home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Матрас прогнулся под тяжестью Моргана. Вивьен глубоко вздохнула, крепко сжав кулаки в попытке унять нервную дрожь. Откинув одеяло, Морган осторожно вытянулся рядом с ней.

Затем он обвил рукой ее талию и притянул ее спиной к себе. Вивьен удивленно вскрикнула, ощутив тепло и твердость его тела.

— Вы ведь не боитесь, правда? — вкрадчиво поинтересовался он.

— Нет, — выдохнула она. — Но… мне трудно думать о вас как о друге.

Рука, обнимавшая ее талию, едва заметно напряглась.

— Отлично, — невнятно произнес он.

Вивьен затихла, упиваясь его близостью. Ее окружали запахи мыла, чистой кожи и приятное тепло, прогонявшей ночную прохладу. Конечности ее налились свинцовой тяжестью. Она подалась назад, желая теснее прижаться к нему, но он мягко удержал ее на месте.

— Не вертитесь, — ворчливо произнес он. — Я не евнух.

Вивьен чуть не умерла от смущения, ощутив обжигающее прикосновение его возбужденной плоти к своей пояснице и ягодицам.

— Напрасно мы это затеяли, — с трудом выговорила она. — Так я никогда не засну.

— Вы хотите, чтобы я ушел?

Вивьен молчала, испытывая стыдливость и в го же время наслаждаясь его объятиями. Совесть быстро сдала позиции.

— Может, я и не засну, — неуверенно сказала она, — но зато не увижу кошмаров.

Морган фыркнул:

— Я рад, что вы доверяете мне. Вообще-то я не ожидал, что вы согласитесь,

— Я и не собиралась, — отозвалась Вивьен. — А потом мне пришло в голову, что если бы вы хотели наброситься на меня, то не стали бы откладывать до сегодняшнего дня.

— Я никогда не навязывался женщинам, которые меня не хотят.

— Как я понимаю, в вашей жизни таких было немного.

— Одна или две, не больше, — сухо обронил он.

Вивьен тихо лежала, чувствуя, как дыхание Гранта шевелит легкие завитки волос у нее на затылке. Касаясь ступней его лодыжки, она ощущала приятное покалывание жестких волосков. Он казался воплощением мужественности, и сознание, что только ее слово сдерживает всю его мощь и жизненную силу, льстило самолюбию Вивьен. Она была очарована, опьянена игрой с опасностью.

— Грант, — негромко окликнула она. — Почему вы не женаты?

Он мягко рассмеялся.

— Я не из тех, кто женится. — Он взял в руку ее косу, поигрывая пушистым кончиком.

— Разве вы не хотите иметь жену и детей?

— Какой смысл? У меня нет неодолимой потребности продолжить свой отнюдь не выдающийся род. К тому же я не способен всю жизнь хранить верность одной женщине. Когда мне нужно дамское общество, я его нахожу. Мои слуги присматривают за хозяйством, обеспечивают мне комфорт. Зачем мне жена?

— Вы никогда не встречали женщину, без которой не могли бы жить?

— Вы слишком увлекаетесь романами, — с улыбкой произнес он.

— Наверное, вы правы, — с грустью сказала она. — И все же… вы не будете сожалеть, когда состаритесь и поседеете без спутницы жизни, с которой могли бы разделить…

— И без внуков, которых я носил бы на закорках, — закончил он. — Покорнейше благодарю, но мои амбиции не заходят так далеко, чтобы обзавестись потомством, которое будет дергать меня за бакенбарды и прятать мою трость за диваном. Я предпочел бы немного покоя на старости лет… если доживу до нее.

— Вы ужасный циник.

— Да, — невозмутимо признал он. — Между прочим, вы тоже. Но послушать вас, так вы сама невинность.

Они помолчали, и его теплая ладонь легла на ее плечо.

— Грант, — сказала она, подавив зевок. — Когда вы позволите мне побывать у себя дома?

— Как только доктор Линли скажет, что вы достаточно, окрепли, чтобы разъезжать по городу.

— Отлично. Он навестит меня завтра. Уверена, он не будет возражать.

— К чему такая спешка? — поинтересовался Морган. — Что вы рассчитываете там найти?

— Себя. — Она уткнулась головой в мягкую подушку. — Когда я окажусь в знакомом месте, среди своих вещей и книг, я наверняка все вспомню. Я уже устала чувствовать себя такой… такой пустой.

— У вас совсем немного книг, — сказал он. — Не припоминаю, чтобы я их вообще заметил.

— О-о… — Она повернулась к нему лицом. — Почему те вещи, которые мне нравятся сейчас, не нравились раньше?

— Не знаю. — Его дыхание, благоухавшее корицей с легким привкусом кофе, обдавало ее подбородок. — Может, у Линли есть ответ на этот вопрос.

— Что, по-вашему, произойдет, когда ко мне вернется память? Я стану такой, как прежде?

— Надеюсь, — буркнул он.

— Почему же? — спросила она, уязвленная его прямотой. — Я теперешняя вам не нравлюсь?

— Вы мне чертовски нравитесь, — отрезал он. — И мне чертовски трудно…

— Что?

Вместо ответа он прорычал проклятие, от которого загорелись ее уши.

— Предупреждаю вас, Вивьен, если вы затеяли со мной какую-то игру, я убью вас своими руками.

— Ни в какие игры я не играю, — обиженно возразила она. — С какой стати? Уверяю вас, если бы мне было что сказать о том, кто пытался меня утопить, я бы сделала это сразу. Разве я могу чувствовать себя в безопасности, пока он на свободе?

— Не можете. Что приводит нас к неизбежному выводу… Вы никуда не пойдете без меня.

— Конечно. Я не настолько глупа.

Он передвинул ее на середину кровати, так что они оказались на расстоянии вытянутой руки друг от друга.

— Вот так, оставайтесь там, — сказал он. — И не скатывайтесь на мою сторону, иначе я за себя не ручаюсь.

— Не волнуйтесь, — дерзко бросила она. — Кровать такая большая, что с таким же успехом мы могли бы находиться в соседних графствах.

Вивьен заснула, и ничто не потревожило ее сна. Она испытывала удивительное чувство покоя и полной защищенности, находясь в постели со спящим Морганом. «Пожалуй, от мужчин все же есть какая-то польза», — подумала она в полудреме, прежде чем погрузиться в глубокий сон.


* * * | Мой верный страж | * * *