home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню















Размышления на Старом Арбате

Где вы, несчастные дети Арбата,

Кто виноват или что виновато?

Жили на дачах, в особняках,

Только обжили дворянскую мебель,

Время сломалось, и канули в небыль!

Как объяснить? Не умею никак!

Сын за отца – не ответчик, и все же

Тот, кто готовит кровавое ложе,

Некогда должен запачкаться сам.

Ежели кто на крови поскользнулся,

Или на лесоповале очнулся,

Пусть принесет благодарность отцам…

Дети Арбата свободою дышат,

И ни проклятий, ни стонов не слышат,

Славят чекистов и любят вождя,

Благо, пока что петух их не клюнул,

Благо, из них ни один не подумал,

Что с ними станет лет семь погодя?

Скоро на полную мощность машина

Выйдет. И в этом, наверно, причина,

Что неожиданным будет итог!

Хронос! Что делаешь? Это же дети! —

Семя твое! Упаси их от смерти!

Но глух и нем древнегреческий рок.

Попировали маленько, и хватит!

Вам ли не знать, что история катит

Не по коврам, а по хрупким костям?

Славно и весело вы погостили

И растворились в просторах России,

Дачи оставили новым гостям.

Все начиналось с детей Николая.

Что бормотали они, умирая

В смрадном подвале? – Все те же слова,

Что и несчастные дети Арбата!

Что нам считаться? – Судьба виновата!

Не за что, а воздается сполна!

Чадо Арбата, ты местию дышишь.

Но на грузинское имя не спишешь

Каждую чистку и каждую пядь!

Ведь от подвала в Ипатьевском доме

И до барака в Республике Коми,

Как говорится, рукою подать!…

Но первую десионизацию 1938 года пришлось оставить незавершенной главным образом из-за быстро организованного давления на И.В. Сталина со стороны так называемых западных демократий, а также со стороны ближайшего к азиатскому деспоту круга – членов Политбюро ЦК ВКП(б), женатых на еврейках, в том числе Ворошилова, Молотова и целого ряда других.

И все же результаты десионизации были налицо: среди членов ЦК ВКП(б), избранных в 1939 году на XVIII съезде партии, было лишь 14 наиболее видных тогда сынов Сиона. Первым, естественно, остался верховный раввин всея Руси Лазарь Каганович, который теперь уже не мог обходиться в этом же высоком партийном органе без родного брата Михаила Лазаревича Кагановича. Далее следовали Анцелович, Бенедиктов, Двинский, Кулик, Литвинов, Лозовский, Мануильский, Мехлис, Седин, Шверник, Ярославский, Землячка. Но они уже не составляли столь подавляющего большинства, как раньше.

Сократилось это число и в правительстве, и в армии последних лет. Так по данным на 1940 год, в составе правительства оставались следующие лица:

Землячка Председатель комиссии советского контроля, а с 1941 года – заместитель председателя СНК (т. е., самого И.В. Сталина).

Хинчук Нарком внутренней торговли

Вейзер Нарком внешней торговли

Каганович Л. Нарком путей сообщения (железных дорог)

Яковлев (Эпштейн) Нарком земледелия

Рухимович Нарком оборонной промышленности (которая давала армии отсталую технику)

Берман Нарком связи

Гинцбург Нарком строительства

Мехлис Нарком государственного контроля (а что он дал для 1941 года?)

Лозовский Заместитель наркома иностранных дел

Кравель Начальник центрального налогового управления

Розенгольц Начальник управления госснабжения

А вот руководящие евреи Красной Армии (на начало 1941 года)

Мехлис Начальник Главного политуправления РККА

Смушкевич Зам. командующего ВВС

Мазейлик Зам. начальника промышленного отдела наркомата обороны

Резвик Политрук Военно-политической Академии им. Тимошенко

Кривицкий Верховный спортивный комиссар при Центральном аэроклубе.

Таким образом, в вооруженных силах они занимали, главным образом, идеологические должности политработников разных рангов (до революции эту задачу выполняли полковые священники, а в мусульманских подразделениях – полковые муллы) и интендантов. В рядовом составе, в строевых ротах их практически не было: родители всем могли дать хорошее образование. О таком однобоком «интернационализме» у нас предпочитают всегда помалкивать. А это один из многочисленных примеров занесенного к нам с азиатским способом производства этнического разделения труда. На войне такое разделение ратного труда давало возможность гораздо большего процента выживаемости евреев – ведь политработники и интенданты гораздо чаще отсиживаются в тылу. Да и сам такой «труд» не столь уж обременителен. Его скорее можно назвать геронтологическим, и в результате с 1941 по 1945 года 150 евреев стали генералами.

Как уже отмечалось, в тылу сыны Сиона не только не терпели голода, но наживались на нем, прибрав к рукам продовольственные и промтоварные склады и магазины. «Память» это отлично помнит, и за это ее ненавидят.

Короче, война показала воочию широким массам и И.В. Сталину, что дальше успешно двигаться вперед при сохранении указанной однобокости надстройки становится просто невозможно. Даже безмерно укрепив свой авторитет и культ в ходе войны, И.В. Сталин понимал, что имеет дело с самой высокоорганизованной и законспирированной бандой в истории человечества. Только к концу сороковых годов после доклада А.А. Жданова в стране разворачивается борьба с космополитизмом, ознаменовавшая начало второго тура десионизации надстройки. Но развертывалась она крайне осторожно и медленно. А.А. Жданов и А.С. Щербаков – главные ее проводники – почему вскоре внезапно скончались. А в январе 1953 года было опубликовано сообщение о разоблачении группы кремлевских врачей, виновных в убийстве не только двух вышеупомянутых партийных деятелей, но и многих других. Действовали они противопоказанными лекарственными средствами. Сообщалось, что они готовили медикаментозное убийство самого И.В. Сталина. Все были сионистами из шпионской организации «Джойнт».

В подобных обстоятельствах, конечно, И.В. Сталин слишком медленно раскачивается с продолжением курса на десионизацию, начатую перед войной руками наркома Н.И. Ежова. После же войны у нас не сразу появилась атомная бомба, которой нас шантажировали сионизированные Соединенные Штаты вместе с Англией. А когда мы, преодолев их атомную монополию, пошли с ними ноздря в ноздрю по этому оружию, азиатскому деспоту И.В. Сталину перевалило за восьмой десяток и вскоре после ареста кремлевских врачей начали появляться непонятные медицинские бюллетени о состоянии здоровья вождя – не так, мол, стал писать, какать. А через неделю было опубликовано сообщение о том, что, якобы 5 марта 1953 года, Сталин умер. Однако автору этих строк удалось узнать лично от самого Н.С. Хрущева, – смерть наступила в конце февраля. Конечно же, медбюллетени в столь непозволительной фривольной форме никогда не появились бы на свет, будь вождь еще жив.

– Если бы мы него не убрали, он всех бы нас уничтожил, – сказал мне Хрущев (Для судеб Отечества с ним сравним лишь Столыпин).

Это был заговор, заговор всего Политбюро.

Что показательно: когда миллионами, десятками миллионов сионские молодчики уничтожали так называемых «антисемитов», устраивали поголовный красный террор в гражданскую войну, ни у кого не хватило мужества пристрелить фактического главковерха Лейбу Троцкого или теоретика расстрелов и концлагерей молоденького Коленьку Бухарина; когда на рубеже 20-30-х годов по указке Лазаря Кагановича И.В. Сталин физически уничтожил 20 млн. лучших крестьян – так называемых «кулаков», – ни у кого из его окружения не хватило мужества пристрелить его – Сталина или Кагановича. А вот в 1953 году, когда по приказу генералиссимуса со всемирной славой ко всем подъездным железнодорожным путям были подогнаны порожние составы с целью одновременного переселения в Биробиджан сразу всех евреев Москвы, – вот тут-то все члены Политбюро дружно умертвили своего вождя, которому они сами присвоили эпитеты великого, гениального и пр., пр., пр. «Память» это помнит.

Вскоре, опять же всем дружным составом Политбюро был отдан приказ об аресте Берии, которого, как и положено, тут же расстреляли – много знал обо всех! А кто он такой? Менгрел, т. е., обыкновенный гой. Другое дело – Лазарь Моисеевич Каганович. На нем и 20 млн. уничтоженных по его приказу – приказу верховного раввина всея Руси – «кулаков» и 10 млн. остальных, но он жив-здоров и по сей день! А ведь он 1893 года рождения, так что считайте.

Что же касается положения еврейско-сионских оккупантов в нашей стране в послесталинский период, а также собирательного образа высшего партийного руководителя нашей страны за весь этот период (включая периоды волюнтаризма, застоя и перестройки), то для этого нужно помнить завет В.И. Ленина: «М.Е.Салтыкова-Щедрина… вспоминать, цитировать, растолковывать», так как именно на сей случай в 15-м томе Полном собрании его сочинений, книга 1, стр. 292—296 (том 15, книга 1, стр. 292—296, Москва, изд. «Художественная литература», 1973 г. – в большинстве других советских изданий его текст искажен до неузнаваемости) в сказке о ретивом начальнике говорится:

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был ретивый начальник. В ту пору промежду начальства два главных правила в руководстве приняты были. Первое правило: чем больше начальник вреда делает, тем больше отечеству пользы принесет. Науки упразднит – польза; население испугает – еще больше пользы. Предполагалось, что отечество завсегда в расстроенном виде от прежнего начальства к новому доходит. А второе правило: как можно больше мерзавцев в распоряжении иметь, потому, что люди своим делом заняты, а еврейцы – субъекты досужие и ко вреду способные.

Собрал начальник еврейцев и говорит им:

– Сказывайте, мерзавцы, в чем, по вашему мнению, настоящий вред состоит?

И ответили ему еврейцы единогласно:

– Дотоле, по нашему мнению, настоящего вреда не получится, доколи наша программа ВСЯ, во всех частях выполнена не будет. А программа наша вот какова. Чтоб мы, еврейцы, говорили, а прочие чтобы молчали. Чтобы наши, еврейцев, затем и предложения принимались немедленно, а прочих желания чтобы оставались без рассмотрения. Чтобы нас, мерзавцев, содержали в холе и неженьи, а прочих всех – в кандалах. Чтобы нами, еврейцами, сделанный вред за пользу считался, а прочими всеми, если бы и польза была принесена, то таковая за вред бы считалась. Чтобы об нас, об мерзавцах, никто слова сказать не смел, а мы, еврейцы, о ком задумаем, что хотим, то и лаем! Вот коли ВСЕ это неукоснительно выполнится, тогда и вред настоящий получится.

– Ладно, – говорит начальник, – принимаю вашу программу, господа мерзавцы.

С той поры вредят еврейцы невозбранно и беспрепятственно.

Едва ли стоит убеждать читателей, что все так и есть в нашей стране и при этом беспрерывно со времени убийства И.В. Сталина с его второй пресеченной в самом начале политики десионизации. Сионские оккупационные кадры продолжают решать в нашей стране все! Они не дают стране вырваться из тисков азиатского способа производства, для чего, в первую очередь, оккупировали все высшее образование и науку, заполонив коридоры институтов, наводнив штат академиков и членкоров всех академий страны. Во времена процесса Бейлиса многие евреи эмигрировали в США, и неискушенный русский академик В.И. Вернадский сокрушался: могли бы, мол, и России пользу принести своей ученостью, если бы им дали развернуть способности здесь! После 1917 года вред – объявление буржуазными лженауками кибернетики, генетики и др., сопровождавшееся физическим уничтожением ученых с мировыми именами, создавших эти науки, – спихивается теперь ими все на тот же культ личности И.В. Сталина.

Захват мозговой надстройки, т. е. науки, – наиболее страшное последствие сионского оккупационного режима, под которым стонет наше Отечество уже восьмой десяток лет. Это – духовная кастрация всего нашего многонационального народа на благо вышеуказанному однобокому «интернационализму». А это ничто иное, как самая настоящая эксплуатация трудящегося большинства паразитирующим на его шее меньшинством. Тогда спрашивается: ради чего шли в три революции? Ответ весьма прост – ради того, чтобы национального эксплуататора, национального помещика, капиталиста, бая сменил еврейский. А он, конечно, более жестокий, более безоглядный в физическом расточительстве эксплуатируемых, чем был, например, грузинский князь по отношению к грузинскому крестьянину или русский капиталист по отношению к русскому рабочему. И все это базируется на идеологии, ведь и Тора, и Талмуд, на которых воспитан еврей, учат, что все неевреи – двуногий скот и не больше! Именно в этой связи – в связи со следованием этой идеологии – оккупанты довели к восьмому десятилетию революции число алкоголиков в стране до 5 млн. В результате от их браков ежегодно рождается 120 тыс. неполноценных детей – в основном у славянского населения, спаиваемого оккупантами наиболее интенсивно.

В самом конце «Истории одного города» приведен «Устав о свойственном градоправителю добросердечии», в пунктах 7 и 8 которого сказано:

7. Да памятует градоправитель, что не от кого иного слава Российской империи украшается, а прибытки казны умножаются, как от обывателя.

8. Посему: казнить, расточать или иным образом уничтожать обывателей надлежит с осмотрительностью, дабы не умалился от таковых расточений Российской империи вантаж и не произошло ущерба.

Эти строки были написаны примерно в 1869—1870 гг. А в 1910 году было опубликовано сочинение А.Вентина «Пятилетние итоги», охватывающее период, к которому щедринские строки приходятся как раз на середку. Итак:


Казни в Российской империи по пятилеткам

1826 – 1830 гг.: 19 казней

1831 – 1835: 24 казни

1836 – 1840: 1 казнь

1841 – 1845: 0

1846 – 1850: 3 казни

1851 – 1855: 0

1856 – 1860: 0

1861 – 1865: 8 казней

1866 – 1870: 9 казней

1871 – 1875: 0

1876 – 1 880: 126 казней

1881 – 1885: 77 казней

1886 – 1890: 92 казни

1891 – 1895: 48 казней

1896 – 1900: 78 казней

1901 – 1905: 40 казней

Всего за указанные 80 лет было совершено 525 казней, из них по политическим мотивам – 192 казни.

1905 – 1910: 3741 казнь

Из них по политическим мотивам (то бишь, революционным) – 3015 казней.

Напомним, что по революционным же мотивам за

1917 – 1924 гг.: 37 млн. уничтоженных

1925 – 1953: 20 млн. уничтоженных «кулаков», 10 млн. остальных уничтоженных

1953 – по настоящее время?

Такова цена следования мысли о сочетании идеи прямолинейности с идеей всеобщего осчастливливания также почти за восемь десятилетий, во время которых мы, как и предполагал Михаил Евграфович, так ни до чего и не домаршировались, кроме чего-то вроде второго нэпа! А он пока на пользу опять же одним лишь еврейцам: у гоев на кооперативы денег нет, пока оккупанты здесь.

А страна как была, так и продолжает пока пребывать в формации азиатского способа производства с неизбежной для него надстройкой и еврейцами-бюрократами. Народ же – под их оккупацией, не знающей ни жалости, ни совести.


Государственно-бюрократический капиталистический уклад | Однобокий интернационализм, или Сталинизм - это азиатский способ производства |