home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Усадив Вивьен в обтянутое дамастом кресло, Грант сел рядом. Подавшись вперед, он уперся локтями в колени и надолго задумался, глядя на угли в камине. Когда он наконец заговорил, Вивьен не понравилась тщательность, с которой он подбирал слова, будто готовился представить скверную ситуацию в благоприятном свете.

— Хорошо, — сказал Грант, скользнув по ней прищуренными глазами. — Вы имеете полное право знать все, что касается Вивьен Дюваль… но вначале позвольте мне сказать… — Он помолчал, словно ему было тяжело говорить, и вполголоса выругался. — Черт! Мне не раз приходилось совершать дурные поступки — я мог бы представить список длиной в милю. Иногда я шел на это, чтобы выжить, а иногда — из чистого эгоизма и жадности. О чем сожалею. Но из всех моих прегрешений меня больше всего удручает тот факт, что я обманул вас. И клянусь своей жизнью — нет, могилой брата, — что это никогда не повторится.

— В чем же вы обманули? — тихо спросила Вивьен, чувствуя, как ледяные пальцы страха сжимают ее сердце.

Он не отвечал, устремив взгляд в камин.

Вивьен молча смотрела на жесткий, точно высеченный из гранита профиль — и вдруг на нее снизошло озарение.

— Это связано с Вивьен Дюваль? Она никогда не была вашей любовницей… правда? Вопреки всем вашим заверениям вы с ней не спали. Но зачем вам понадобилась эта ложь? — Она в смятении уставилась на него.

Гранту потребовалось все его самообладание, чтобы сохранить присутствие духа под пристальным взглядом ее ясных глаз. Обычно ему не составляло труда признавать свои ошибки. Он бодро анализировал ситуацию, оправдывая себя тем, что всего лишь человек и не застрахован от слабостей и просчетов. Но данный проступок был не из тех, которые можно так просто выбросить из головы. Он воспользовался ситуацией, чтобы отыграться на женщине, и — что самое скверное — обознался. Подавленный чувством вины, он глухо ответил:

— Я хотел отомстить Вивьен за сплетни, которые она распустила обо мне по всему Лондону. Когда однажды вечером я нашел вас и принес сюда, то решил, что пересилю с вами, то есть с ней, чтобы отплатить той же монетой.

— А каковы были ваши дальнейшие намерения? Вышвырнуть ее за ненадобностью? Жестоко обидеть в отместку за унижение, которому она подвергла вас?

Он пристыженно кивнул.

Вивьен шумно вздохнула. Вероятно, ей следовало радоваться, что Грант избрал другую женщину в качестве жертвы, принесенной на алтарь своей гордости. Но ей не стало легче. Она не хотела верить, что он способен на столь мелочный, бесчестный поступок. И мучительно страдала от мысли, что все, что произошло между ними, для него не более чем акт возмездия.

— Понимаю.

— Ничего вы не понимаете.

— Вас нисколько не трогает тот факт, что я пострадала в инциденте и оказалась совершенно беспомощной, — вымолвила она. — Собственно, вы даже получили определенные преимущества, упростившие дело.

В его глазах мелькнули отчаяние и досада.

— С самого начала все пошло наперекосяк. Ваше поведение сбивало меня с толку. Вы вели себя совсем не так, как я ожидал.

Показное спокойствие Вивьен мгновенно испарилось от горького сознания предательства.

— Вы были единственной реальностью во всем мире, единственным человеком, которому я доверяла… и вы обманывали меня без зазрения совести.

— Я солгал только о нашей предполагаемой связи.

— Только? — сердито повторила она, возмущенная, что он пытается преуменьшить значение своего поступка. — А если бы я была настоящей Вивьен, неразборчивой в связях, эгоистичной и вздорной, именно такой, какой вы ее себе представляли? Это вовсе не оправдывает вашего поведения.

— Если бы я знал, кем вы являетесь на самом деле — или хотя бы не являетесь, — я никогда бы не обидел вас.

— Но вы это сделали, — с горечью произнесла она.

— Да, зло совершилось, — бесстрастно заявил он. — И мне ничего не остается, как попытаться искупить свою вину и заслужить ваше прощение.

— Не мое, — поправила она его. — Прощение Вивьен.

Грант уставился на нее с таким видом, словно она вдруг повредилась в уме.

— Будь я проклят, если приближусь к этой особе, сняв шляпу с покаянным видом.

— Это единственное искупление, которое я приму. — Она в упор посмотрела на него. — Я хочу, чтобы вы извинились перед Вивьен, когда найдете ее, за свои жестокие намерения по отношению к ней. Я прощу вас только в том случае, если это сделает она.

— Извиниться перед Вивьен! — повторил он, повысив голос. — Но я не спал с ней, если вы случайно упустили это из виду. Я спал с вами.

— А если бы все вышло, как вы задумали? Вы бы сожалели об этом?

— Нет, — отрывисто бросил он.

— Значит, можно манипулировать людьми и беззастенчиво их обманывать, если, с вашей точки зрения, они этого заслуживают. — Ее лицо разочарованно вытянулось, выражая крайнее осуждение. — Никогда бы не подумала, что вы можете быть таким ограниченным и беспринципным.

— Проклятие, я же сказал, что сожалею!

— Сомневаюсь, — мягко возразила она. — Вы ничуть не сожалеете о своих отвратительных замыслах… все ваши сожаления связаны с тем, что вы наказали не ту, кого собирались. Я не могу любить человека, который ведет себя подобным образом.

Она испытала странное удовлетворение, наблюдая, как он старается обуздать свой темперамент. Закрыв глаза, он кое-как овладел собой, хотя лицо его побагровело, а на щеке дрожал мускул.

— Пора ехать, — произнес он наконец. — Я уже предупредил Линли.


Глава 11 | Мой верный страж | * * *