home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

По настоянию Гранта Ковент-Гарден и его окрестности вскоре наводнили сыщики, пешие патрульные, констебли и дозорные. Конный патруль, состоявший из отставных кавалеристов, разделил всю территорию на секции и по-военному дотошно прочесывал их. Сам Кеннон оставался на Боу-стрит, распорядившись, чтобы ему регулярно докладывали о развитии событий.

Грант понимал, что стремление Кеннона найти Викторию и Кейса выходит за рамки личных интересов. Общественность пристально следила за деятельностью конторы на Боу-стрит, выискивая признаки коррупции среди ее сотрудников. Проступки Кейса — если они подтвердятся — будут использованы против Кеннона и планируемых им реорганизации и расширения полицейской системы. Похоже, это соображение побуждало сыщиков к самым активным действиям.

— Морган, — обеспокоенно сказал Флегстед, надвинув ниже шляпу под напором бьющих в лицо капель, — хоть убей, не могу привести ни одной разумной причины, заставившей мисс Дюваль сбежать от Кейса. Видимо, она просто потеряла голову и запаниковала… но почему? Все знают, что Кейс отличный парень.

Грант покачал головой и зашагал к зданию оперы.

— Мне ничего толком не известно, — процедил он.

— Кому, как не тебе, знать, — возразил Флегстед, стараясь не отставать от его широкого шага. — Кейс ничего особенного не сделал, просто, как и все мы, разыскивает мисс Дюваль, чтобы доставить ее в безопасное место!

Готовность Флегстеда свидетельствовать в пользу старинного друга должна была бы тронуть Гранта. Лицо бывалого сыщика выражало крайнее огорчение. Он знал Кейса много лет и тяжело переживал, догадываясь, что тот попал под подозрение.

Грант сознавал, что ему следует проявить понимание, возможно, даже сказать пару слов, чтобы умерить тревогу Флегстеда. Вместо этого он схватил посреди улицы ошеломленного коллегу за грудки.

— Тогда где он, черт бы его побрал? — Грант был вне себя от гнева и отчаяния. — Не расписывай мне, какой он душка, лучше помоги найти подонка!

— Да… конечно. — Флегстед осторожно оторвал его руки от пальто. Он в замешательстве и с некоторым испугом уставился на Гранта. — Успокойся, Морган. Впервые вижу, чтобы ты так завелся… Послушай, ты же всегда сохранял холодную голову, даже во время беспорядков!

Грант отпустил его с яростным ворчанием. Он никогда не терял хладнокровия — будь то разъяренная толпа, бунт, драка или кровавое побоище. Но нынешняя схватка отличалась от прежних. Ставкой в ней была жизнь Виктории. Ей угрожала смертельная опасность, и из-за того, что он был не в состоянии добраться до нее, что-то дикое, нечеловеческое разъедало его изнутри, прорываясь на поверхность. Внезапно он понял, что вполне способен кого-нибудь убить, если не возьмет себя в руки. Действуя автоматически, он продолжил путь к зданию оперы, где капитан пешего патруля разговаривал с двумя мужчинами.

— А тебе не приходило в голову, что они сбежали вместе? — размышлял вслух Флегстед. — Женщины так и вешаются на Кейса, а учитывая репутацию мисс Дюваль…

— Проваливай. — В низком голосе Гранта прозвучали убийственные нотки. — Пока я тебя не прикончил.

Сообразив, что это не пустая угроза, Флегстед побледнел и поспешил прочь.

— Пожалуй, мне надо переговорить с капитаном Брогдоном о действиях пешего патруля.

— Морган! Морган! — Услышав взволнованный оклик, Грант оглянулся. Вдоль фасада оперного театра стремглав несся констебль, вынырнувший из улочек, расходившихся на север от рынка. — Мистер Морган… меня послали передать вам…

Грант в несколько шагов оказался возле молодого человека, чуть не сбив его с ног.

— В чем дело?

— Вас, наверное, заинтересует… контора букмекера, что в переулке рядом с Рассел-стрит… — Констебль замолчал, судорожно переводя дыхание.

— Говори! — гаркнул Грант. — Проклятие, еще успеешь надышаться.

— Так точно, сэр. — Констебль резко кивнул и, сделав над собой усилие, продолжил:

— Букмекер и несколько его посетителей утверждают, что недавно в контору заходила девушка с просьбой проводить ее на Боу-стрит. Но следом явился сыщик и насильно увел ее с собой.

— Хвала Господу! — воскликнул Флегстед, который задержался, чтобы выслушать констебля. На его лице отразилось облегчение. — Ясно, что это Кейс и мисс Дюваль. Он нашел ее! Теперь все будет в порядке.

Проигнорировав радостную тираду сыщика, Грант угрюмо спросил:

— Когда это произошло?

— Не более десяти минут назад, сэр.

Флегстед с жаром вмешался:

— Я пойду прямо на Боу-стрити встречу их. Наверняка Кейс сразу же отправится туда.

— Куда же еще, — уронил Грант и, сорвавшись с места, сломя голову помчался по направлению к Рассел-стрит.

Найти контору букмекера оказалось несложно. Перед входом в полуподвал в окружении группы констеблей стоял коренастый, важного вида мужчина. Прикрываясь изрядно пострадавшим от непогоды зонтиком, он оглашал окрестности возмущенными воплями, обращаясь ко всем и каждому. Владелец заведения находился тут же, судя по тяжелым кожаным карманам, выделявшим его из толпы.

Констебли вытянулись и дружно посторонились при виде Гранта. По их удивленным взглядам он заключил, что представляет собой довольно странное зрелище с прилипшими к голове волосами, бескровным напряженным лицом и злобной гримасой.

Букмекер прищурился, вперив в него оценивающий взгляд.

— Стало быть, этот здоровенный детина и есть Морган, — произнес он. — Она вас поминала, та куколка, что заявилась в мое заведение и устроила весь этот чертов кавардак.

— Расскажите мистеру Моррану, что случилось, — вмешался один из констеблей.

— Да чего тут рассказывать. Сыщик, значит, хотел, чтобы эта дуреха шла с ним, а она давай верещать, что он ее убьет.

— А потом была драка, — подсказал констебль.

— Точно, — с кислым видом подтвердил букмекер. — Один из моих клиентов положил на девчонку глаз, ну а чертов сыщик чуть не вышиб из него мозги. — Он презрительно сплюнул. — Пижоны красногрудые, чтоб им пусто было! Как тут займешься честным бизнесом!

— В каком направлении они пошли? — услышал Грант собственный хриплый голос.

— Может, я и знаю, — протянул букмекер с хитрой улыбкой, — а может, и нет.

Не выдержав, один из констеблей схватил его за плечо и нетерпеливо тряхнул.

— Тронь меня еще разок, — пригрозил букмекер, — и пусть кто-нибудь другой вам рассказывает, куда они подевались! Ну так что, дадите девчонке помереть или как?

— Чего ты хочешь? — тихо спросил Грант, уставившись на букмекера с такой яростью, что тот занервничал.

— А чтоб красногрудые не совались в мое заведение! — выпалил он.

— Решено.

— Позвольте, мистер Морган… — начал было констебль, возражая против скоропалительной сделки, но под убийственным взглядом Гранта покорно умолк.

Букмекер подозрительно хмурился.

— А почем я знаю, что вы сдержите слово?

— Этого ты не знаешь, — ответствовал Грант. Его голос загремел, соперничая с ревом бури. — Но клянусь всем святым, что я убью тебя, если ты сию же секунду не скажешь, куда, черт побери, они пошли!

— Ладно, — сдался букмекер и позвал Уилли. Тут же неведомо откуда появился щуплый парнишка лет одиннадцати, одетый в истрепанную одежонку с чужого плеча и сползавшую на уши кепку. — Мой личный сыщик, — не без гордости сообщил букмекер. — Я послал его проследить за тем ублюдком, что увел девчонку.

— Они двинули прямиком к развалюхе здесь неподалеку, — сообщил запыхавшийся мальчишка. — Идемте, мистер Морган, сэр. — И он припустил по улице, оглянувшись через плечо, чтобы убедиться, что Морган следует за ним. В мгновение ока Грант догнал его. — Я знаю, сэр, где они, — прокричал мальчик и помчался еще быстрее.

На углу, как останки сторожевой башни, высилось полуразрушенное здание, зияя темными проломами в стенах и пустыми глазницами окон, в которых поблескивали осколки стекол.

— Сюда, — крикнул Уилли, резко притормозив у входа, и подозрительно уставился в дверной проем. — Вот сюда они зашли. Только я внутрь не пойду, сэр… В этом сарае ни одной целой доски не осталось.

Почти не слушая его, Грант переступил порог и оказался в темном сыром помещении. Сооружение скрипело на все лады, словно в любую минуту могло рассыпаться в прах. Дождь беспрепятственно проникал внутрь через дыры в крыше и стенах, однако нисколько не освежал гнилостную атмосферу. До Гранта не доносилось ни голосов, ни звуков борьбы, и казалось невероятным, что Виктория тут. На секунду он усомнился, не ошибся ли мальчик или, может, букмекер сыграл с ним злую шутку. Он колебался, не решаясь попусту тратить драгоценное время, как вдруг следы на полу привлекли его внимание. Его взгляд метнулся к лестнице, на ступеньках которой тоже виднелись свежие следы. Кто-то совсем недавно здесь побывал.

Внутри у Гранта что-то оборвалось. Сорвавшись с места, он ринулся по лестнице, не обращая внимания на угрожающий треск ступенек под его тяжестью, карабкаясь вверх с помощью рук и ног. До этой минуты он не ведал, что такое настоящее отчаяние, не ощущал нестерпимой муки, которая жидким огнем разливалась по жилам, опаляла каждый дюйм кожи. Он должен добраться до Виктории, должен успеть… потому что иначе… Грант знал, что не сможет жить в этом мире без нее.

Где бегом, а кое-где ползком Грант добрался до второго этажа. Через красную пелену неистовой ярости он увидел у противоположной стены две человеческие фигуры. Кейс, скорчившись над распростертой Викторией; шарил у нее под юбками. Полыхнувшая вдруг молния залила все вокруг ослепительно белым светом. Единственным цветным пятном в помещении были волосы Виктории, рубиновым озерцом окружавшие ее голову. Глаза ее были закрыты, рот заткнут кляпом. Совершенно неподвижная, она лежала, распластавшись под сыщиком.

Нечеловеческое рычание зародилось в груди Гранта, дьявольский рык, исторгнутый из недр души. Не отдавая более себе отчета, он прыгнул на Кейса, одержимый жаждой убийства. Отлетев в сторону, Кейс с проклятиями покатился по полу, нащупывая рукоятку пистолета, но Грант перехватил его руку и прижал к полу, ломая кости. Кейс вскрикнул от боли и врезал кулаком другой руки Гранту в челюсть, но тот почти не почувствовал удара. Им завладела одна-единственная мысль — уничтожить врага.

— Она ничто, слышишь ты, проклятое животное! — заорал Кейс, свирепо уставившись в дикое, безжалостное лицо Гранта. — Из-за шлюх не убивают!

Грант не отвечал, продолжая методично избивать сыщика, пока тот не замолк. Кейс перестал сопротивляться и обхватил руками голову, прикрываясь от ударов. Когда он превратился в скорчившийся на полу стонущий комок, Грант потянулся к голенищу сапога и вытащил нож, наслаждаясь ощущением его тяжести в руке. Ничто, кроме смерти, не могло удовлетворить его теперь. Все, во что он верил: закон, добро, справедливость — растаяло, как дым. Почти обезумев от жажды крови, он занес нож.

Его остановил невнятный звук. Хрипло и прерывисто дыша, Грант оглянулся. Перевернувшись на бок, Виктория смотрела на него широко распахнутыми глазами, пытаясь что-то сказать.

Грант оцепенел, не в силах оторваться от ее лица, завороженный взглядом голубых глаз. Он дрожал от сдерживаемого напряжения, яростно сопротивляясь проблеску разума, прорвавшемуся сквозь убийственную ярость, владевшую им.

— Отвернись, — глухо произнес он, не узнавая собственного голоса.

Виктория замотала головой, понимая, что он не сможет убить человека у нее на глазах.

— Отвернись, тебе говорят, — зарычал Грант.

Взгляды их скрестились — его грозный и ее упрямый, пока он наконец не сдался. С низким стоном он признал свое поражение и сунул нож за голенище. Последним ударом лишив Кейса сознания, Грант обыскал его карманы. Обнаружив ключи от наручников, оковывавших руки Виктории, он подошел к ней и опустился на колени. Она поморщилась, когда ключ повернулся и наручники соскользнули с ее израненных запястий.

Освободив девушку от кляпа, он взглянул в измученное, залитое слезами лицо, притянул ее к себе на колени и заключил в объятия. Она испытала невероятное облегчение. Он непрерывно гладил ее, жадно скользя губами по волосам, коже, одежде, словно хотел поглотить целиком.

— Грант, — выдохнула она, вздрагивая от его страстных поцелуев.

Заурчав от наслаждения и жгучего желания, он впился в губы Виктории, чувствуя, как ее рука легла ему на шею. Теплое дыхание обдало его ухо, когда она заговорила:

— Я думала, что умру здесь. Думала… что его лицо будет последним, что мне суждено увидеть в этой жизни.

— Мое лицо будет последним, что ты увидишь в этой жизни, — ворчливо отозвался он.

— Я все вспомнила… этот человек, Кейс… уже пытался убить меня.

Грант понимал, что сжимает ее слишком сильно, но почему-то не мог разомкнуть руки.

— Прости, — выдавил он наконец. — Мне так жаль. Это я виноват…

— Нет, нет. Не говори так, пожалуйста. — Она обхватила руками его крепкую шею. — Как ты меня нашел? От кого все узнал?

— От Лейна. За последние четыре часа я чуть не спятил от мысли, что не доберусь до тебя вовремя. — Он со стоном уткнулся лицом в лиф ее платья. — О Боже!

Запустив пальцы в его мокрые волосы, Виктория что-то нежно и неразборчиво шептала.

— Я никогда больше не спущу с тебя глаз, — невнятно произнес он, и у Виктории вырвался нервный смешок.

— Чудесно. Меня это вполне устраивает.

Под напором продолжавшей завывать и свирепствовать бури старая фабрика содрогалась и трещала. Надсадный скрип вынудил Гранта действовать. Неохотно сняв Викторию с колен, он поднялся вместе с ней на ноги.

— Пора выбираться отсюда, — пробормотал он.

— Да уж. — Она с отвращением огляделась по сторонам, задержавшись взглядом на неподвижной фигуре Кейса. — А что делать с ним?

— Предоставим его другим, — ответил Грант, не возражая, чтобы здание рухнуло и придавило подонка… при условии, что они успеют благополучно выбраться наружу. Поддерживая девушку, он обвил рукой ее талию. — Ты можешь идти, Виктория?

Она кивнула и, к его изумлению, улыбнулась потрескавшимися губами.

— В чем дело? — спросил он, опасаясь, что ужас последних минут временно сказался на ее рассудке.

— Ты назвал меня по имени, — напряженным тоном ответила она, продолжая улыбаться. — Откуда ты…

— Объясню позже. — Не в силах устоять, он нагнулся и завладел ее губами в пылком поцелуе. — Пойдем.

Они осторожно спустились по сломанной лестнице. Грант шел впереди, проверяя каждую ступеньку и лестничную площадку, прежде чем позволить Виктории сделать шаг. У нее тряслись поджилки, несмотря на то что опасность миновала, мурашки пробегали по телу, конечности онемели.

— Тебе больно? — спросил Грант, и Виктория уловила в его невозмутимом голосе мучительное беспокойство.

— Нет, — ответила она, стиснув зубы, чтобы не стучали. — Он не… то есть ты появился прежде, чем он… — Она умолкла, когда Грант нежно приподнял ее, перенося через сломанную ступеньку. — Я в полном порядке, — постаралась она убедить его. Вид у него, однако, был встревоженный. Глядя на его ожесточенный профиль, Виктория чувствовала, что он молча казнит себя за то, что случилось.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем они спустились на нижний этаж и выбрались наружу. Как только они ступили на твердую землю, Грант поднял ее на руки, прижав к груди. Виктория уткнулась ему в плечо, обнаружив, что они оказались в гуще толпы из констеблей, сыщиков и любопытных зрителей.

— Я могу идти, — пролепетала она, между тем как по толпе прокатился ропот облегчения и радостных восклицаний.

Грант проигнорировал слабый протест Виктории, не собираясь выпускать ее из рук. Командир конных патрульных, в чине ротмистра, подъехал к ним и, спешившись, уважительно кивнул Гранту.

— Сэр, — сказал он, — рад видеть, что мисс Дюваль в безопасности. — Он помолчал, глядя на развалины фабрики. — Мистер Кейс все еще там? В смысле, что нам…

— Он жив, — сообщил Грант сухо. — Но ему потребуется помощь, чтобы спуститься со второго этажа.

Ротмистр встревоженно нахмурился:

— Сооружение в аварийном состоянии. Это смертельная ловушка, сэр. Я не могу гарантировать безопасность ни одному человеку, который отважится туда войти.

— В таком случае можете разрушить его до основания и откапывать Кейса из-под руин, — равнодушно произнес Грант. — Мне ровным счетом наплевать, как вы вытащите его оттуда.

Ротмистр моргнул, явно озадаченный бессердечным отношением Гранта к бывшему товарищу.

— Сэр, позвольте предложить вам моего коня. — Он сделал знак одному из конных патрульных, и тот подвел к ним громадного гнедого.

Грант посадил Викторию в седло и вскочил на спину лошади. Бросив взгляд на обшарпанное строение, он холодно сверкнул глазами.

— Когда Кейса спустят вниз, — сказал он ротмистру, — арестуйте его и препроводите в камеру на Боу-стрит. У меня осталось незаконченное дельце к этому подонку… После того как Кеннон разберется с ним — он мой.

— Слушаюсь, мистер Морган, — отозвался ротмистр, глядя на него с благоговейным трепетом. Было очевидно, что Грант не тот человек, неудовольствие которого он рискнул бы вызвать.


* * * | Мой верный страж | * * *