home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

На пути к комнате мой пыл немного поутих, приглушенный сомнениями. Нет, я, зайдя так далеко, не собиралась идти на попятную – я слишком хотела Гейджа. Да и вообще было ясно, что если не сейчас, то потом, через какое-то время, мы все равно окажемся в постели. Дело в том, что я не могла отделаться от навязчивого страха по поводу своей неполноценности в постели и лихорадочно пыталась придумать, каким образом ее компенсировать. Я все гадала, чего захочет Гейдж, что может доставить ему удовольствие. И к тому времени, как мы добрались до моей комнаты, голова моя оказалась полным-полна всякой всячины. То, что творилось в ней, напоминало нечто вроде страничек плана футбольного матча со стрелочками, указывающими на тактические схемы распасовки, стратегические методы блокировки противника, расстановку игроков и схему построения игры в нападении.

Рука Гейджа легла на дверную ручку, послышался щелчок замка – и внутри у меня что-то оборвалось и ухнуло вниз. Я пригнула абажур настольной лампы на ночной тумбочке возле кровати вниз, и свет разлился по полу желтой глазурью.

Гейдж посмотрел на меня, и его черты смягчились.

– Эй... – Он поманил меня к себе. – У тебя еще есть возможность изменить свое решение.

Почувствовав на себе его руки, я прильнула к нему.

– Нет-нет, я не передумаю. – Я прижималась щекой к мягкому черному кашемиру его свитера. – Но...

– Но – что? – Он вверх-вниз водил рукой по моей спине. Несколько мгновений я уговаривала себя: если я верю этому мужчине настолько, что собираюсь лечь с ним в постель, то должна признаться ему во всем.

– Дело в том, – выдавила я из себя, – что... – Я делала глубокие вдохи, но воздуха мне все равно отчаянно не хватало. Гейдж, стараясь меня успокоить, продолжал ласково поглаживать меня по спине. – Я должна тебе кое в чем признаться...

– Ну?

– Видишь ли... – Я зажмурилась и заставила себя договорить: – Дело в том, что я никуда не гожусь в постели.

Его рука замерла на месте. Он мягко оторвал мою голову от своего плеча и насмешливо посмотрел на меня.

– Да быть этого не может.

– Да-да, в постели я абсолютный ноль. – Признавшись, я почувствовала облегчение, и дальше слова уже лились из моих уст одно за другим: – У меня совершенно нет опыта. Это так стыдно – в моем-то возрасте. У меня было только двое мужчин, и с последним все было до того посредственно, что дальше некуда. И так каждый раз. Я ничего не умею. Я не могу сосредоточиться. Мне сто лет нужно, чтобы раскачаться, а потом не удается удержать настрой и приходится притворяться. Да, я притворщица, хотя и притворяться-то толком так и не научилась. Я...

– Погоди, постой, Либерти... – Гейдж привлек меня к себе, прерывая мои излияния. Стоя к нему вплотную, я телом почувствовала, что он сотрясается от смеха. Я напряглась, но он лишь крепче обнял меня. – Нет, – сказал он голосом, в котором явственно слышался еле сдерживаемый смех, – я над тобой не смеюсь, любовь моя. Я... Нет, мое отношение к тебе серьезнее некуда. Честное слово.

– Что-то непохоже, – занервничала я.

– Милая моя, – он откинул назад мои волосы и уткнулся носом мне в висок, – в тебе нет ничего посредственного. Твоя единственная проблема в том, что ты жила жизнью работающей матери-одиночки с... с какого возраста? С восемнадцати? Девятнадцати? Я уж и так понял, что ты неопытна, потому что... если хочешь знать правду, ты не воспринимаешь никаких смешанных сигналов.

– В самом деле?

– Да. Потому-то я и не хотел форсировать события. Лучше подождать еще немного, дождаться того момента, когда ты окажешься готова.

– Я готова, – уверенно заявила я. – Однако предупреждаю, чтоб ты многого не ждал.

Гейдж отвернул лицо, и мне показалось, будто он в очередной раз старается подавить смех.

– Хорошо. Многого ждать не буду.

– Ты это только так говоришь, – недоверчиво возразила я.

Он ничего не ответил, но глаза насмешливо блестели.

Какое-то время мы испытующе смотрели друг на друга, и я заколебалась, не зная, чей ход следующий – мой или его. Ноги еле держали меня, и я с трудом доковыляла до кровати. Присев на краешек, я скинула туфли и с наслаждением пошевелила затекшими пальцами, которые блаженно заныли, радуясь, что им больше не придется выносить тяжесть моего тела.

Гейдж наблюдал за мной, смотрел на мои босые ноги. Его глаза, недавно искрившиеся блеском, затуманились, подернулись поволокой. Я, приободрившись, взялась за край платья.

– Постой, – вполголоса остановил меня Гейдж, садясь рядом. – Сначала два главных правила.

Я кивнула, уставившись в натянувшиеся на его бедрах брюки, отметив одновременно, что ступни его ног находятся на полу, а мои висят, не доставая до пола. Он взял меня за подбородок и повернул мое лицо к себе.

– Первое: никакого притворства. Ты должна быть со мной честной.

Упоминание о притворстве заставило меня пожалеть о том, что я ему во всем призналась. Мне всегда было противно, когда люди от волнения становятся слишком болтливыми.

– Хорошо, но ты должен знать: мне обычно требуется уйма времени, чтобы...

– Да ради Бога, хоть целую ночь. У нас же с тобой здесь не кастинг какой-нибудь.

– А вдруг у меня не получится... – Я впервые осознала, что говорить о сексе гораздо труднее, чем собственно им заниматься.

– Будем над этим работать, – сказал Гейдж. – Помочь тебе попрактиковаться для меня не проблема, уж поверь.

Осмелев, я дотронулась до его бедра, оказавшегося стальным на ощупь.

– А второе правило?

– За все отвечаю я.

Я удивленно заморгала, пытаясь уяснить, что он имеет в виду. Гейдж слегка сжал рукой мою шею сзади, и я почувствовала, как по спине побежала дрожь.

– Только сегодня, – спокойно, не меняя тона продолжал он. – Доверь мне решать, что, где и как долго. Тебе не нужно ничего делать, просто расслабься. Освободись от всего. Предоставь все мне. – И, приблизив губы к моему уху, он зашептал: – Можешь это для меня сделать, детка?

Пальцы у меня на ногах непроизвольно поджались. Никто и никогда не просил меня ни о чем подобном. Я не была уверена, что смогу, но все равно кивнула, а внутри у меня сладко заныло, потому что его губы, коснувшись моей щеки, стали приближаться к уголку рта. От его медленных и прочувствованных поцелуев меня охватила сладкая истома, и мое тело безвольно повисло у него на коленях. Тогда Гейдж снял ботинки и, как я, в одежде, лег рядом со мной на кровать. Его бедро, погрузившись в складки моего красного платья, прижало меня к кровати, прочно удерживая на месте. Его губы вновь завладели моими в нескончаемых поцелуях, и так продолжалось, пока мое тело не взмокло под шерстяным трикотажем. Желая привлечь Гейджа к себе, я запустила пальцы в густую шевелюру его волос, прохладных сверху и теплых у корней.

Но он, отстранившись, отказывался мне поддаваться. Легко поднявшись на кровати, он сел верхом на мои бедра, и я, ощутив давление его каменно-твердой и вздыбившейся плоти, прерывисто выдохнула. Он проворно стянул с себя черный свитер и отбросил его в сторону, открыв моему взору торс, более мощный, чем я его себе представляла, холеный, с резко очерченным рельефом стальных мускулов, с редкой порослью темных волос на груди. Мне тут же захотелось прикоснуться к этой груди своей обнаженной грудью, захотелось осыпать поцелуями его всего – не для того, чтобы доставить удовольствие ему, а для своего собственного удовольствия, – так дьявольски он возбуждал меня, такая явная мужественность чувствовалась в нем.

Опускаясь на меня, Гейдж снова искал губами мои губы, а я медленно горела, изнемогая от отчаянного желания освободиться от платья, которое стало колоться и липло к телу, как средневековая власяница. Взявшись за края платья, я потянула подол вверх.

Но Гейдж резко оторвался от моих губ и поймал мою руку за запястье. Я в замешательстве посмотрела на него.

– Либерти! – В его голосе слышался упрек, глаза озорно взирали на меня. – Всего два правила... и одно из них ты уже нарушила.

Смысл его слов не сразу дошел до меня. Совершив над собой усилие, я выпустила из рук подол. Я изо всех сил старалась лежать смирно, хотя бедра мои умоляюще подергивались. Гейдж – вот садист! – натянул платье мне на колени и бесконечно долго ласкал меня через шерстяную ткань. Я все теснее прижималась к нему, жадно ловя ртом воздух, распаленная его возбужденным телом.

Жар нарастал, и вот наконец Гейдж сорвал с меня платье. Мое обнаженное тело, разгоряченное и чувствительное, как оголенный нерв, обдала струя воздуха от вентилятора над головой, и я сразу же почувствовала озноб. Гейдж расстегнул лифчик с застежкой спереди и высвободил из жестких чашечек мою грудь. Дразняще легкое прикосновение его пальцев было таким нежным и трепетным, что не было сил терпеть.

– Либерти... ты красивая... такая красивая... – срывающимся голосом бормотал Гейдж, и я чувствовала его слова на своей шее, на своей груди. Он говорил, как я желанна, как я его возбуждаю, как приятна на вкус моя кожа. Нежно двигаясь по мягкому своду моей груди, его губы сомкнулись на ее кончике, и он оказался во влажных и горячих недрах его рта. Гейдж пальцами скользнул под верхний край моих трусиков, и я выгнулась дугой – неутоленная страсть пылала у меня между ног, а он словно бы и не понимал, где я жаждала его прикосновений. Он продолжал свои мучительные ласки, касаясь меня где угодно, только не там, где я хотела. В немой мольбе я стала ритмично приподнимать бедра кверху. Я хочу... я хочу... я хочу... но он по-прежнему словно бы не понимал меня, и только тут до меня дошло, что он делает это намеренно.

Мои глаза распахнулись, губы приоткрылись... но Гейдж смотрел мне в лицо насмешливо и вызывающе, ждал, что я начну жаловаться. Но я каким-то образом сумела смолчать.

– Умница, – похвалил он, стаскивая с меня трусики.

Затем решительно уложил меня на кровати. Я не двигалась, все мое тело налилось тяжестью, точно физические ощущения обрели вес соленой воды. Беспомощная, я была на пределе. Он двигался надо мной, вокруг меня, пока я вконец не обезумела от этой пытки, жара и дразнящих прикосновений.

Он сполз пониже. Я даже голову не в силах была поднять, до того она стала тяжелой. Губы Гейджа хаотично и слепо блуждали, пересекая маленькую гавань у меня между ног. Я стала извиваться, почувствовав нежные прикосновения его языка, деликатно раскрывавшего и пробуждавшего мою плоть, которая, источая влагу, раскрылась перед ним. Он крепко стиснул мои бедра, удерживая меня на месте, чтобы облегчить неторопливое наступление своим губам, своим пылким поцелуям. Мои мышцы сокращались – острота ощущений нарастала, казалось вот-вот наступит оргазм, и я была готова заплакать от облегчения, но Гейдж вдруг отстранился.

Сотрясаясь всем телом, я молила: «Не останавливайся», – но Гейдж отвечал: «Еще рано» – и опустился на меня. Он проник в меня двумя пальцами и, не вынимая их, припал ко мне в поцелуе. В свете ночника его черты, измененные страстью, обрели суровость. Он слегка продвинул пальцы вглубь, и моя плоть крепко сжалась вокруг них, я выгнулась, стремясь удержать их в себе, желая, чтобы хоть какая-то его частица оставалась в моем теле. Вновь и вновь с моих губ срывалось имя Гейджа, но я не умела выразить, что готова ради него на все, что мне, кроме него, ничего больше не нужно, что он – слишком много, чтобы можно было это вынести.

Гейдж протянул руку к ночному столику и стал рыться в своем бумажнике. Я выхватила у него из рук блестящий пакетик и так рьяно бросилась помогать ему, что в итоге только мешала. В ответ раздался приглушенный смешок, хотя мне казалось, что в этом нет ничего смешного. Я была в горячке, он довел меня до сумасшествия.

Распаленное тело Гейджа было более холодным, более сдержанным и инертным, чем бушующее во мне пламя. Он чутко реагировал на каждое мое, даже незначительное, движение и каждый звук, его губы проникали в тайны моего тела, а руки нежно осваивали все новые и новые его территории, пока наконец не осталось ни единой частички меня, на которую он не предъявил бы свои права. Он раздвинул мне ноги и глубоко вошел в меня, вбирая своими губами мои всхлипывания, не переставая шептать: «Ну-ну, детка, тише, тише». И я приняла его в себя всего без остатка, ощутив всепоглощающее и незабываемое наслаждение. С каждым толчком влажная гладкая плоть все ближе и ближе подталкивала меня к развязке. «Ох, Боже мой, да, да, прошу тебя». Я хотела быстрее достигнуть кульминации, но дисциплинированный, железный Гейдж продолжал двигаться в том же ритме и с той же ужасающей неторопливостью. Уткнувшись лицом в изгиб моей шеи, он царапал ее своей щетиной, и это так возбуждало, что с моих губ сорвался стон.

Я неосознанно положила руку на его извивающуюся спину и, скользнув вниз к его ягодице, сжала крепкие мускулы. Не останавливаясь и продолжая свои размеренные движения, он поднял одну за другой мои руки за запястья вверх и пригвоздил их к кровати, накрыв своими губами мои губы.

Где-то на задворках моего сознания мелькала лишь одна более-менее здравая мысль – что в беспрекословном подчинении, которого он от меня требовал, есть нечто неправильное, – зато облегчение, полученное мной, не передать словами. Я полностью подчинилась ему, и мое сознание погрузилось во тьму и покой. В тот миг, когда я напрочь отринула от себя все сомнения, меня захлестнула первая волна наслаждения, и каждая последующая была более могучей, более продолжительной, чем предыдущая. Мои бедра почти приподняли Гейджа. В ответ он предпринял более сильный натиск, вновь прижимая меня, чтобы я сладостными спазмами своей плоти помогла его собственному освобождению. Я достигла оргазма, который длился, длился и длился. Казалось просто невероятным, что человеку доступно такое.

Обычно после секса наступает разъединение – во всех смыслах. Мужчины, отвернувшись, засыпают, женщины бегут в душ, чтобы уничтожить улики. Гейдж, напротив, долго не отпускал меня – теребил мои волосы, что-то нашептывал на ухо, покрывая мое лицо и грудь легкими поцелуями, обтирал меня теплым влажным полотенцем. Казалось бы, я должна была обессилеть, но я вместо этого чувствовала в себе такой заряд энергии, будто по моему телу бежало электричество. Какое-то время я еще заставляла себя лежать в постели, но когда стало совсем невмоготу, вскочила и надела платье.

– Стало быть, ты одна из тех, – сказал Гейдж, с насмешливым интересом наблюдая, как я собираю и складываю наши разбросанные вещи.

– Одна из кого? – Я остановилась, с восхищением глядя на его длинное, едва прикрытое белой простыней тело, на его мускулы, которые заиграли, чуть он приподнялся на локте. Мне очень нравились его взлохмаченные мной волосы, спокойный изгиб его губ.

– Одна из тех женщин, которые после секса чувствуют прилив энергии.

– У меня никогда раньше после секса не было никакого прилива энергии, – сказала я, аккуратно складывая одежду на стул. Однако, посмотрев на себя со стороны, я покорно признала: – Сейчас, правда, у меня такое чувство, будто я могу пробежать десять миль.

Гейдж улыбнулся:

– Есть у меня кое-какие мысли насчет того, как тебя утомить. К сожалению, я не предполагал такого развития событий, как сегодня вечером, а потому имел при себе только один презерватив на случай ЧП.

Я присела на краешек кровати.

– А я ЧП?

Он привлек меня к себе и перевернулся на спину, так что я оказалась распростертой на нем.

– С самой первой минуты, как только я тебя увидел.

Улыбнувшись, я поцеловала его.

– А знаешь, ведь у тебя есть презервативы, – сообщила я. – Я нашла несколько штук в ванной, когда раскладывала здесь свои вещи. Но я не решилась вернуть их тебе, это было бы как-то неловко. Поэтому я просто оставила их лежать там, где они лежали. Так что мы с тобой все это время делили один ящик.

– Мы, значит, все это время делили ящик, а я об этом ни сном ни духом?

– Теперь можешь получить свои презервативы назад, – великодушно предложила я.

Его глаза заблестели.

– Благодарю вас.

Этой ночью обнаружилось, что я вовсе не бездарна в постели и более того – я самый настоящий феномен. Чудо природы, как выразился Гейдж.

Мы распили бутылочку вина, вместе приняли душ и снова занялись любовью. Наши поцелуи были ненасытны, будто мы целовались впервые. К утру мы с Гейджем Тревисом прошли почти всю азбуку распутства. По меньшей мере в девяти штатах наши упражнения сочли бы противозаконными. Казалось, не существовало ничего такого, что не нравилось Гейджу или что он не желал бы делать. Он был на редкость терпелив и ко всему подходил с такой основательностью, что я в итоге чувствовала себя так, будто меня разобрали на части и собрали по-новому заново.

Усталая и удовлетворенная, я уснула, свернувшись калачиком у Гейджа под боком, и открыла глаза, когда в окно стал пробиваться слабый, бледный утренний свет. Я почувствовала, как Гейдж рядом зевает, ежась и потягиваясь. Все казалось слишком чудесным, чтобы быть правдой, – и тяжелое мужское тело рядом, и легкая саднящая боль, и ломота во всем теле – напоминание о ночи любви. И рука, легко покоившаяся на моем голом бедре. Я вдруг испугалась, что он сейчас исчезнет, мой нежный любовник, совсем недавно обладавший мной, а на его месте окажется тот чужой и далекий мужчина с холодным взглядом, которого я когда-то знала.

– Не уходи, – прошептала я, взяв его за руку и крепче прижимая к себе.

И тут же почувствовала в теплом со сна изгибе своей шеи его расползающиеся в улыбке губы.

– И не собираюсь, – ответил он, обнимая меня.


Хьюстонцы любят все делать с размахом, и новоселье в особняке в Ривер-Оукс не исключение. Благотворительный праздник в доме Питера и Саши Легран, назначенный на субботний вечер, отличался от многих других, проходивших в это же время мероприятий тем, что в список его приглашенных хотел попасть каждый. Ответственный сотрудник нефтяной компании и его жена, член муниципального совета, воспользовались случаем продемонстрировать обществу во всей красе свой новенький особняк – итало-средиземноморский дворец с десятком античных портиков, вывезенных из Европы, и с занимавшим весь второй этаж бальным залом в три тысячи шестьсот футов.

Тревисы, разумеется, были приглашены, и Гейдж позвал меня с собой. Это вам не простое второе свидание. Издание «Кроникл» в разделе, посвященном светской жизни, опубликовало фотографии этого особняка, в том числе четырнадцатифутовой люстры работы Чихули в главном холле. Потрясающее творение из стекла напоминало букет гигантских полураскрытых синих, янтарно-желтых и оранжевых цветов.

Празднество, устраиваемое в поддержку благотворительного фонда искусств, посвящалось опере, а это означало, что развлекать зрителей будут певцы Хьюстонской оперы. Я плохо разбиралась в этом деле и почему-то воображала себе певцов в шлемах викингов и с длинными косами, с голосами такой мощи, что от них, как от ветра, у публики развеваются волосы.

Оформление каждой из четырех ниш в главном холле было посвящено какому-то одному из известных оперных театров Венеции или Милана. На заднем вымощенном дворе специально для торжества построили настилы на возвышении с буфетами, где гостям предлагались традиционные блюда из разных регионов Италии. Отряды официантов в белых перчатках готовы были исполнить любое желание гостей.

Я потратила двухнедельный заработок на белое платье от Николь Миллер с верхом, состоящим из двух перекрещивающихся полотен, плотно облегающих тело до самых бедер, и с юбкой, мягкими складками ниспадающей до самого пола. Платье с V-образным вырезом выглядело сексуально и изысканно и было достойно настоящей леди. Босоножки были от Стюарта Вайцмана – из прозрачного акрила со стразами на каблуках и ремешках. «Туфельки для Золушки», – сказала Каррингтон, увидев их. Я, гладко, до блеска зачесав волосы назад, с художественной небрежностью завязала их сзади в узел. Выделив глаза темным, я нанесла на губы нежный розовый блеск, щеки чуть тронула румянами и придирчиво оглядела себя в зеркало. Серег, которые подошли бы к платью, у меня не было. Однако какая-то мелочь, крошечная деталь, так и просилась.

Не долго думая я пошла в комнату Каррингтон, залезла в ее коробочку со всякой всячиной для творчества и отыскала там пластинку с самоклеющимися стразами. Из них я выбрала самую маленькую, не больше булавочной головки, и приклеила ее возле внешнего уголка глаза наподобие мушки.

– Не выглядит ли это дешевкой? – задала я вопрос Каррингтон, которая от восторга запрыгала на кровати. Но спрашивать у восьмилетней девчонки, не переусердствовала ли я с украшениями, все равно что спрашивать техасца, не много ли перца в сальсе. Ответ получишь неизменно отрицательный.

– Просто супер! – Каррингтон готова была вылететь на орбиту.

– Не прыгать, – напомнила я ей, и она, улыбаясь во весь рот, плюхнулась на живот.

– Ты сегодня вернешься домой, – спросила она, – или останешься ночевать у Гейджа?

– Пока не знаю. – Я присела рядом с ней на край кровати. – Малыш, а если я останусь у Гейджа, тебе это не будет неприятно?

– Да нет же! – весело воскликнула она. – Тетя Гретхен говорит, что в таком случае мне разрешат лечь попозже и мы будем печь печенья. Если ты хочешь, чтобы твой бойфренд сделал тебе предложение, то ты просто обязана ночевать у него дома. Чтобы он мог проверить, красивая ли ты с утра.

– Что? Каррингтон, кто тебе сказал такое?

– Сама догадалась.

Мой подбородок задрожал от еле сдерживаемого смеха.

– Гейдж мне не бойфренд. И я не добиваюсь от него предложения.

– А по-моему, тебе надо этого добиваться, – сказала сестра, – Либерти, разве он тебе не нравится? Он лучше всех тех, с кем ты встречалась. Даже лучше того, который нам без конца таскал всякие пикули и какие-то по-чудному пахнущие сыры, аж в холодильник не влазило.

– Не влезало, – поправила я Каррингтон, вглядываясь в ее маленькое серьезное личико. – А тебе, я смотрю, Гейдж очень нравится.

– О да! Вот я его еще подучу всяким детским штучкам, и, думаю, из него выйдет мне хороший папа.

Дети иногда такое скажут – хоть стой, хоть падай, и не успеешь сообразить, что к чему. Сердце мое сжалось от чувства вины, боли и – что самое скверное – надежды.

Я наклонилась к Каррингтон и очень нежно ее поцеловала.

– Не надо на многое рассчитывать, малыш, – прошептала я. – Давай проявим терпение и посмотрим, как все пойдет дальше.

Прежде чем отправиться на прием, Черчилль, Вивиан, Гретхен и ее друг в гостиной выпили по коктейлю. Нам пришлось отправить брюки от смокинга Черчилля портному, чтобы он сделал сбоку на штанине для загипсованной ноги застежку на липучке. Идея о штанах с застежкой по бокам позабавила Вивиан, и она заявила, что у нее такое ощущение, будто она встречается с танцором «Чиппендейл»[23]*.

Когда я спустилась вниз и вышла из лифта, Гейдж уже ждал. Великолепный мужчина, воплощенная элегантность и сплошной тестостерон, заключенные в цветовую схему безупречного черного и белого. Смокинг Гейдж носил так же, как делал все остальное, – выглядел в нем раскованно и непринужденно.

Он пристально, с едва уловимой улыбкой посмотрел на меня.

– Либерти Джонс... ты похожа на принцессу. – Осторожно взяв меня за руку, он поднес ее к губам и запечатлел поцелуй на моей ладони.

Это была не я. Все это было слишком далеко от знакомой мне реальности. Я чувствовала себя девочкой, той, которой была когда-то, – с жесткими курчавыми волосами, в больших очках. И сейчас эта девочка восхищенно смотрела на красиво одетую женщину, стремящуюся жить в настоящем, наслаждаться им, но это не совсем у нее получалось. «Да какого черта я должна быть аутсайдером!» – тут же подумала я.

Я с намерением прижалась животом к Гейджу, наблюдая, как темнеют его глаза.

– Ты все еще сердишься на меня? – спросила я, вызвав на его лице унылую улыбку.

У нас в этот день в связи с приближающимся Рождеством возник спор. Все началось с того, что Гейдж поинтересовался, что я хотела бы получить в подарок.

– Только никаких драгоценностей, – не задумываясь ответила я. – Ничего дорогого.

– Что тогда?

– Своди меня куда-нибудь поужинать, в какое-нибудь приятное местечко.

– Ладно. В Париже или в Лондоне?

– Я еще не готова куда-либо ехать с тобой.

Мои слова заставили его нахмуриться.

– Какая тебе разница, где спать со мной – здесь или в парижской гостинице?

– Разница есть: поездка прежде всего будет стоить уйму денег.

– Разве деньги имеют значение?

– Для меня имеют, – виновато отозвалась я. – Я понимаю, тебе никогда не приходилось задумываться о деньгах. А мне так вот постоянно. Поэтому я не могу допустить, чтобы ты так тратился на меня... это нарушит баланс. Неужели ты не понимаешь?

Раздражение Гейджа усиливалось.

– Давай говорить начистоту. Значит, если следовать твоей логике, если б мы оба имели деньги или оба их не имели, ты бы отправилась со мной куда угодно.

– Точно.

– Ну и глупо.

– Ты так говоришь, потому что ты богат.

– Значит, если бы ты встречалась с курьером из «Ю-пи-эс», он мог бы покупать тебе все, что угодно. А я не могу.

– Ну... да. – Я вкрадчиво улыбнулась ему. – Но я никогда бы не стала встречаться с курьером из «Ю-пи-эс». Их коричневые шорты меня не возбуждают.

Гейдж улыбнулся в ответ. Он испытующе смотрел на меня, словно бы что-то обдумывая и прикидывая в уме. Мне под этим взглядом стало неуютно – и у меня имелись на то причины. Я достаточно хорошо знала Гейджа и понимала, что если он чего-то хочет, то обязательно изыщет способ преодолеть все препятствия к достижению желаемого. То есть он не успокоится, пока не придумает, как оторвать мои рабоче-крестьянские ноги от американской земли.

– Если подумать, – сказала я, – то есть большой смысл в том, чтобы исключить роль денег из этих... этих...

– Отношений. Но ты на самом деле вовсе не исключаешь роль денег, а наоборот, ставишь ее во главу угла.

Я постаралась как можно более четко аргументировать свою позицию:

– Пойми меня, Гейдж, мы только-только начали встречаться. И я прошу тебя лишь об одном – не покупать мне непомерно дорогие подарки и не пытаться устроить мне дорогостоящую поездку. – Заметив выражение у него на лице, я неохотно добавила: – Пока.

Слово «пока» Гейджа, по-видимому, немного успокоило. Хотя в изгибе его губ затаилась мрачная задумчивость.

Сейчас, когда он легко сжимал мою руку, я заметила, что к нему вернулась обычная для него сдержанность.

– Нет, я не сержусь, – спокойно ответил он. – Тревисы любят решать сложные задачи.

Я не знала, отчего этот налет надменности, так раздражавший меня раньше, теперь стал в моих глазах таким привлекательным. Я улыбнулась.

– Не может быть такого, чтобы все всегда выходило только по-твоему, Гейдж.

Он поближе привлек меня к себе, слегка коснувшись ладонью моей груди. От его интимного шепота сердце мое застучало с новой силой.

– И все-таки сегодня ночью будет по-моему.

– Возможно, – ответила я, задышав чаще.

Его рука как-то беспокойно скользила вверх и вниз по моей спине, точно он раздумывал, не сорвать ли с меня платье прямо здесь.

– Скорее бы эта дурацкая вечеринка закончилась.

Я рассмеялась:

– Она еще не начиналась. – Я прикрыла глаза, почувствовав, как его губы двигаются по моей шее.

– Мы с тобой в лимузине устроим свою собственную вечеринку.

– А разве... – Он задел чувствительную точку, и у меня прервалось дыхание. – А разве мы едем не с Черчиллем и остальными?

– Нет, они едут отдельно. – Гейдж поднял голову, и я увидела яркий горячий блеск в его глазах. – Только ты и я, – вполголоса проговорил он. – За замечательным темным экраном. И с бутылкой холодного «Перье Жуэ».


Лимузины перед особняком выстроились в три ряда. Здание было выдающееся как по масштабу, так и по стилю и напоминало скорее какое-то общественное заведение, нежели частный дом. Интересное началось, как только мы очутились в главном холле, где творилось нечто, напоминающее какой-то до мельчайших деталей продуманный европейский карнавал. Толпа мужчин в черных вечерних костюмах служила идеальным фоном для ярких женских туалетов. На шеях и запястьях, на пальцах и в ушах мерцали драгоценные камни и даже люстры над головой, казалось, рассыпали вокруг алмазную пыль.

Саша Легран, высокая, стройная женщина со стильной стрижкой с искусственной проседью, настойчиво увлекла нас за собой, пожелав хотя бы частично показать новый дом. Она часто останавливалась, втягивая нас в разговор то с одними, то с другими гостями, а затем, не давая увлечься беседой, снова уводила нас за собой. Кого только не было среди приглашенных! Небольшая группка молодых актеров, продюсеров, режиссеров, которые, обосновавшись в Голливуде, называли себя «техасской мафией», золотая медалистка по гимнастике, защитник «Хьюстонских ракет», пастор известной во всей стране мегацеркви, нувориши, разбогатевшие на торговле нефтью, нувориши, разбогатевшие на торговле скотом, и даже один заграничный аристократ.

Гейдж, привыкший к светским раутам, чувствовал себя как рыба в воде. Он знал всех гостей по именам и не забывал справляться о партиях в гольф, об охотничьих собаках, о том, насколько успешно прошел сезон охоты на голубей и не расстался ли еще кто-то со своими владениями в Андорре или в Мазатлане. И даже в этой многолюдной толпе проявляемый Гейджем интерес радовал людей и льстил им. Со своей холодной харизмой и ускользающей улыбкой, чувствовавшимися в нем аристократизмом и блестящим образованием, Гейдж был неотразим. И знал это. Я, наверное, робела, к тому же в моей памяти еще жили образы совершенно другого Гейджа, вовсе не такого сдержанного, который вздрагивал от каждого моего прикосновения. Контраст между тем Гейджем, которого я знала в постели, и этим, который сейчас присутствовал на светском рауте, странным образом возбуждал меня. Со стороны никто ничего не заметил бы, но каждый раз, ощутив случайное прикосновение руки Гейджа к моей руке или его горячее дыхание, когда он что-то шептал мне на ухо, я все отчетливее сознавала это.

Светская беседа мне давалась легко, главным образом потому, что ни на что другое, кроме вопросов, я не была способна, но и их вполне хватало, чтобы поддерживать разговор. Мы прокладывали себе путь в сверкающем море гостей, следуя по течению, которое вело на внутренний двор, состоявший из нескольких террас. В трех крытых деревянных павильонах была представлена кухня разных регионов Италии. Наполнив свои тарелки, люди рассаживались за столики, покрытые желтыми скатертями и освещаемые итальянскими свечами в виде стаканчиков с залитыми прозрачным жидким парафином живыми цветами.

Мы сели за столик вместе с Джеком и его девушкой и представителями «техасской мафии», которые развлекали нас рассказами о фильме, снимаемом ими на какой-то независимой киностудии, и о том, что буквально через пару недель они отправятся на кинофестиваль «Санданс». Они не признавали никаких авторитетов и были такими уморительными, а вино таким отменным, что у меня закружилась голова. То была волшебная ночь. Вскоре нам должны были продемонстрировать свое искусство оперные певцы, а после этого – танцы, и я до самого утра буду в объятиях Гейджа.

– Бог мой, вы просто великолепны, – изумилась одна из «техасских мафиози», темноволосая женщина-режиссер по имени Сидни. Ее взгляд откровенно оценивал меня, а слова прозвучали скорее как констатация факта, чем как комплимент. – Вы бы изумительно смотрелись на экране. Ведь правда, ребята, скажите? У вас прозрачное лицо.

– Прозрачное? – Я машинально поднесла руки к щекам.

– Выдает все ваши мысли, – пояснила Сидни.

Теперь мое лицо горело.

– Ну и ну. Вот уж совсем не хотела бы быть прозрачной.

Гейдж тихо смеялся, обнимая рукой спинку моего стула.

– Ничего, ничего, – успокоил он меня. – Ты прекрасна такая, какая есть. – Он, прищурившись, посмотрел Сидни прямо в глаза: – Если я поймаю тебя на том, что ты пытаешься поставить ее перед камерой...

– Ну ладно, ладно, – запротестовала Сидни. – Не горячись, Гейдж. – Женщина улыбнулась мне. – Похоже, дело у вас зашло далеко, да? Я знаю Гейджа с третьего класса и никогда еще не видела его таким...

– Сид, – перебил ее Гейдж. Его взгляд сулил смерть. Но улыбка женщины стала лишь еще шире.

Девушка Джека, энергичная, живая блондинка по имени Хайди, перевела разговор на другую тему.

– Дже-е-ек, – кокетливо протянула она, – ведь ты обещал мне что-нибудь купить на негласном аукционе, а я еще и к столам не приближалась. – Она бросила на меня выразительный взгляд. – Говорят, на торгах будут клевые вещи, бриллиантовые серьги, неделя в Сен-Тропе.

– Вот дьявол! – выругался Джек с добродушной улыбкой. – Что бы она ни выбрала, это здорово ударит меня по карману.

– Я что, не заслужила какого-нибудь милого пустяка? – парировала Хайди и, не дожидаясь от Джека ответа, потянула его из-за стола.

Гейдж, учтиво поднявшийся со своего места, когда встала Хайди, увидел, что я уже прикончила свой десерт.

– Пойдем, солнце мое, – позвал он меня. – Пожалуй, и нам стоит посмотреть на это.

Извинившись, мы вышли из-за стола и последовали за Джеком и Хайди в дом. Один из главных залов был отведен для проведения негласного аукциона: там рядами стояли столы с разложенными на нем буклетами, корзинами и описаниями лотов. Я подошла к первому столу и как зачарованная стала рассматривать то, что на нем лежало. У каждого лота с присвоенным ему номером была кожаная папка со списком ставок внутри. Вносишь в этот список свое имя и величину своей ставки. Если кто-то готов предложить больше, то и он вписывает свое имя со своей ставкой под твоими. Прием предложений заканчивался ровно в двенадцать часов.

На этом столе предлагались: абонемент на посещение элитного мастер-класса по кулинарии известного шеф-повара, ведущего шоу на телевидении... урок игры в гольф от профи, выигравшего однажды турнир «Мастерз»... коллекция редких вин... авторская песня, сочиненная и записанная лично для вас одной британской рок-звездой.

– Ну, что тебе приглянулось? – послышался из-за моей спины вопрос Гейджа, и я еле удержалась, чтобы не прильнуть к нему спиной, положив его ладони себе на грудь. Прямо здесь, в зале, где полным-полно народу.

– Проклятие. – Слегка опершись кончиками пальцев о стол, я на миг закрыла глаза.

– В чем дело?

– Как будет хорошо, когда мы переживем эту стадию и я снова смогу мыслить трезво.

Гейдж стоял вплотную за моей спиной. В его голосе прозвучала насмешка.

– Какую стадию?

Я почувствовала его руку у себя на боку, и моя кровь закипела.

– Существует пять стадий во взаимоотношениях, – объяснила я. – Первая – это влечение... ну, знаешь, химия и некое... гормональное опьянение, когда находишься с любимым человеком. Следующая – стадия идеализации партнера. А потом возвращаешься к реальности, физическое влечение идет на спад...

Рука Гейджа переместилась на самую выдающуюся точку моего бедра.

– И ты полагаешь, это... – легкое поглаживание, от которого сердце у меня подпрыгнуло, – угаснет?

– Нy, – слабо отозвалась я, – должно по идее.

– Извести меня, когда мы с тобой дойдем до стадии реальности. – Его голос ложился темным бархатом. – И я тогда подумаю, как возродить гормональное опьянение. – Он закончил поглаживание шлепком по моему заду, как бы заявляя на него свое право собственности. – А пока что... не возражаешь, если я тебя покину на несколько минут?

Я повернулась к нему лицом.

– Конечно, нет. А ты куда?

Гейдж виновато посмотрел на меня:

– Это ненадолго. Мне нужно поздороваться с другом семьи. Я его видел в другом зале. Мы с его сыном вместе учились в школе, он недавно погиб, катаясь на лодке, – несчастный случай.

– О, как жаль. Хорошо, я подожду тебя здесь.

– Пока ждешь, присмотри себе что-нибудь.

– Что, например?

– Все равно. Поездку. Картину. Все, что понравится. Всех, кто не участвовал в аукционе, в завтрашней газете разнесут в пух и прах за то, что изящные искусства им до фонаря. Так что мое спасение в твоих руках.

– Гейдж, я не могу взять на себя ответственность за трату таких денег на... Гейдж, ты меня слушаешь?

– Нет. – Он улыбнулся, собравшись уходить. Я опустила взгляд на ближайшую ко мне папку.

– Вот выберу поездку в Нигерию, будешь тогда знать, – пригрозила я. – Надеюсь, поло на слонах тебе понравится.

Он, рассмеявшись, ушел, а я осталась одна среди рядов с выставленными на аукцион лотами. Я видела, как Хайди с Джеком рассматривают что-то в нескольких столах от меня, но потом вошедшие в зал люди заслонили их от меня. Я подробно изучала столы и не могла представить себе, что из этого может устроить Гейджа. Навороченный мотоцикл европейской сборки, выпущенный малой партией... нет, ни за что не допущу, чтобы он рисковал своими руками или ногами. Это все равно что гонки «Нэскар», где на сток-каре в шестьсот лошадиных сил гоняют по суперспидвею. Абсолютно то же самое. Круизы на частных яхтах. Именные драгоценности. Обед с красивой актрисой из «мыльной оперы»... «Ну вот еще!» – злорадно подумала я.

Через несколько минут увлеченных поисков под выразительные арии я все-таки кое-что нашла. Высокотехнологичное массажное кресло с замысловатой приборной доской, обещающее как минимум пятнадцать разных видов массажа. Я решила, что Гейдж сможет подарить его Черчиллю на Рождество.

Взяв ручку, я собралась было вписать имя Гейджа в список, но ничего не вышло. Ручка не писала. Я встряхнула ее и попробовала еще раз, но опять безрезультатно.

– Вот, – сказал человек рядом, кладя на стол новую ручку, и подкатил ее поближе ко мне. – Попробуйте эту.

Эта рука.

Я тупо и безмолвно уставилась на нее, почувствовав, как у меня защемило сердце.

Большая рука, выгоревшие на солнце ногти, длинные пальцы, все в шрамиках в виде звездочек. Я уже знала, чья это рука, память о ней жила не только в моем сознании, она проникла в каждую клеточку моего существа. Но я никак не могла заставить себя поверить в реальность. «Только не здесь. Не сейчас».

Я подняла голову и уперлась взглядом в пару синих глаз, которые долгие годы повсюду преследовали меня. Глаза, которые я буду помнить до самой последней минуты моей жизни.

– Харди, – прошептала я.


Глава 20 | Сладкий папочка | Глава 22



Loading...