home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 7

Через пять недель после того, как Данни купил вазу, 15 августа 1979 года, в полдень, Лаура подогревала куриный бульон на кухне, когда ей позвонил Спенсер Кин, ее литературный агент в Нью-Йорке. «Викингу» понравилась книга, и он предложил сто тысяч.

– Долларов? – спросила она.

– Конечно, долларов, – ответил Спенсер.– А ты что думала, русских рублей? На что тогда тебе хватило бы? Может быть, на шляпку?

– О Господи! – Она прислонилась к кухонному буфету, так как неожиданно почувствовала слабость в ногах.

Спенсер сказал:

– Лаура, дорогая, только ты можешь знать, что для тебя лучше, но я хочу, чтобы ты подумала об отказе.

– Отказаться от ста тысяч долларов? – спросила» она неуверенно.

– Я хочу послать ее в шесть, может быть, в восемь фирм и посмотреть, что будет. Я думаю, я знаю, что произойдет, Лаура, я думаю, им всем понравится книга так же, как и мне. С другой стороны… Может, быть, и нет. Это трудное решение, и ты должна подумать, прежде чем дать ответ.

Когда Спенсер попрощался и повесил трубку, Лаура позвонила на работу Данни и рассказала ему о предложении.

Он сказал:

– Если они не поднимут цену, откажись.

– Но, Данни, разве мы можем позволить себе такое? Я хочу сказать, что моей машине уже одиннадцать лет и она разваливается по частям. Твоей тоже уже почти четыре года…

– Послушай, что я тебе говорил про эту книгу? Разве я не говорил тебе, что она похожа на тебя, что она твое отражение?

– Ты очень мил, но…

– Откажись. Послушайся, Лаура. Ты думаешь, что, отказываясь, отворачиваешься от фортуны и призываешь на свою голову ту молнию, о которой ты говорила. Но твоя книга стоит больше, и судьба не станет обманывать тебя.

Она позвонила Спенсеру Кину и сообщила ему свое решение.

Возбужденная и взволнованная, отказавшись от ста тысяч долларов, она села за свою печатную машинку и уставилась на незавершенный рассказ, пока не почувствовала запах куриного бульона, который остался на плите. Лаура бросилась в кухню и обнаружила, что больше половины бульона выкипело, а пригоревшая лапша прилипла к дну кастрюли.

В четырнадцать часов десять минут, семнадцать часов десять минут по нью-йоркскому времени, Спенсер позвонил снова и сказал, что «Викинг» согласен на дополнительные проценты от распродажи.

– Теперь ты можешь согласиться на опубликование «Шадрач». Думаю, что она выйдет 26 сентября. Это будет успех, Лаура. Я чувствую это.

Остаток дня она пыталась расслабиться, но не могла развеять свое беспокойство. «Шадрач» была большим успехом, несмотря на то, что ждет ее после публикации. У нее не было причин для беспокойства, но оно держало ее в крепких объятиях.

В этот день Данни пришел с работы с бутылкой шампанского, букетом роз и коробкой шоколадных конфет. Они сидели на диване, ели конфеты, пили шампанское и говорили о будущем, которое казалось им светлым, хотя ее беспокойство так и не улеглось.

Наконец она сказала:

– Я не хочу ни шоколада, ни шампанского, ни роз, ни сто тысяч долларов. Я хочу тебя. Отнеси меня в постель.

Они долго занимались любовью. Последние лучи солнца промелькнули в окне и начали сгущаться сумерки, когда они с неохотой разомкнули объятия. Лежа в темноте, Данни страстно целовал ее груди, шею, ее глаза и губы. Лаура поняла, что наконец ее беспокойство улеглось. Но не сексуальное удовлетворение изгнало ее страх. Надежды и мечты были ее настоящими целителями: большое и доброе чувство семьи, которое она чувствовала с ним, было ее талисманом, который парировал превратности хладнокровной судьбы. В среду 26 сентября Данни взял отгул, чтобы быть рядом с Лаурой, когда придут новости из Нью-Йорка.

В семь часов тридцать минут утра, десять тридцать по нью-йоркскому времени, позвонил Спенсер Кин и сообщил, что Рандом Хаус сделал предложение – «сто двадцать пять тысяч, и это еще не все».

Через два часа Спенсер позвонил снова.

– Сейчас все отправились на ленч, поэтому будет небольшой перерыв. Но уже сейчас мы имеем триста пятьдесят тысяч, а шесть фирм продолжают повышать ставки.

– Триста пятьдесят тысяч долларов, – повторила Лаура.

Данни, моющий посуду в кухне, уронил тарелку. Когда она повесила трубку и посмотрела на Данни, он усмехнулся и сказал:

– Я не ошибаюсь, ты говорила только что о книге, которую назвала коровьим дерьмом?

Через четыре с половиной часа, когда они сидели в гостиной и допивали бутылку рома, Спенсер Кин позвонил снова. Данни пошел за ней в кухню, чтобы послушать разговор.

Спенсер сказал:

– Может, тебе лучше сесть, дорогая?

– Я готова, Спенсер. Мне не нужен стул. Скажи мне.

– Все окончено. Книгу взяли Симон и Шустер. Один миллион двести двадцать пять тысяч долларов.

Ослабев от потрясения, она разговаривала со Спенсером еще десять минут и когда повесила трубку, то не была уверена в цене, которую услышала. Данни выжидательно смотрел на нее, и она поняла, что он не знает, что происходит. Она сказала ему название фирмы и цену.

Какой-то момент они молча пялились друг на друга.

Потом Лаура произнесла:

– Я думаю, что теперь мы можем позволить себе ребенка.



ГЛАВА 6 | Покровитель | ГЛАВА 8