home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Всплакнув, Селия почувствовала себя с Филиппом свободнее, но ненадолго. Всплеск чувств не разрядил обстановку, и они разговаривали друг с другом настороженно и напряженно.

Сидя на краешке его кровати, она пыталась объяснить ему, почему не встретила его дома, и рассказать обо всем, что произошло.

– Что слышно о Жюстине? – спросил он.

– Он убил Доминика Легара…

– Это хорошо, – сказал Филипп каким-то неожиданно низким голосом.

– Мне кажется, он здоров, если не считать нескольких незначительных ран. Но его забрали в тюрьму. Страшно подумать, что его ждет дальше. Его могут повесить…

– Нет. Отец не допустит.

Селия взглянула в спокойные синие глаза Филиппа, и ей захотелось поверить его словам. Когда-то она ему говорила, что у него ангельские глаза. Как ему удалось сохранить свою прежнюю мягкость после всего, что пришлось пережить?

Лизетта сбрила ему бороду и подстригла волосы, открыв безупречные контуры лица. Когда Селия, глядя на него, узнавала черты Жюстина, она начинала нервничать. По мнению большинства окружающих, Филипп был красивее брата. Черты его лица были правильны, отличались тонкостью, а взгляд был добрым и открытым. На его губах нельзя было представить себе язвительную усмешку Жюстина, глаза не вспыхивали злобой или страстью. А Жюстин напоминал чем-то волка-одиночку, которого невозможно приручить.

– Филипп, – тихо сказала Селия, – ты не расскажешь мне об этих страшных месяцах?

Она чувствовала, что должна спросить об этом. Может быть, если она поймет, что нужна ему, в ней проснутся прежние чувства.

Но Филипп покачал головой.

– Не могу, – хрипло сказал он. – Мне не хочется говорить об этом.

И он стал расспрашивать о том, как ей жилось в Новом Орлеане. Селия начала было рассказывать, что пережила, узнав о его смерти, но увидела, что он заскучал. Лихорадочно придумывая, чем бы его развлечь, она вспомнила несколько забавных эпизодов из своей жизни на плантации.

Потом повисло неловкое молчание.

Селия удивлялась: о чем же они могли подолгу разговаривать во Франции или писать друг другу? Ведь раньше ей было совсем не трудно поддерживать с ним разговор! Сама не заметив, когда это случилось, она пересела с кровати на стул. Взяв его руку в свою, она нежно ее пожала, но Филипп поморщился, почувствовав на ее ладони остатки целебной мази.

– Фу! – сказал он и отнял руку. – Почему у тебя такие скользкие руки?

Селия слегка покраснела.

– Извини, я поранила руки, когда… Ноэлайн смазала их мазью.

– Не испачкай простыни.

Жюстин никогда не обратил бы внимания ни на мазь на руках, ни на простыни. Он рассмешил бы ее, сказал бы, что она тяжело ранена, а потом осыпал бы поцелуями… Селия постаралась прогнать из головы предательские мысли.

Филипп снова откинулся на подушки, и улыбка на его лице увяла.

– Я устал, – тихо сказал он.

– Отдохни, я оставлю тебя. Может быть, завтра у тебя прибавится сил, и мы поболтаем.

Филипп печально взглянул на нее:

– Да, нам надо кое о чем поговорить.

– Тогда до завтра, – сказала Селия и, наклонившись, поцеловала его в щеку. – Спокойной ночи, Филипп.


* * * | Нам не жить друг без друга | * * *



Loading...