home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ПИППИ НАДОЕДАЮТ ДЖИМ И БУКК

Дети проспали всю ночь напролет, чего нельзя сказать о Джиме и Букке.

Они только сыпали проклятиями, а когда дождь кончился, стали грызться друг с другом: чья, мол, вина, что они не смогли захватить жемчужины, и кому вообще пришла в голову дурацкая идея отправиться на остров Куррекурредут. Но когда солнце взошло и высушило их мокрую одежду, а свежее личико Пиппи высунулось из грота и она пожелала им доброго утра, они еще более твердо, чем когда-либо, решили завладеть жемчужинами и уплыть отсюда богачами. Однако они не могли предвидеть, чем все кончится.

Между тем лошадь Пиппи начала беспокоиться, куда девались Пиппи, Томми и Анника. Господин Нильссон, вернувшийся после встречи с родичами в джунглях, беспокоился тоже. Еще ему любопытно было узнать, что скажет Пиппи, когда увидит, что он потерял свою маленькую соломенную шляпку. Господин Нильссон подпрыгнул и уселся на хвост лошади, и тогда лошадь затрусила рысцой, чтобы отыскать Пиппи. Вскоре они оказались на южной стороне острова. И увидели там, как Пиппи высунула голову из грота. Лошадь радостно заржала.

– Смотри, Пиппи, вот идет твоя лошадь! – закричал Томми.

– А господин Нильссон сидит у нее на хвосте! – закричала Анника.

Джим и Букк услыхали эти слова. Они услыхали, что лошадь, которая шла вдоль берега, принадлежала Пиппи, этой рыжей чуме, сидевшей наверху, в гроте.

Букк вышел вперед и схватил лошадь за гриву.

– Послушай-ка, ты, троллево отродье! – заорал он, обращаясь к Пиппи.

– Сейчас я убью твою лошадь!

– Ты хочешь убить мою лошадь, которую я так крепко люблю? – спросила Пиппи. – Мою милую, славную, добрую лошадку? Не может быть!

– Да, я, пожалуй, вынужден это сделать, – сказал Букк. – Раз ты не хочешь спуститься сюда и отдать нам все жемчужины. Все до единой, заруби это себе на носу! А не то я укокошу твою лошадь в одну минуту.

Пиппи серьезно посмотрела на него.

– Милый мой! – сказала она. – Я прошу тебя как могу, от всего сердца, не убивай мою лошадь и позволь детям сохранить свои жемчужины.

– Слышала, что я сказал? – прикрикнул на нее Букк. – Сию же минуту подавай сюда жемчужины, а не то...

А затем тихим голосом сказал Джиму:

– Подожди только, пусть она явится с жемчугом. Я так отколочу ее, так изукрашу синяками в благодарность за эту ночь на камнях и за этот дождь! А лошадь возьмем с собой на борт и продадим на какой-нибудь другой остров.

И, обращаясь к Пиппи, закричал:

– Ну, так как? Ты идешь или не идешь?

– Да, пожалуй, тогда я спущусь, – сказала Пиппи. – Но не забудь, ты сам просил об этом.

Она так легко прыгала по маленьким скалистым уступам, словно это была самая ровная дорожка для прогулок. И вот она соскочила вниз, к Букку, и Джиму, и лошади. Она остановилась перед Букком. Она стояла, маленькая и худенькая, с маленькой узкой повязкой на бедрах и с двумя рыжими косичками, торчащими в разные стороны. Глаза ее светились опасным блеском.

– Где у тебя жемчужины, девчонка?! – заорал Букк.

– Жемчужины мы сегодня искать не будем, – заявила Пиппи. – Поиграем лучше в чехарду.

Тут Букк взвыл так, что это заставило задрожать Аннику, сидевшую наверху, в гроте.

– Ну, теперь-то я и вправду укокошу и лошадь и тебя! – заорал Букк и ринулся на Пиппи.

– Полегче на поворотах, добрый человек, – предупредила Пиппи.

Схватив Букка за талию, она подбросила его в воздух на три метра. Падая, он довольно сильно ударился о скалу. Тут Джим разъярился. Он собрался нанести Пиппи ужасающий удар, но она с легким довольным смешком отскочила в сторону. Через секунду Джим тоже взлетел к светлому утреннему небу.

И вот они оба – Джим и Букк – сидели на скале и громко стонали. Пиппи подошла и схватила их – каждого одной рукой.

– Стыдно быть такими психами и играть до одури в чехарду, – сказала она. – Нельзя же всю дорогу развлекаться!

Она отнесла их вниз, к лодке, и швырнула туда.

– А теперь отчаливайте и попросите вашу мамочку дать вам пять эре на каменные шарики, – сказала она. – Уверяю вас, играть ими так же хорошо, как и жемчужинами.

Немного погодя кораблик унесся от острова Куррекурредут. С тех пор он никогда не показывался в здешних водах.

Пиппи погладила свою лошадь. Господин Нильссон вспрыгнул на плечо девочки. А за дальней оконечностью острова показалась длинная флотилия каноэ. Это плыли капитан Длинныйчулок и сопровождавшие его матросы и туземцы; все они возвращались домой с доброй охоты. Пиппи стала кричать и махать им рукой, а они приветствовали детей взмахами коротких широколопастных весел.

Затем Пиппи снова быстро натянула веревку, так что Томми, и Анника, и другие дети смогли, не рискуя жизнью, покинуть грот. А когда каноэ час спустя причалили в маленький залив возле «Попрыгуньи», то вся орава детей уже стояла на берегу, встречая их.

Капитан Длинныйчулок погладил Пиппи.

– Все было спокойно? – спросил он.

– Абсолютно! – ответила Пиппи.

– Но, Пиппи, пожалуй, это было вовсе не так, – поправила ее Анника. – Ведь чуть не случилась большая беда.

– Да, да-да, ясное дело, я совсем забыла, – сказала Пиппи. – Спокойно здесь, ясное дело, не было, папа Эфраим. Как только ты повернулся к нам спиной, чего тут только не случилось.

– Да, но, дитя мое, что же произошло? – обеспокоенно спросил капитан Длинныйчулок.

– Жуткое дело, – ответила Пиппи. – Господин Нильссон потерял свою соломенную шляпку.


ПИППИ ВПРАВЛЯЕТ МОЗГИ ДЖИМУ И БУККУ | Пеппи Длинныйчулок (перевод Брауде Л.) | ПИППИ ПОКИДАЕТ КУРРЕКУРРЕДУТИЮ