home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

— Прибыл сыщик, дорогая, — сообщила миссис Баттонс, появившись в дверях библиотеки. — Его зовут мистер Кейс, добрейший джентльмен и самый опытный сотрудник из всех, кого мистер Кеннон мог прислать. Мистер Морган очень высоко его ценит. Мы в хороших руках, будьте уверены.

— Передайте мистеру Кейсу мою благодарность, что взялся присмотреть за нами в отсутствие мистера Моргана, — вымолвила Вивьен. Она стояла у окна библиотеки, с тревогой глядя на улицу. Облака затянули небо, стало темно как ночью, порывистый ветер раскачивал деревья в саду. Временами накрапывал дождь, редкие тяжелые капли падали на землю, предвещая сильный ливень.

— Может, вы поблагодарите его сами, мисс? — предложила экономка. — Он ждет в холле и, судя по всему, хотел бы переговорить с вами, не откладывая.

— Конечно, — неохотно согласилась Вивьен. — Не будете ли вы так любезны проводить его сюда?

— Хорошо, мисс.

Прижав к груди томик стихов, Вивьен крепко стиснула переплет из тисненой кожи и протяжно вздохнула. У нее не было ни малейшего желания разговаривать с Кейсом. Ей хотелось, чтобы Грант прямо сейчас вернулся домой. Привыкнув во всем полагаться на него, она не могла даже помыслить о том, чтобы расстаться с ним хоть на сутки.

Вивьен понимала, что не должна поддаваться эмоциям. Их отношения близились к концу, и она хотела сохранить остатки достоинства перед грядущей разлукой. Если она обнаружит свои чувства, покажет, как нуждается в его улыбке, внимании и дружбе, то только поставит их обоих в неловкое положение. Впереди у нее целая жизнь, в которой нет места Гранту Моргану, и будет лучше, если она научится обходиться без него.

Сделав несколько глубоких вдохов, Вивьен повернулась навстречу миссис Баттонс, которая ввела в комнату Кейса. Сыщик оказался мужчиной среднего роста, приятной наружности с лихо зачесанными назад серебристыми волосами. Он был одет в дорогой костюм розоватого оттенка, в руке держал серую шляпу с широкими полями. Его щегольской вид находился в некотором противоречии с представлениями Вивьен о сыщиках с Боу-стрит. Любезно улыбнувшись, она присела в реверансе. Миссис Баттонс вежливо извинилась и направилась к двери, но Кейс легким жестом остановил ее.

— Прошу вас, останьтесь, миссис Баттонс, — сказал он. — Я хочу, чтобы вы присутствовали при нашем разговоре с мисс Дюваль.

— Хорошо, сэр. — Сложив перед собой руки, экономка послушно ждала, обеспокоенно хмурясь.

— Мисс Дюваль, — начал сыщик с несколько старомодной учтивостью, — я польщен, если не сказать больше, что мне доверили охранять вас.

— Благодарю вас, — откликнулась Вивьен, заметив, что дождь за окном пошел на убыль, но низкие тучи плотно обложили небо. — Миссис Баттонс заверила меня, что вы пользуетесь громадным уважением у моего… — Она смущенно осеклась, чувствуя, что лицо и шею заливает краска. — У мистера Моргана, — сдавленным тоном закончила она. Сколько еще подобных оговорок она сделает, если не возьмет себя в руки? Мой… ничего себе. У нее нет ни малейшего права говорить так о Гранте, демонстрируя свои собственнические устремления.

Видя ее смущение, Кейс постарался сгладить неловкую ситуацию. Его привлекательное, обветренное лицо озарилось улыбкой, подчеркнувшей сеточку морщин вокруг глаз.

— Я сделаю все возможное, чтобы оправдать доверие мистера Моргана.

— Спасибо, мистер Кейс.

— И в этой связи, — осторожно продолжил он, — должен сообщить вам, что планы несколько изменились. Не огорчайтесь — вам ничто не угрожает, — но перед самым моим приходом сюда я получил указание от сэра Росса доставить вас на Боу-стрит.

— Я предпочла бы остаться здесь, — возразила удивленная Вивьен, невольно прижав руку к горлу. Кейс покачал головой:

— Понимаю, мисс Дюваль. Но пока не было Моргана, сэр Росс получил новые сведения, которые требуют вашего присутствия у него в конторе.

— Какие сведения, сэр? — поинтересовалась миссис Баттонс, выступая вперед и становясь рядом с Вивьен.

— Я не вправе разглашать их, — ответил Кейс, снисходительно улыбнувшись расстроенным женщинам. — Но, уверяю вас, мистер Морган одобрил бы эту поездку. Тем более что в Лондоне нет более безопасного места, чем дом номер четыре по Боу-стрит.

— Как долго я буду там находиться? — спросила Вивьен. — До возвращения мистера Моргана?

— Возможно. — Уголок его рта нетерпеливо дернулся. — Собирайтесь, мисс Дюваль. Мы теряем время. Сэр Росс просил меня доставить вас к нему немедленно.

— Хорошо. — Внезапное изменение планов встревожило Вивьен. Хотя Кейс производил приятное впечатление, в нем было нечто отталкивающее, будто за добродушной внешностью прячется холодная скользкая сущность. Охваченная дурными предчувствиями, она чисто инстинктивно сторонилась его. Пульс ее участился, сердце неистово колотилось в груди. Вивьен недоумевала, чем вызвана такая реакция.

Желание ускользнуть от него стало до того острым, что Вивьен едва сдерживалась, чтобы не кинуться прочь.

— Мистер Кейс, — с трудом выговорила она, — вы не будете возражать, если я возьму с собой одну из горничных? Я хотела бы, чтобы меня сопровождала женщина.

— Мэри может поехать с вами, — живо откликнулась миссис Баттонс, подхватив идею Вивьен. Кейс решительно покачал головой:

— В этом нет никакой необходимости. Речь идет не о светском визите, мисс Дюваль, а о деловой поездке. Я предпочел бы отправиться прямо сейчас, пока не разыгралась непогода.

Вивьен обменялась долгим вопросительным взглядом с экономкой. «Можно ли ему доверять?» — словно спрашивал ее взгляд, на что миссис Баттонс молча ответила: «Думаю, да».

Несмотря на очевидную тревогу, экономка была вынуждена согласиться.

— Мисс Дюваль, — сказала она, — если мистер Кейс считает, что вы должны ехать, то о чем здесь говорить? — Беспокойные морщинки собрались у нее на лбу. — Он прав — для вас нет более безопасного места, чем Боу-стрит.

Вивьен посмотрела в окно на потемневшее небо.

— Хорошо, — спокойно сказала она. — Если вы извините меня, мистер Кейс, я хотела бы сменить обувь и надеть накидку с капюшоном.

— Разумеется, мисс Дюваль.

Отступив на шаг, Вивьен пристально вглядывалась в него. Воспоминания обрушились на нее, прорываясь сквозь стену забытья.

— Сэр… мы случайно не встречались раньше?

— Не думаю, мисс. — От притаившейся в его взгляде враждебности Вивьен ощутила острый укол страха. Она внезапно поняла, что не нравится ему вопреки его уверениям в обратном. Должно быть, он наслышался о ней — точнее, о Вивьен — всевозможных небылиц и верит каждой из них.

Раскат грома расколол тишину, и Кейс обернулся к окну, где быстро сгущалась мгла. Что-то в его профиле — нос с горбинкой, зачесанные назад волосы, посадка головы с несколько выдающимся вперед подбородком — вызвало у Вивьен безотчетную тревогу.

Оглянувшись, Кейс уловил напряженное выражение ее лица.

— Нам следует поторопиться, мисс Дюваль.

Вивьен повернулась и вышла из комнаты, стараясь идти нормальным шагом, несмотря на нарастающую панику. Тяжело дыша, она бросила быстрый взгляд через плечо. Кейс стоял у подножия лестницы, внимательно наблюдая за ней. Он напоминал зловещего демона, явившегося с единственной целью — утащить ее в пучину ада.

Вивьен отчаянно захотелось оказаться в безопасности своей комнаты и спрятаться за запертой дверью. Лестница вздымалась перед ней, как неприступный склон горы, но она упорно карабкалась вверх, с трудом переставляя ноги. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем она очутилась в спальне. Притворив непослушными руками дверь, она замерла в неподвижности, дрожа как осиновый лист. У нее было такое ощущение, будто она тонет, ей не хватало воздуха, конечности цепенели от пронзительного холода, окружавшего ее со всех сторон. Грант. В отчаянной мольбе о помощи Вивьен пыталась произнести его Имя, но даже шепот не давался ей. Грант…

И тут она медленно опустилась на колени, когда воспоминания, одно за другим, нахлынули на нее. Ночь, когда она подверглась нападению… мужчина с серебряными волосами и безжалостным лицом… жилистые руки, сомкнувшиеся вокруг ее шеи, впившиеся в горло пальцы, перекрывшие дыхательные пути… И тьма, поглотившая ее, когда она проиграла сражение за глоток воздуха… чтобы снова очнуться в ледяной реке с черным омутом, увлекавшим ее на дно.

Итак, это был Кейс. В глубине души Вивьен не сомневалась, что именно он пытался ее убить и, потерпев неудачу, попытается снова.

На секунду горечь предательства прорвалась сквозь пелену сковавшего ее ужаса.

Грант… как он мог прислать его сюда? Как мог оставить ее с ним?

Но в этом нет его вины, упрямо возразило ее сердце. Он сделал это непреднамеренно.

Она оказалась в смертельной опасности в том самом месте, которое считала таким надежным. Дрожа и задыхаясь, Вивьен подползла к прикроватной тумбочке, где находился ночной горшок. Пока она возилась с дверцей, пытаясь добраться до него, накатившая волна тошноты отступила, и она вздохнула полной грудью.

Закрыв глаза, она прислонилась к гладкой поверхности тумбочки, наслаждаясь прикосновением холодного дерева к разгоряченному влажному лицу. Впервые за долгие недели она могла назвать собственное имя.

— Виктория Дивейн, — произнесла она вслух. — Я Виктория. — Ее губы продолжали шевелиться, беззвучно повторяя одно и то же слово… ее имя, ее настоящее имя. Словно она нашла ключ, который отпирал все запечатанные прежде уголки памяти. Образы прошлого теснились перед ней… сельский коттедж, где текли ее дни среди книг и деревенских детей. Ее друзья из деревни… давняя поездка на побережье… похороны отца.

Крепко зажмурившись, она представила себе его дорогое лицо. Он был школьным учителем, истинным философом, который предпочитал художественный вымысел грубой реальности внешнего мира. Виктория обожала отца и проводила долгие часы в его обществе за чтением.

Она не ведала романтической любви к мужчине, ее не тревожили чувственные желания. С тех пор как мать покинула Форест-Кросс, Виктория испытывала привязанность только к отцу и сестре, изредка навещавшей их… Ни для кого больше в ее сердце не находилось места. Она страшилась опасностей, которые таила в себе любовь, предпочитая одиночество и душевный покой. И никогда бы не оставила свое непритязательное убежище, если бы не ее безответственная сестра, которая навлекла на свою голову уйму неприятностей.

Как ни велико было ее облегчение от возврата памяти и обретения собственного "я", Виктория понимала, что для мужчины, ожидавшего ее внизу, она остается не кем иным, как Вивьен Дюваль.

— О, сестренка, — дрожащим шепотом произнесла она, — если мне суждено остаться в живых, ты за многое ответишь.

Виктория вытерла струйку пота, сбегавшую по щеке к подбородку. Она чувствовала себя, словно мышь, оказавшаяся в одной бочке с котом. Ее первым побуждением было забраться в постель и укрыться с головой в надежде, что Кейс оставит ее в покое. Чего он, конечно, не сделает. Так или иначе он найдет способ выманить ее из дома, и слуги не станут ему в этом препятствовать. Они наверняка примут его сторону, предположив, что амнезия сказалась на ее рассудке. Никто не поверит ее утверждениям, что уважаемый сыщик с Боу-стрит — жестокий убийца.

Куда бы Кейс ни собирался ее везти, Виктория не сомневалась, что контора на Боу-стрит не значится в списке возможных адресов. Вне себя от отчаяния она пыталась найти выход из чудовищного положения, в котором оказалась. В отсутствие Гранта сэр Росс был единственным человеком, которому она могла довериться. С судорожным вздохом девушка промокнула рукавом влажный лоб. Она смутно представляла себе местонахождение конторы на Боу-стрит, догадываясь только, что та располагается на противоположной стороне Ковент-Гардена. Однако надеялась, что без труда найдет столь известное в Лондоне место.

Она тут же начала действовать, отбросив все сомнения. Бросившись к гардеробу, она вытащила темно-зеленую накидку с длинными рукавами и капюшоном в монашеском стиле, складки которого полностью скрывали лицо и волосы. Облачившись в него и сменив туфли на высокие ботинки, Виктория приоткрыла дверь спальни и выглянула в пустынный коридор.

Она постояла, вцепившись в дверной косяк дрожащими руками. Затем осторожно двинулась вперед, с трудом сдерживая инстинктивное желание помчаться стремглав, словно вспугнутый кролик. Сердце ее тревожно билось. Она сделала один нерешительный шажок по коридору, потом другой и быстро зашагала по направлению к черному ходу. Тусклый свет, лившийся в небольшие оконца с частым переплетом, скудно освещал узкую, круто изгибавшуюся лестницу. Цепляясь за перила, девушка устремилась вниз, думая только о том, чтобы не оступиться.

Внезапно на лестничной площадке первого этажа появилась неясная тень, и Виктория в ужасе остановилась. Крик замер у нее в горле. Кейс — мелькнуло у нее в голове, прежде чем она сообразила, что худенькая фигурка, возникшая на ее пути, принадлежит женщине. Это была горничная Мэри, с корзиной выстиранного белья в руке.

Горничная тоже остановилась, в замешательстве уставившись на Викторию.

— Мисс Дюваль? — неуверенно спросила она. — Что вы делаете здесь? Может, вам что-нибудь принести? Что я могу…

— Не говори никому, что видела меня, — сказала Виктория тихо. — Я тебя очень прошу, Мэри. Мне нужно, чтобы все думали, что я все еще у себя в комнате.

Горничная смотрела на нее с таким видом, точно сомневалась в ее рассудке.

— Но куда вы пойдете в такую ужасную погоду?

— Обещай мне, что никому ничего не расскажешь.

— Когда вы вернетесь? — продолжала расспросы встревоженная горничная. — Мисс, если с вами что-нибудь случится, а я не скажу, что видела, как вы уходили, я лишусь работы. Я окажусь на улице! О, пожалуйста, мисс, не уходите…

— Мэри, — с отчаянием перебила ее Виктория, — мне нельзя больше задерживаться. Я вернусь, когда мистер Морган появится дома. Ну а пока не выдавай меня. Или по крайней мере подожди несколько минут. Речь идет о моей жизни и смерти.

Виктория проскочила мимо горничной и побежала вниз по ступенькам, ведущим в цокольный этаж. Оказавшись на нижней площадке, она миновала угольную кладовую, а затем прошла через кухню. Не встретив больше никого, она благополучно добралась до наружной двери и толкнула ее.

В тяжелом воздухе пахло грозой. Вздохнув полной грудью, Виктория пересекла узкую дорогу, служившую хозяйственным нуждам, и поспешила по усыпанной гравием тропинке, которая вела к огороженному со всех сторон саду. Над увитыми плющом каменными стенами высились крепкие тополя. Скользнув под арку, она бросилась прямиком через сад мимо вытесанного из камня стола, окруженного виндзорскими креслами <Виндзорское кресло — полированное, деревянное, без обивки, с выгнутой, состоящей из узких планок спинкой и прямыми подлокотниками.> и каменными кадками с цветущими персиковыми деревьями.

Сердце Виктории бешено колотилось от усталости, но она, не снижая темпа, выбежала из сада, воспользовавшись задней калиткой. С каждым шагом, уводившим ее от главного здания, росли ее облегчение и надежда. Обойдя конюшни и каретный сарай, она быстро зашагала через луг, простиравшийся позади домов на Кинг-стрит.

Она ни на минуту не сомневалась, что поступила правильно, тайком сбежав из дома. Пусть Кейс ждет, полагая, что загнал ее в угол. К тому времени когда он сообразит, что его провели, она уже будет далеко. У Виктории вырвался нервный смешок. Ускорив шаг, она двинулась по направлению к оживленному Ковент-Гардену. По мере приближения к базарной площади гладкие камни мостовой сменил неровный булыжник. Низко надвинув капюшон, Виктория держалась мощеной пешеходной дорожки, минуя слуг, подметавших тротуары перед элегантными особняками, бродячих музыкантов со скрипками и тамбуринами, фонарщиков, зажигавших масляные лампы, подвешенные на чугунных кронштейнах. По улице громыхали телеги и крытые повозки, проносились кареты, что вместе с шумом, производимым людьми и животными, создавало оглушительную какофонию.

Снова пошел дождь, несший избавление от запахов дыма и конского навоза, висевших в туманном воздухе. Гроза, однако, не спешила разразиться, будто ждала сигнала, прежде чем разыграться во всю мощь. Дамы звонко щелкали по мостовой пристегнутыми к обуви толстыми деревянными подошвами, джентльмены сжимали под мышками зонтики, поглядывая на тяжелые облака над головой. Рано спустившаяся мгла придавала окружающему пейзажу зловещий вид, и Виктория дрожала под складками широкой накидки.

Боу-стрит всего в двух шагах отсюда, убеждала она себя. Надо только пересечь Ковент-Гарден, стараясь по возможности не попасться никому на глаза, и она окажется в безопасности конторы Кеннона.

По просьбе Кейса, ожидавшего, пока спустится Вивьен, миссис Баттонс подала вино. Зажав пальцами ножку серебряного кубка эпохи Карла I, Кейс с интересом разглядывал антикварную вещицу. Форма кубка отличалась элегантной простотой.

— Однако Морган неплохо устроился, — произнес он без особого восторга. — Он теперь богаче любого из сыщиков. Мастак делать деньги, верно?

— Мистер Морган много работает, сэр, — ответила экономка, ощутив невольную потребность вступиться за хозяина. — Он умен, отважен и знаменит — нет ничего странного, что его услуги щедро оплачиваются.

— Не больше, чем каждый из нас, — возразил Кейс, растянув губы в улыбке, хотя взгляд его оставался холодным. — И живет при этом как король, тогда как я… — Голос его замер, а выражение лица стало бесстрастным, словно он сожалел о своих словах.

— Кстати, — произнесла миссис Баттонс растерянно, — я хотела бы поблагодарить вас от лица слуг мистера Моргана за заботу о мисс Дюваль. Мы уверены, что с вами она будет как за каменной стеной, не хуже чем с самим мистером Морганом.

— Да, — буркнул он себе под нос. — Я уж позабочусь о вашей драгоценной кошечке.

Миссис Баттонс озадачено склонила голову набок, не уверенная, что правильно расслышала.

— Сэр?

Прежде чем он успел что-либо сказать, их разговор был прерван появлением щупленькой темноволосой горничной с заплаканным лицом. Она находилась в крайнем возбуждении, ломая руки.

— Миссис Баттонс, мэм, — тоненьким голосом произнесла она, прячась за дверным косяком, — наверное, мне надо было сразу вам сказать, но она просила… О, я не знаю, что мне делать, но я ни за какие коврижки не подвела бы ее, честное слово!

— Мэри! — участливо воскликнула экономка, кинувшись к ней, между тем как Кейс выпрямился в кресле.

— В чем дело? — резко спросил он. — О ком это она говорит? О мисс Дюваль?

Горничная судорожно кивнула:

— Она ушла, сэр.

— Ушла? — изумленно повторила миссис Баттонс, а Кейс вскочил на ноги.

— Что, черт побери, означает это ваше «ушла»? — Откровенная угроза, прозвучавшая в его голосе, заставила женщин в изумлении повернуться к нему.

Горничная разразилась сбивчивой речью.

— П-пять минут назад… я столкнулась с ней на лестнице черного хода… и она попросила, чтобы я… О, я бы никому не сказала, но… Разве ей не опасно выходить одной из дома? — Она с тревогой уставилась на экономку. — Миссис Баттонс, я поступила плохо?

— Нет, Мэри, — успокоила экономка девушку, похлопав ее по руке. — Ты поступила именно так, как велел мистер Морган.

— Чертова девка! — взорвался Кейс и швырнул кубок на пол, выплеснув вино на прекрасный ковер ручной работы. Безобразные багряные пятна мгновенно впитались в желто-голубой узор. — Ей не удастся ускользнуть от меня, — проскрежетал он и выскочил из комнаты, громко требуя пальто и шляпу.

Миссис Баттонс растерянно потерла лоб. Тревожные мысли проложили глубокие морщины на ее лице.

— Он ведет себя очень странно, — сказала она скорее себе, чем стоявшей рядом девушке. — И, судя по всему, не испытывает никакой симпатии к мисс Дюваль.

— Только бы он нашел ее, — жалобно пролепетала Мэри. — Тогда с ней все будет в порядке, правда?

Ничего не ответив, экономка последовала за сыщиком в холл и вздрогнула, когда тяжелая дверь захлопнулась за ним.


* * * | Мой верный страж | * * *