился как перед убийством, так и в момент его совершения.

– Хорошо. – Литон Ллойд нетерпеливо шлепнул по столу ладонью, словно объявляя, что явился сюда не затем, чтоб выслушивать чепуху. – Можете быстренько объяснить, почему мой клиент арестован?

Брэнсон протянул подготовленную бумагу, составленную на основании предыдущих бесед.

– Прочтите, пожалуйста, и мы ответим на ваши вопросы.

Ллойд протянул через стол руку, взял краткий документ на единственном листе, прочел молча, потом повторил вслух некоторые фразы:

– «Вероятность удушения с помощью удавки требует дальнейших патологических исследований… Полученные результаты анализа ДНК требуют объяснения… – Он на секунду поднял на детективов глаза и продолжил читать вслух с недоуменным видом: – Есть основания полагать, что мистер Бишоп говорил не полную правду. Соответственно, мы намерены задать ему определенные вопросы при содержании его под стражей…» – Солиситор бросил листок на стол и обратился к Брэнсону: – Можете поконкретнее объяснить эту бумагу?

– Что вам известно по делу?

– Очень мало. Конечно, об убийстве миссис Бишоп я читал в газетах и слышал в новостях, но с клиентом пока еще не разговаривал.

На протяжении следующих двадцати минут Ллойд расспрашивал детективов. Сначала поинтересовался уборщицей и детальной картиной на месте преступления. Гленн Брэнсон дал минимально возможную информацию. Описал обстоятельства обнаружения тела Кэти Бишоп, назвал приблизительное время смерти по оценке патологоанатома, но противогаза не упомянул. И решительно отказался говорить о результатах анализа ДНК.

Солиситор попытался выжать из него признание, почему полиция не верит в правдивость показаний Бишопа. Но сержант не поддался.

– Мой клиент предоставил вам алиби? – спросил адвокат.

– Да, – кивнул Брэнсон.

– Можно предположить, что оно вас не удовлетворяет?

Сержант, поколебавшись, сказал:

– Мы намерены прояснить это в ходе допроса.

Ллойд черкнул что-то в блокноте и улыбнулся Брэнсону.

– Что еще можете сообщить мне на данной стадии?

Брэнсон взглянул на Николла и тряхнул головой.

– Ничего.

– Ну что ж. А теперь я хочу повидаться с клиентом.


предыдущая глава | Убийственно жив | cледующая глава