home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


В. Н. Емельянов

Однобокий интернационализм,

или Сталинизм – это азиатский способ производства

В. Н. Емельянов – кандидат экономических наук

(Воспроизводится по плохой копии самиздата, так что возможны опечатки)

Одним из главных источников изучения сталинизма является не тот мутный поток антисталинистских писаний (глумление над костями покойника – кощунство, русские люди всегда считали его подлым занятием), захлестывающих нас теперь, а пророческое предвидение сталинизма Михаилом Евграфовичем. Что же касается социально-экономической формации, к которой он относится, то это вовсе не социализм, а нечто такое, о чем все мы поголовно можно спеть: это мы не проходили, это нам не задавали! Чтобы мы о ней не узнали, власть имущие кастрируют и кромсают сочинения основоположников марксизма, а многие из них вообще не издают. Ведь за 70 лет у нас не удосужились выпустить полного собрания К. Маркса и Ф. Энгельса! Тем не менее кое-что скрыть нельзя. Так, в работе К. Маркса «К критике политической экономии» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т.13, М., 1959 г., стр. 7) приводятся все досоциалистические способы производства с государственным устройством (почему первобытнообщинный сюда и не включен) в такой последовательности: азиатский, античный, феодальный и буржуазный. Есть об азиатском способе и в других работах, но только не в советских учебниках по политэкономии: здесь он замалчивается на протяжении всех 70 лет. Почему? Да потому что, если нарисовать его по Марксу, то будет уж слишком похоже на ту социально-экономическую формацию, в которой мы пребываем более 70 лет. Станет ясно, почему мы 70 лет никак не догоним капитализм почти по всем показателям, в том числе и по главному – по производительности труда. А ведь В.И. Ленин писал: «социализм есть высшая по сравнению с капитализмом производительность труда». Мы же уже второй раз после нэпа лечим свой якобы социализм капитализмом потому, что в 1917 г. были не продвинуты на формацию вперед, а отброшены на три формации назад – из развитого для того времени капитализма в азиатский способ производства. Потому никак и не догоним капитализм. И именно поэтому никак не разберемся: откуда при этом нашем «социализме» явился чудовищный деспотизм Сталина? Но ведь практически неограниченной (куда там монархам!) властью после 1917 г. обладали да и обладают все наши руководители. А возьмите деспотов соцстран, таких ярких как Мао, Чаушеску! Хотя и другие не далеко ушли! Получается закономерность. Откуда она? К. Маркс и это объяснил: базису азиатского способа производства обязательно сопутствует пирамидальная бюрократическая надстройка с деспотом азиатского типа на ее вершине, причем чем выше, чем ближе к вершине, тем больше встречается тех азиатов, которых К. Маркс называл лобковыми вшами. Показательно, что главная ложь И.В. Сталина – провозглашение построения у нас социализма к 1936 году – вполне устраивает всех генсеков-антисталинистов! А до тех пор, пока не найдется такой генсек, который признает, что мы еще ни одного дня при социализме не жили и что отправной точкой перестройки является для нас азиатский способ производства, ни о какой перестройке и гласности всерьез говорить не приходится: будет очередное пустозвонство! Чтобы напомнить об этом, и создана организация «Память».

Что же такое азиатский способ производства? Комментируя Маркса, Ленин писал: «Ключ» восточных порядков – отсутствие частной собственности на землю». «Вся земля – собственность государства» (В.И. Ленин, Конспект «Переписки К. Маркса и Ф. Энгельса, 1844—1863 гг., М., 1959, стр. 160). Стало быть, национализация средств производства – это не всегда социализм, коли таковая и при фараонах была! Следующий признак азиатского способа производства – наличие общественных работ, руководимых центральным правительством (В.И. Ленин, там же, стр. 263). Весь объем управления национализированной экономикой одному азиатскому деспоты физически не под силу, поэтому он вынужден заводить над базисом пирамидальную бюрократическую управленческую надстройку. Базис же постоянно многоукладен, включая:

– государственно-бюрократический общинный уклад,

– государственно-бюрократический рабовладельческий уклад,

– государственно-бюрократический феодальный уклад,

– государственно-бюрократический буржуазный уклад.

В последующих формациях один из укладов становится доминирующим, а экономика – частновладельческой, практически исчезает бюрократия. А мы же после 1917 года вернулись к государственно-бюрократическим укладам азиатского способа производства с обязательной для них надстройкой, во главе которой стоит неизбежный для нее деспот азиатского типа. Классическим представителем такого деспота и был Сталин. Возможно, именно потому и классическим, что сам был азиатом.

В России всегда были сильны рудименты азиатского способа производства. В частности, русские цари вплоть до Петра I считали себя верховными собственниками земли, они могли в любой момент лишить поместья какого угодно помещика и заменить его землю другому. Постоянно отмечаем мы и наличие общественных работ. Все это позволило Салтыкову-Щедрину, оглянувшись назад, дать пророческое описание сталинизма, вплоть до почти точной портретной зарисовки Сталина, которая отражается в лице последнего глуповского правителя – Угрюм-Бурчеева. Вот как это выглядит у Михаила Евграфовича:

В то время еще ничего не было достоверно известно ни о коммунистах, ни о социалистах, ни о так называемых нивелляторах (т. е. приверженцах уравниловки – В.Е.) вообще. Тем не менее нивелляторство существовало, и притом в самых обширных размерах. Были нивелляторы «хождения в струне», нивелляторы «бараньего рога», нивелляторы «ежовых рукавиц» (даже нарком Ежов предугадан! – В.Е.) и проч. и проч. Но никто не видел в этом ничего угрожающего обществу или подрывающего его основы. Казалось, что ежели человека, ради сравнения с сверстниками, лишают жизни, то хотя лично для него, быть может, особливого благополучия от сего не произойдет, но для сохранения общественной гармонии это полезно, и даже необходимо. Сами нивелляторы отнюдь не подозревали, что они – нивелляторы, а называли себя добрыми и благопопечительными устроителями, в мере усмотрения радеющими о счастии подчиненных и подвластных им лиц…

Такова была простота нравов того времени, что мы, свидетели эпохи позднейшей, с трудом можем перенестись даже воображением в те недавние времена, когда каждый эскадронный командир, не называя себя коммунистом, вменял себе, однако ж, за честь и обязанность быть оным от верхнего конца до нижнего.

Угрюм-Бурчеев принадлежал к числу самых фанатических нивелляторов этой школы. Начертавши прямую линию, он замыслил втиснуть в нее весь видимый и невидимый мир, и притом с таким непременным расчетом, чтоб нельзя было повернуться ни взад ни вперед, ни направо, ни налево. Предполагал ли он при этом сделаться благодетелем человечества? – утвердительно отвечать на этот вопрос трудно. Скорее, однако ж, можно думать, что в голове его вообще никаких предположений ни о чем не существовало. Лишь в позднейшие времена (почти на наших глазах) мысль о сочетании идеи прямолинейности с идеей всеобщего осчастливления была возведена в довольно сложную и неизъятую идеологических ухищрений административную теорию (здесь и дальше выделено мною – В.Е.), но нивелляторы старого закала, подобные Угрюм-Бурчееву, действовали в простоте души, единственно по инстинктивному отвращению от кривой линии и всяких зигзагов и извилин… Прямая линия соблазняла его не ради того, что она в то же время есть и кратчайшая…, а ради того, что по пей можно было весь век маршировать и ни до чего не домаршироваться. (Именно этим мы последние 70 с лишним лет и занимаемся! – В.Е.).

В городском архиве до сих пор сохранился портрет Угрюм-Бурчеева. Это мужчина среднего роста, с каким-то деревянным лицом, очевидно никогда не освещавшимся улыбкой. Густые, остриженные под гребенку и как смоль черные волосы покрывают конический череп и плотно… обрамливают узкий и покатый лоб. Глаза серые, впавшие…; взгляд чистый, без колебаний; нос сухой, спускающийся от лба почти в прямом направлении книзу; губы тонкие, бледные, опушенные подстриженною щетиной усов; челюсти развитые, но без выдающегося выражения плотоядности, а с каким-то необъяснимым букетом готовности раздробить или перекусить пополам. Вся фигура сухощавая с узкими плечами, приподнятыми кверху, с искусственно выпяченною вперед грудью и с длинными, мускулистыми руками. Одет в военного покроя сюртук, застегнутый на все пуговицы, и держит в правой руке сочиненный Бородавкиным «Устав о неуклонном сечении», но, по-видимому, не читает его, а как бы удивляется, что могут существовать на свете люди, которые даже эту неуклонность считают нужным обеспе чивать какими-то уставами.

Этим Михаил Евграфович явно подчеркивает свободу рук и оперативность азиатского деспотического правления, в чем есть не только минусы, но плюсы – например, во время войны и прочих экстремальных условий, которых у нас за тридцатилетний период правления И.В. Сталина хватало. А ведь именно в эти тридцать лет и была полностью создана вся совокупность и базиса и надстройки азиатского способа производства, перестроить которые на искомый социализм не удалось ни при демократическом волюнтаризме Хрущева, ни при застойном деспотизме Брежнева, хотя и тот, и другой в полной мере пользовались и свободой рук и оперативностью азиатского деспотического правления. Как ни курьезно, но широкая демократизация и гласность вводятся М.С. Горбачевым с использованием все этой же оперативности политической надстройки, которая досталась ему в наследство вместе с отлаженным И.В. Сталиным азиатским базисом. И это использование нужно рассматривать только как положительное явление, несмотря на его архаичную природу. Представьте, сколько времени потребовалось бы на введение этих перемен, если бы они обсуждались так, как это происходит в английском парламенте или в американском конгрессе! К сожалению, никто из трех вышеупомянутых послесталинских руководителей серьезно политэкономию не изучал – некогда было: но хватало времени на подъем к вершине руководства. А об азиатском способе производства и слыхом не слыхали, искренне полагая, что уже живут при социализме. Поэтому и пытались и пытаются исправить существующий базис с вершины политической надстройки. 12 марта 1988 года не где-нибудь, а в самой «Правде» появляется огромная статья «Кто переучит бюрократа». Естественно, в ней и речи нет о том, что бюрократ – неотъемлемая составная политической надстройки базиса азиатского способа производства, что без изменения этого базиса бюрократ никуда не денется. Но ведь это значит, что вся эта статья в главном партийном органе антинаучна. А таких статей и речей сейчас полным полно. Не нужно быть пророком, чтобы предугадать, куда приведет нынешняя очередная перестройка, если она будет вестись на подобном антимарксистском, антинаучном уровне. В том же номере «Правды» помещена на первой странице статья «Село устало от команд», в которой опять же идет плач, что даже в проекте нового закона «О кооперации в СССР» вновь заложены и директивные задания колхозам, и непомерная централизация и бюрократизация управления. А кто же все-таки конкретно эти бюрократы? И даже может быть не столько они сами (они тоже в основном исполнители), сколько те, кто спускает директивы на них при азиатском способе производства? Как классические примеры этого способа производства Маркс приводил прежде всего ближневосточные «супердержавы» древности – Египет и Месопотамию. Так, согласно Библии, первым проникает в Месопотамию Иаков, а в Египте первым крупным бюрократом при фараоне становится Иосиф. Постепенно за счет злоупотреблений в сфере распределения и лучших жизненных условий, чем у коренного населения, их потомство в этих странах размножилось, усилилось чрезвычайно и наполнилась их наследниками территория этих стран, которая в результате безоглядной хищнической эксплуатации превращается в пустыню, как до этого превратилась в таковую когда-то цветущая Аравия. Совсем недавно наши газеты сообщили, что подобное же антипатриотическое отношение к земле привело к гибели почвы и превращению в пустыню целой автономной республики – Калмыкии. Забрав предварительно обманом у древних египтян все золото, Моисей уводит грабителей из их страны. Кстати, само название этих потомственных преступников и грабителей даже на их собственном языке происходит от корня ЭЗР, что значит «преступать что-либо», в том числе и закон, «совершать преступление». Именно поэтому им так не нравится собственных этноним, когда его в отношении их употребляют другие. Уже одно это рассматривается ими как антисемитизм. По заявлению М.С. Горбачева, евреи, составляющие в нашей стране 0,69% населения, занимают 20% всех руководящих должностей, что, учитывая их высокую организованность, сплоченность и подчинение им низшего бюрократического звена, означает, что в их руках находится контрольный пакет на управление страной, т. е. – то же, что при египетский фараонах и месопотамских царях. Высокоорганизованная структура масонских лож, которые тысячелетиями формируются из местных «квислингов» и «власовцев», является буфером между слишком яркой по наружности сионской правящей элитой и коренным населением. «Память» это помнит! И ее бьют.

Таким образом, сионо-масонский бюрократический комплекс и есть настоящая расшифровка того, что мы обычно называем просто бюрократией.

Ограбив и превратив в пустыню плодороднейшие и «?» нивы Ближнего Востока, этот комплекс обратил свои взоры на античные Грецию и Рим. «…» Под активным воздействием пятой колонны – масонов – Европа пала к ногам иудейского золотого тельца.

Советская официальная печать практически вплоть до скандального разоблачения ложи П-2 десятилетиями помалкивала о существовании масонов. Сейчас же она считает, что этот скандал уже порядком подзабыт и можно снова вернуться к временам военного коммунизма, когда комиссары в кожанках, заведенные Л. Троцким в армии, без разговоров ставили к стенке любого, о ком был донос со стороны еврея, что тот только назвал его евреем, не говоря уж – жидом, или о том, кто по доносу заявлял о существовании сионо-масонского заговора. В этой связи наиболее беспардонными были выступления в нашей печати двух ее представителей, отразивших волю этой олигархии ростовщиков:

1 августа 1987 года в газете «Советский спорт» появилась статья «Под музыку футбола», содержащая «откровения» политического комментатора Игоря Фесуненко. Он писал, что активисты «Памяти» занимаются тем, что «пугают доверчивых обывателей какими-то масонами, которых никто в глаза не видел».

Полностью в духе комиссаров Троцкого, т. е. как аксиому, не требующую доказательства, подает вопрос о существовании сионо-масонского заговора и некий А. Черкизов, статья которого о «Памяти» была опубликована 18 июня 1987 года в газете «Советская культура»: нет, мол, такого заговора и никогда не было – что тут доказывать! А тот, кто говорит о нем – антисемит!

Итальянское телевидение выпускает многосерийный фильм о ложе П-2 под названием – весьма прозрачным – «Спрут-2». У нас же при переводе текста фильма с итальянского на русский язык слово «масоны» во всех сериях также беспардонно убирается и кое-где заменяется словом «мафия». «…»

Кому все это надо, как не самим сионо-масонам, заинтересованным в сокрытии своего присутствия в нашей стране. Именно эта политическая надстройка с 1917 года и приступила к созданию базиса азиатского способа производства, для чего прежде всего изъяла экономику из рук частных владельцев и передала ее государству, которое с первого дня было объявлено социалистическим. Русские, украинцы, узбеки, грузины, татары и прочие бывшие владельцы предприятий были либо физически уничтожены все теми же комиссарами в кожанках, либо бежали за границу. Вскоре выяснилось, что экономика, которая по теории поступательного развития должна бы давать высокую по сравнению с капиталистической производительность труда, скатилась на уровень много ниже не только феодального, но и античного. Списать все беды на последствия гражданской войны не удалось. Лечить экономику высшей формации – социализма – «несуществующие» сионо-масоны предложили экономикой свергнутой формации – капитализмом. С той «несущественной» при интернационализме разницей, что теперь вместо капиталистов из коренного населения стали хозяйничать почти исключительно еврейские капиталисты или, как их назвали, нэпманы. В наши дни – дни практически второго нэпа – у коренного населения опять нет денег, чтобы открывать кооперативы, поэтому в подавляющем большинстве это кооперативы опять же еврейский владельцев. Это надо помнить!

Вводя под давление обстоятельств, навязанных сионо-масонами, новую экономическую политику, В.И. Ленин неоднократно заявлял, что эта мера вынужденная и временная. И.В. Сталин, как верный ученик и последователь В.И. Ленина, после его смерти стал последовательно свертывать частный капитал, но до конца вырваться из паутины сионо-масонской политической надстройки не сумел несмотря на все свои старания до конца жизни: ведь с этой надстройкой не мог совладать даже сам В.И. Ленин! Почему? Причина проста: чтобы взять власть, сил у большевиков, а тем более материальных средств, крайне не хватало и пришлось согласиться на прием в большевики практически всего того Бунда, с которым В.И. Ленин всю жизнь воевал! И вот результат на первую половину 1918 года.


| Однобокий интернационализм, или Сталинизм - это азиатский способ производства |