home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12

– Ой, господи! Страсти-то какия!!! – Рысь с круглыми от ужаса глазами мелко крестилась лапой, испуганно глядя на Василису.

– Да не тяни ты душу, мамка! Что случилось?

– Ужасти! Все как есть мертвые, вповалку лежат. И Чебурашка, и Никита Авдеевич, Ивана только не видно… – Из глаз рыси брызнули слезы.– И дракон Кощеев не шевелится. Одолели наши богатыри супостата, а сами… – Тут рысь зарыдала в голос.

– Все пропало,– прошептала медведица.– Ванечка… милый… – И рыдания рыси перекрыл рев медведицы. Рев смертельно раненного зверя.

– Хотели мы защитников наших сюда принесть, поплакать над телами ихними да похоронить по русскому обычаю с молитовкой,– причитала меж тем Матрена,– да ящерка дьявольская нас к ним не подпускает. Бродит вокруг них, глаза огнем горят, и пламенем плюется. Все какого-то папу защищать рвется…

– Папу? – вскинулась Василиса так, что Матрена отшатнулась.

– Ну да… а что? – Рысь настороженно уставилась на медведицу.

– Так Иван же себя папой нарек! Значит, ящерка не Кощея, а его защищает… Может, еще не все потеряно… Хватит! Пойду сама посмотрю, что там творится.– И медведица с места в карьер взяла такой разгон, что Матрена только ахнула.

– Если это называется идти, то что же такое бежать? – Рысь едва поспевала за Василисой, ломящейся через бурелом как танк.– Да не несись ты так, убьешься! И меня загонишь.

Но медведица не обращала внимания на увещевания мамки. Истомившейся за двое суток тревогой и вынужденным бездельем Василисе не терпелось взглянуть вблизи на своего суженого, проверить – а вдруг живой? Может, ранен только? А вдруг родимому помощь нужна… Он там кровью истекает, а они тут… Выскочив из чащи, медведица кубарем скатилась в овраг и, не останавливаясь, взлетела на противоположный склон, где взору ее открылся родной посад. Битва, видать, была нешуточная. Об этом красноречиво говорило состояние кузницы Вакулы и гостиного двора. Непонятным образом исчезли и два боярских терема. Но Василиса не обращала внимания на эти мелочи. Ее взор лихорадочно метался по посаду в поисках милого, но не находил. Так как мчалась она к посаду напролом, то и вышла к нему по кратчайшей прямой – с тылу. Ее собственный терем заслонил того, ради кого она и неслась сюда сломя голову. Посад, напрочь лишенный частокола, имел довольно жалкий вид. По иронии судьбы костра избежали лишь ворота, сиротливо стоящие на холме. У ворот столпилась вся челядь Василисы, не решаясь переступить черту, за которой и начинался, собственно, посад. Вдоль ворот, тяжело переставляя ноги, бродила Саламандра, вещая разношерстной компании уток, гусей, волков и прочей живности о новых порядках на территории посада.

– Повторяю в последний раз…– Саламандра остановилась, вперила свой огненный взор в створ ворот, выдержала паузу и вновь возобновила движение.– Посад на военном положении, вход посторонним мор… – ящерица на мгновение задумалась,– …лицам строго воспрещен.

– Так война-то по ночам здеся, а нонче день на дворе, вона солнышко-то как высоко, ужо припякать стало,– заквохтала курица.– Нам здеся прибирать надоть.– И она попыталась двинуться вперед.

– Еще шаг, и я стреляю! – Саламандра начала сводить глаза к переносице.– Из меня Горыныч всю ночь «ворошиловского стрелка» делал! Так что не советую.

– Плевать я хотел на твоего Горыныча! – разошелся тут седой матерый волк.– Кузню мою спалили, злыдни.– И Вакула решительно сунул морду в ворота.

Огнемет Саламандры выдал такую гигантскую струю пламени – похоже, без «эликсира» здесь не обошлось. Ворошилов перевернулся бы в гробу, узнай он о точности снайпера, претендующего на высокое звание стрелка, носящего его имя. Струя, благополучно миновав створ ворот, подпалила одинокую березку, сиротливо стоящую метрах в ста от посада. Если бы не выстрел часового, она еще долго могла бы служить иллюстрацией к народной песенке «…во поле кудрявая стояла».

– Предупредительный выстрел,– не растерялась ящерица.– Поняли, что такое снайпер?

Челядь задумчиво посмотрела на полыхающую березку и потихоньку начала пятиться от ворот.

– Правильно,– одобрила Саламандра,– ща я боекомплект пополню, и мы продолжим.– Уважительное внимание публики ей понравилось, и она не спеша добрела до ведра, опустила в него морду и занялась подзарядкой. По мере наполнения тело ее из малиново-красного становилось все светлее и светлее, пока не засверкало ослепительно ярким светом. Совсем как раскаленная добела болванка в кузне Вакулы, когда он вытаскивает ее из печи. Челядь решила, что любоваться на стрельбу пьяной ящерицы гораздо удобнее со стороны, и дружно бросилась наутек.

– Куда?! – заревела Василиса.– А Иван?

– Бежим, хозяйка! – запрыгали вокруг медведицы Парашка и Малашка.– Спалит ведь, Кощеев прихвостень.

– Назад! Пущать не велено! – Саламандра с трудом ковыляла к Василисе. После подзарядки ее изрядно штормило, но она старательно придерживалась взятого направления.

– Что ж вы, мужики? В штаны наложили? Хозяйку свою одну бросили! А ну хватай ведра! Водичкой ее! Холодненькой!

– Можно подумать, у нас штаны есть,– раздался чей-то ворчливый голос из кустов.

– Давай-давай, поливай,– глумилась пьяная Саламандра,– мне ваша вода теперь… я от нее только крепчаю. Ну давай, кто первый, лей!

Заскрипел ворот. Вакула, настроенный более решительно, чем все остальные, подхватил ведро и с размаху окатил хихикающую ящерицу. Визг в миг протрезвевшей Саламандры перекрыл шипение пара, взметнувшегося вверх. Воодушевленный успехом Вакула помчался за новой порцией к колодцу, а Саламандра в прямо противоположном направлении. К несчастью, именно это направление было занято другой ящерицей. Саламандра огибать препятствие не собиралась, а потому пронеслась метеоритом от хвоста до загривка Центральной, скатилась на землю и с разбегу запрыгнула в останки плавильной печи Вакулы. Сделала она это очень вовремя, так как ее пробежка по хребту дракона подействовала на последнего как удар бичом. Оглушительно заорав, Горыныч рванул вверх и запрыгал по двору. При виде ожившего дракона челядь Василисы во главе со своей хозяйкой дружно кинулась врассыпную. И, похоже, многие были рады, что штанов им в данном обличье не полагается. Центральная наконец догадалась макнуть морду в колодец и направила струю на подпаленную спину. Ее примеру последовали Правая и Левая. Брызги фонтаном летели в разные стороны. В результате часть ледяного душа приняли на себя Чебурашка и Никита Авдеевич. С крыльца послышались писк и сердитое кудахтанье. Поднятый ими гвалт достиг слуха Ильи. Он сладко потянулся. Общая побудка состоялась.


Суматоха во дворе заставила капитана открыть глаза и схватиться за крест. Это уже стало входить в привычку. Крест был холодный. С наслаждением потянувшись, он не торопясь скинул ноги с лавки. Утро встретило Илью широкой улыбкой побратима. Иван нежно обнимал стройную девицу, утонувшую в его объятиях. Лицо красавица прятала на груди гиганта, о чем капитан искренне пожалел. Фигурка была настолько стройной и соблазнительной, что личико просто обязано было соответствовать всему остальному.

– А это, я так понимаю, и есть Кощей,– пробормотал Илья, разглядывая маленькую согбенную фигурку у подножия трона.– Целая галерея, однако,– удивился он, оглядывая преображенную горницу. Внимание капитана привлек поросший маками холм. «Похоже на намек,– почесал он затылок.– «Эликсир» им уже не в кайф. Коку подавай!» Воеводы и домового на лавке, куда он их определил спать накануне, не было. Зачерпнув полную ложку черной икры из блюда в центре стола, капитан соорудил бутерброд, перекусил, хлебнул квасу и направился к выходу в поисках своей лихой команды. Команда была на месте. Горыныч принимал водные процедуры, петух и Чебурашка ковыляли, держась друг за друга, к длинному ряду ведер, окружавших огромный ушат. Ушат был наполнен доверху. Аромат, исходящий от него, без слов рассказал капитану о его содержимом.

– Та-а-ак…– Илья медленно обвел взглядом территорию посада. Зона разрушений вокруг терема заметно увеличилась.– Ну докладывайте, орлы. Какие дела великие этой ночью вершили?

– Папа! – искренне обрадовалась его команда. Чебурашка с Никитой Авдеевичем торопливо клюнули из ближайшего ведра и уже более уверенной походкой двинулись к капитану.

– Докладываю о творческих успехах,– радостно доложила Центральная.– Пакля – сакля!

– Дуб – глуп,– доверительно сообщила Правая.

– Папа – лапа.– Левая тоже не ударила мордой в грязь.

– Лапа – это хорошо,– хмыкнул Илья,– мохнатая еще лучше… Неплохо поработали. Прогресс налицо. Саламандра где?

– Там,– кивнула Центральная на печь Вакулы,– прячется.

– Чего так?

– Смущается,– пояснила Центральная.– Уважает тебя шибко. Подарки принесла. К самому Кощею в замок смотаться не побоялась…

– Картины?

– Ну!

– Молодец. Давай сюда.

Из печи выглянула испуганная мордочка, и Саламандра опасливо приблизилась к капитану, оставляя за собой дымную цепочку следов. Чебурашка торопливо пробежался по ним, старательно затаптывая вспыхнувшие травинки.

– А теперь то же самое, но поподробней,– скомандовал Илья.

Перебивая друг друга, воинство Ильи поведало о событиях этой бурной ночи.

– Теперь дело за тобой, папа! – кивая на Саламандру, сказал воевода.– Твое слово последнее.

– Я редко иду против мнения коллектива. Принимаем!

– Ура!!! – Команда дружно приветствовала решение «папы».– Братину сюда!

«Опять,– мысленно простонал Илья,– это никогда не кончится».

Братиной на этот раз служила большая глиняная ваза, покрытая глазурью и затейливой росписью по краям. На этот раз увильнуть было невозможно. «Была не была»,– подумал капитан и строго сказал:

– Пью чисто символически, в грядущей битве с паханом требуется ясная голова.– И, сделав маленький глоток, передал чашу Горынычу.

– Какая сила воли! – поразилась Левая, оглядывая практически не тронутую чашу. Все с уважением посмотрели на «папу». Их сила воли была явно слабее. К концу круга Саламандре досталось лишь несколько капель на дне. Ящерка быстро их слизала и посмотрела в сторону ушата.

– Ванны принимать не будем,– пресек возможные поползновения Илья.– К вечеру все должны быть в форме. Череп нам стрелку забил.

– Мы ему тоже,– довольно пискнул Чебурашка.

– Это вы молодцы, марку держите,– одобрительно кивнул капитан.– Как я понял, Кощей в этих местах самый крутой авторитет. Значит, к стрелке готовиться серьезно будем. Какие предложения? Начнем с тебя, Горыныч.

Правая и Левая в замешательстве посмотрели на Центральную. Центральная тоже растерялась:

– Ну, появится Кощей… набьем ему морду, и черт с ним… Нет у меня никаких предложений.

– Вот тут ты не права. Предложение есть, и достаточно ценное. Черт не с ним. Он с нами. И не один, а целых три. Так что крылья в лапы – и на болото! Мухой! Передашь: Череп стрелку забил. Папа трубит большой сбор. На разборку не опаздывать. Пахана мочить будем. Ясно?

– Какой базар, папа? Все будет путем! – загалдели головы.

– Не будет,– неожиданно подала голос Саламандра.

– Почему? – удивился Чебурашка.

– Морду Кощею бить – пустое дело. А убить его нельзя – он бессмертный.

– Хороший удар по черепу ни один бессмертный не выдержит,– мрачно кукарекнул петух.

Правая при этих словах как-то сникла и пригорюнилась. Это не укрылось от внимательного взора Ильи.

– Тебя что-то смущает? Перед битвой все сомнения побоку. Выкладывай!

– Понимаешь, папа… неудобно как-то получается… столько лет на Кощея пахали. Он нас кормил, поил, а теперь сразу раз… и голову ему отрывать собираемся. Нехорошо получается… непорядочно…

– Это он-то нас поил-кормил? – возмутилась Левая.– Да, кормил. А ну-ка вспомни, отчего у нас недавно животик болел? Молчишь? То-то! А сколько раз он на наших шеях ездил? И не сосчитать! Не-е-ет,– протянула Левая,– будем башку отрывать по полной программе.


– Ну а ты-то что молчишь? – обратилась Правая к Центральной.– Ты ж у нас самая умная,– съехидничала она. Однако Центральная приняла все за чистую монету, глубоко задумалась, а затем изрекла:

– С одной стороны, он нас действительно кормил и поил.– Центральная посмотрела на ведра с «нектаром».– Ну, правда, не так, как здесь, но поил. А с другой стороны, денежку нам не платил, исплу… экспла… исплуатировал нас, зараза, нещадно и даже некачественную пищу подсовывал. Поэтому, учитывая мнения сторон,– Центральная повернулась направо, затем налево,– разбираться с паханом будем не по полной программе, а частично. По облегченному, так сказать, варианту. Голову отрывать не будем, а глотку перервем. Остальное братва доделает. Согласны?

Правая и Левая были согласны, Илья же просто пришел в восхищение:

– Горыныч… не ожидал… фонтан!!! Готовый мировой судья. Чебурашка, как у вас в посаде решаются правовые вопросы?

Чебурашка недоуменно похлопал глазами.

– Понятно. А может, ты, воевода, подскажешь, как у Василисы поставлена юридическая работа?

– Чего? – открыл клюв Никита Авдеевич.

– Еще понятней,– вздохнул капитан.– Слушайте сюда! – Илья многозначительно поднял указательный палец вверх.– Вы имеете уникальную возможность без особых затрат получить готового мирового судью.– Палец капитана нацелился в сторону Горыныча.– Он един в трех лицах. Левая – прокурор, Правая – адвокат и наконец Центральная – судья.

– Здорово! – обрадовалась Левая.– А кто такой прокурор?

– А кто такой адвокат? – спросила Правая.

– Гм,– крякнул Илья.– Ну… адвокат – это защитник, ясно? Ну а прокурор – это совсем даже наоборот, нападающий… как в футболе…

– А на кого он нападает? – Зубастая морда Левой излучала неподдельный интерес.

– То есть как это на кого? Ты чем слушаешь? – рассердился Илья.

– Дело для нас новое, папа,– внушительно заявила Центральная,– народ хочет разобраться.

– Ну разве что так,– пробурчал капитан.– На подсудимого он нападает, ясно? Может, тебе объяснить, кто такой судья?

– Я догадываюсь,– задумчиво произнесла Центральная.

– А чем платить-то будем? – заволновался Чебурашка.– У меня каждая копеечка на счету. Мы тут вон какой погром учинили. Знаешь, сколько денежек на ремонт потребуется?

– Сколько? – полюбопытствовал Илья.

– Много,– отрезал Чебурашка.

– Веский аргумент,– понимающе кивнул капитан,– и, главное, точный.

– Жадный ты, Чебурашка,– обиделась Центральная. Ей очень понравилась новая должность, придуманная Ильей.

– Я не жадный, я хозяйственный,– пискнул в ответ домовой.

– И невоспитанный,– поддержала ее Левая.

– А я-то думала, мы здесь все кореша не разлей вода,– разочарованно пробурчала Правая. Саламандра при этих словах нервно вздрогнула.

– А может, он за харчи судьей поработает? – Похоже, Чебурашке стало стыдно.

– Нет,– решительно отрезал Илья.– Это унизительно. Ты знаешь, чем свободный человек отличается от раба? – Чебурашка отрицательно покрутил головой.– Раб работает за еду, а свободный человек – за деньги.

– Так то человек,– тихонько пробормотал домовой. К счастью, Горыныч его не расслышал.

– Совсем вы в этих делах неопытные, как я погляжу. Судебный аппарат – это такая хитрая машина, в которую, ничего не вкладывая, можно еще и прибыток в казну получить.

– Это как это, как это… – заволновался Чебурашка.

– Да вот так это,– засмеялся Илья, глядя на ерзающего от нетерпения домового.– Есть такое понятие в суде: истец и ответчик. Хочет, например, истец, чтобы дело в его пользу суд решил, он судье денежку несет.

– А если и ответчик тоже принесет? – заинтересовалась Центральная.

– Так это ж еще лучше,– сообразила Правая,– у нас тогда вдвое больше денежек будет.

– А кто больше денежек даст, тот и процесс выиграл,– закончила общую мысль Левая.

– А казна-то посадская что с этого получит? – продолжал волноваться прораб.

– А налоги на что? – подсказал Илья. Чебурашка облегченно вздохнул и глубоко задумался, что-то сосредоточенно считая в уме. Похоже, он уже прикидывал процентную ставку налога, оценивающе поглядывая на внушительную тушу Горыныча.

– А ежели из разбойного приказа кого на правеж пришлют? Что с варнака-то возьмешь, акромя его жизни поганой? – поинтересовался Никита Авдеевич.

– Вот ее и возьмем,– обрадовалась Левая, плотоядно облизываясь.– Заодно и о харчах вопрос решится.

Правая и Центральная одобрительно закивали.

– Да-а-а,– протянул Илья, почесывая затылок.– При таком подходе к делу варнакам никакая апелляция не поможет.

– Зато порядок в посаде будет,– возразил Никита Авдеевич.

– Мужики, примите в компанию, а?

Илья повернул голову. Около парадного входа в посад стоял толстенький коротышка с огромным животом.

– Соловей! – гаркнула Левая.– Какими судьбами?

– Это надо же кого к нам занесло! – удивилась Правая.

– Ты вроде обратно в Муромские леса намылился? – Центральная вопросительно уставилась на разбойника.

– А,– безнадежно махнул рукой Соловей-разбойник.– Раздумал. Репутация у меня там… это… того…

– Подмоченная,– подсказал Илья.

– Во-во.

– А это не тебя я пару дней назад на дереве видел?

– Меня,– признался Соловей.

– И что ты там делал?

– Да так…э-э-э… на природу любовался… птички поют… хорошо,– засмущался Соловей.

– Знаем мы этих птичек. Они поют, а ты подпеваешь. Как свистнешь… Наслышаны о твоих подвигах,– сердито кукарекнул Никита Авдеевич.– Папа, не нужна нам эта птичка. Правая рука у Кощея был.

– Уж больно ты сердит, воевода.– Илья с любопытством разглядывал легендарного Соловья-разбойника.– Горыныч вон тоже на Кощея пахал, а посмотри какой кореш оказался.

Петух недовольно засопел, но промолчал.

– Мнения разделились,– продолжил капитан.– Будем решать вопрос голосованием.

– Это как? – поинтересовалась Саламандра.

– А так. Вот ты, Авдеич, считаешь, что Соловью-разбойнику у нас делать нечего?

– Да! – решительно тряхнул гребешком петух.

– Значит, ты против. А ты, Саламандра, что скажешь?

– А ничего,– бодро заявила ящерка.

– Значит, воздержалась. Горыныч?

– За!

– Против!

– За!

– Ты гляди, и тут мнения разделились,– удивился Илья.– Это кто там против был?

– Я,– сунулась вперед Левая.– Он, зараза такая, вечно меня Кощею закладывал.

– Не закладывал, а информировал,– обиделся Соловей.– Ты всегда Центральную и Правую на всякие глупости подбиваешь. Порядок-то должон быть али нет?

– Надо же, разбойник о порядке печется,– засмеялся капитан.– В этом что-то есть. Вообще-то закладывать нехорошо. Братва обычно за это мочит. Ну а что скажет прораб?

Чебурашка испуганно захлопал глазами:

– Так он же разбойничать начнет. В посаде воровство будет. Хозяйству знаешь какой убыток?

– А суд-то на что? – радостно вопросила Центральная, обнюхивая Соловья-разбойника.

– Отставить.– Негромкая команда Ильи показала, кто хозяин в доме. Все замерли в ожидании.– Значит, говоришь, разбойничать начнет?

– Обязательно,– убежденно заявил домовой.

– Эх, молодо-зелено. Все-то вас учить надо.– Илья укоризненно покачал головой.– Русь она и есть Русь. В посаде-то небось и без Соловья-разбойника воровали? Скажешь, не так?

– Так,– вынужден был признать Чебурашка.

– Да и грабят, бывало, в темных переулках,– вздохнул петух.– Озорует молодежь.

– А знаешь, кто лучше всех ловить разбойников да воров будет?

– Кто? – заинтересовался Никита Авдеевич.

– Соловей-разбойник. Кто лучше его все их воровские ухватки знает? Разбойный приказ ему в подчинение отдайте, и в посаде в момент порядок наведется. Слышь, Соловей, пойдешь ментом, если в компанию примем?

– Пойду,– радостно затряс лохматой головой Соловей-разбойник.

– И своих забижать не будешь? – опасливо пропищал Чебурашка.

– Не, не буду. Вы мне, главное, покажите, кто свой, и я его сразу не обижу,– выпучив от усердия глаза, заверил Соловей-разбойник.

– Это что ж такое получается? – возмутилась вдруг Саламандра.– Мне испытания устраивают всякие, а этому пузырю надутому сразу и место возле папы, и должность при посаде. Где ж справедливость?

– Правильно! – поддержал ее Чебурашка.– Пусть докажет сначала, что достоин…

– Справедливо,– закивали головы.

– Не возражаю,– согласился Илья.– Ну и какое испытание ему назначим?

Все задумались.

– Кощею какую-нибудь пакость сделать,– предложил Никита Авдеевич.

– Стибрить у него чего-нибудь,– неуверенно предложила Саламандра.

– Уже было,– махнул рукой Илья.– Кощей теперь настороже. Посылать туда Соловья – все равно что на убой. Да и сколько он туда топать будет? Нет, не пойдет,– забраковал идею капитан.– Вот что, мы так до заката думать будем. Предлагаю принять его в качестве кандидата с испытательным сроком, ну, скажем… сутки. До завтрашнего утра, значит. Покажет себя настоящим бойцом и товарищем – примем окончательно. Ну а нет… – Илья развел руками.– На нет и суда нет.

– Почему нет? – обиделась Левая.

– А мы на что? – напомнила Правая.

– Ежели нет, то мы его того… за милую душу,– облизнулась Центральная.

– Боюсь, Соловей,– засмеялся Илья,– при таком раскладе у тебя есть только один выход.

Какой у Соловья был выход, он уточнять не стал, но петух и Чебурашка при этих словах почему-то задумчиво посмотрели на «бомболюк» под хвостом Горыныча.

– Топай сюда,– приказал капитан. Соловей-разбойник не заставил себя ждать.

Настроение у Ильи было приподнятое. Окончательно протрезвевший, он прекратил душевные самокопания и принял за аксиому: «Я нормальный». А раз так, то:

1. Побратима надо выручать.

2. Посад от Кощея защищать.

3. Кощея, редиску этого, поймать, скрутить, в клетку посадить. Ну а не получится – замочить. Но это только в крайнем случае. Илья все-таки был профессионал и привык проводить операции чисто, бескровно, аккуратно и, желательно, без единого выстрела, что и считалось в его среде высшим пилотажем.

Приключение потихоньку начинало ему нравиться. Особенно команда, растущая как снежный ком, катящийся с горы. Вот только… Илья покосился на длинный ряд ведер, и червячок сомнения закопошился в его груди.

– С аппаратом я, пожалуй, погорячился,– пробормотал он. Заметив, что его отряд настороженно смотрит ему в рот в ожидании команды, команду дал, но не ту, на которую все рассчитывали.– Думать! Что пахану противопоставить можем? Саламандра правильно сказала – он бессмертный. Вот только так ли уж он бессмертен? Гложут меня смутные сомнения. Мне ведь в детстве читали сказочки всякие. Я еще не все забыл. Так, по сказаниям этим, конец у Кощея все же есть… смерть в смысле,– поспешил уточнить капитан.– И хранится она, как правило, не у самого Кощея, а где-нибудь на отшибе. Сундучок, уточка, яичко…

– Рассказывал мне тут один знакомый домовой,– задумчиво протянул Чебурашка,– что хозяйка его на Кощея работает.

– Хозяйка кто? – поинтересовался Илья.

– Яга. Баба Яга.

– Ну и… – выжидательно поднял голову капитан.

– Ну и странно…

– Что странно?

– На Кощея работает, а сама терпеть его не может. Давай совета у нее спросим. Она старушка мудрая. Вон и прабабке Василисы помогла…

– Даст она тебе совет,– хмыкнула Левая.– Метлой по морде. Больше от нее ничего не дождешься.

– Буйная старушка,– подтвердила Правая.– Мы, бывало, Кощея к ней доставим, а сами от избушки подальше… на всякий случай.

– Хлестала она нас тогда здорово,– засмеялась Центральная, явно что-то вспомнив.

– Видно, было за что,– смекнул Илья.– Выкладывай, чем обидели бабульку?

– На ножки ее позарились,– засмеялся Чебурашка, прекрасно знавший эту историю от Гены.

– Бабулькины?! – поразился Илья.

– Избушкины,– вздохнула Левая.

– Аппетитные ножки,– мечтательно сказала Правая.

– Притомились мы тогда,– пояснила Центральная.– Перелет дальний был, аппетит разыгрался…

– Ясно,– засмеялся Илья.– Что же делать? Старушка обижена. Как теперь к ней подкатиться?

– Подарок сделать,– подсказала Саламандра, намекая на свои недавние подвиги.

– А я даже знаю какой,– запрыгал от радости Чебурашка.– Кота у нее нет. Любой ведьме кот положен, а у нее его нет. Мышка там одна вконец обнаглела. Ягуся ее боится – страсть, а поделать ничего не может.

– Странно, неужто ей кота достать трудно? – удивился капитан.

– Так в лесу живет,– пожал плечами Чебурашка,– никто к ней не ходит, вот и…

Стеснительный Гена никогда не рассказывал другу о своих мытарствах по ночам, когда ему приходилось отбывать повинность за кота.

– Добро. Будем кота дарить. Теперь вопрос, где его взять?

– Так этого добра у нас на любой мусорной куче полно,– оживился петух.

– Нет! Помойную кошку брать не будем. Нужно что-нибудь элитное, породистое, с хорошей родословной,– отмел предложение воеводы капитан.

– Я знаю! – обрадовался Соловей.– Вон за тем леском, на окраине, котеночек живет. Симпатичны-ы-ый, жуть! Логово у него под корнями горелого дуба, что в прошлом году молнией раскроило. Ежели на Горыныче – так в момент туда и обратно.

– Ну что, Горыныч, порадеешь для общего дела? – обратился к дракону Илья.

– Какой базар, папа! – Горыныч расправил крылья.– Без проблем! – Левая схватила за шиворот Соловья и закинула его себе на спину.– Держись крепче.

Подняв тучу пыли, дракон тяжело оторвался от земли и полетел в указанном Соловьем направлении. Летел он как-то странно, неровными зигзагами, чуть не чиркая брюхом по макушкам деревьев.

– Похоже, нашего Горыныча зеленый змий одолевает,– озабоченно пробормотал Илья.

– А мы чем займемся? – полюбопытствовал Чебурашка, косясь на ведра.

– К боевым действиям готовиться будем. Жратву, что со вчерашнего дня не подпортилась,– сюда, ведра с «эликсиром» в горницу.

– Зачем? – ошарашенно спросил петух.

– Трезветь будем. Хмельной воин не воин, а курица мокрая.

– Ты это на что намекаешь, папа? – сердито кукарекнул Никита Авдеевич.

– Не волнуйся, воевода, не на тебя. Ты у нас даже когда без задних ног дрыхнешь – орел, но приказы не обсуждают, а выполняют. Не мне тебе объяснять, что такое воинский долг и дисциплина.

Против этого возразить было нечего. Так как воеводе с Чебурашкой ведра таскать было не с руки, то вся эта работа легла на плечи самого главнокомандующего. Горница быстро заполнялась «эликсиром», содержимое стола перекочевывало на крыльцо.

– Сметанка! – обрадовался Илья, вытаскивая за порог большую кринку.– Будет чем котенка побаловать.

Горница вскоре была до отказа забита хмельным. Капитан задумчиво посмотрел на последний десяток ведер и гигантский чан, когда сверху раздалось истошное мяуканье и хлопанье крыльев.

– Посторонись!

Команда Ильи торопливо очистила площадь, и дракон совершил мягкую посадку, на удивление ничего при этом не поломав.

– Слезай! – зло прошипела Левая и, не дожидаясь, пока Соловей выполнит ее команду, схватила разбойника зубами за шиворот и скинула его на землю. Правая поставила рядом с ним мешок, в котором что-то мяукало и ворочалось.

– Молочко есть? – хрипло спросил Соловей, выставив напоказ расцарапанную физиономию.

– Сметана есть,– откликнулся Чебурашка.

– Давай!

Илья задрал голову. Правая, Центральная и Левая были разукрашены не хуже разбойника. Тяжело отдуваясь, они сердито смотрели на Соловья, с трудом удерживающего буйствующий мешок.

– Что там у вас случилось? – потребовал отчета Илья.– Выкладывайте.

– Котеночка он нашел,– прорычала Правая.

– Симпатичного,– ехидно добавила Левая.

– Сам сейчас увидишь,– посулила Центральная.– Прости, папа, душа горит.– И она уронила морду в чан. Правая и Левая нырнули следом.

– Куда? – крикнул Илья, но, естественно, опоздал. Горыныч отсосал свою дозу, облегченно вздохнул и сел на хвост, свесив передние лапы на грудь.

Чебурашка тем временем подтащил к Соловью кринку сметаны.

– А побольше есть?

– Что побольше?

– Ну… – разбойник покрутил головой,– бадейка какая-нибудь.

– Есть. Папа, помоги.

Капитан подтащил к Соловью бадью. Густая горка сметаны плюхнулась на дно.

– Мало! – мрачно сказал Соловей.

Чебурашка покосился на мешок и молча полез в погреб. Когда бадья наполнилась до половины, Соловей приподнял мешок, мужественно дернул за веревку и вытряхнул содержимое в бадью.

– Вот это киска! – ахнул Илья, стряхивая с камуфляжки брызги сметаны. Соловей-разбойник не обманул. Это был симпатичный белоснежный котенок-акселерат величиной с приличного дога. То, что это был именно котенок, сомневаться не приходилось. Об этом говорила его непропорционально большая голова.– Не хотел бы я иметь дело с его мамашей.

– Нам повезло,– усвоившая дозу Центральная подобрела и теперь благодушно смотрела на свою добычу,– родителей дома не было.

– А он породистый?

– Еще бы! Родословная моей не уступает,– заверила Правая.– Тут Соловей в точку попал.

– Баюн! – догадался Чебурашка, с ужасом глядя на гигантского котенка.– Он же всех нас усыпит. Дрыхнуть будем, пока не помрем.

Котенок, не обращая внимания на суету вокруг собственной персоны, жадно лакал сметану.

– Не усыпит,– успокоил Соловей.– Маленький еще. Сказок не знает.

– Зато царапкаюсь хорошо,– обрадовал его котенок, на мгновение отрываясь от своего приятного занятия.

– Однако аппетит у тебя,– засмеялся Илья. Котенок уже вылизывал стенки бадьи, а затем принялся облизывать лапки и разбухший животик.

– Мне здесь нравится,– удовлетворенно мяукнул он, сладко зевнул, попытался свернуться клубочком и, так и не завершив эту операцию, заснул.

– Да, подарочек… – покачал головой потрясенный петух.

– Вообще-то ему полагается быть черным,– с сомнением сказал Илья.

– Раз у Яги никакого нет, то она и такому рада будет,– обиженно просопел Соловей-разбойник.

– Правильно,– неожиданно поддержал его Чебурашка.– Дареному коню в зубы не смотрят. Подарим его Яге, и пусть теперь у нее голова бо… Ой! – Домовой заткнулся на полуслове, сообразив, что брякнул лишнее, и испуганно посмотрел на капитана.

– Ладно,– засмеялся Илья,– может, ты и прав. Малыш вообще-то симпатичный. Ишь, Мурзик, сметанки налакался и дрыхнет без задних ног.

– Так его и назовем,– обрадовался Чебурашка.

– Ну, будем считать, что Соловей испытание успешно выдержал,– недальновидно сказал капитан, за что тут же и поплатился.

– Ой, и правда! – обрадовалась Саламандра.

– Братину хмельную сюда! – торжественно кукарекнул петух.

Это уже становилось ритуалом. Благие намерения Ильи завязать с пьянкой трещали по всем швам.

– Горыныч… тебе еще на болото… и к Яге…

– Папа, положись на нас! – Правая и Левая подхватили чан и с натугой подтащили его к крыльцу.

– Это еще зачем? – испугался Илья.

– Братиной будет,– пояснила Центральная.– Что мы всё из наперстков лакаем?

– Правильное решение! – приветствовал инициативу Горыныча воевода.

– А что там внутри? – поинтересовался Соловей-разбойник.

– Нектар,– лаконично пояснил Никита Авдеевич и бодро вспорхнул на чан.

– Пахнет как-то странно.– Соловей, стоя на краю крыльца, осторожно заглянул внутрь чана.

– Нормально пахнет! – отрезал воевода, сердито тряхнув головой, покачнулся и, потеряв равновесие, спикировал вниз. Мутные воды «нектара» сомкнулись над красным гребешком.

Соловей, в попытке поймать петуха, рефлекторно дернулся вперед и булькнул следом.

– Братаемся!!! – радостно пискнул Чебурашка и резво сиганул с верхней ступеньки крылечка в «братину».

– Это мне больше крещение напоминает,– пробормотал Илья, не на шутку испугавшийся за свою пьяную команду.

– Вот это по-нашему! – ликующе воскликнула Левая.

– Ныряем! – поддержала Правая.

– Все вместе! – предложила Центральная.

Головы с размаху плюхнулись в чан. Волна «эликсира» выплеснула на крыльцо полузадохшегося петуха и отчаянно чихающего Чебурашку, захватив на обратном пути капитана, пытающегося дотянуться до пускающего пузыри Соловья.

– Римские патриции в вине купались, а мы чем хуже? – пробулькал он, выталкивая разбойника на мокрое крыльцо.

Булькал он недолго. Вошедший в раж Горыныч одним махом высосал чан чуть не до дна.

– Братаемся! – радостно заверещала где-то рядом Саламандра.

– Горыныч! Оттаскивай чан! Сгорим к чертовой матери! – Набулькавшийся Илья еще не успел охмелеть настолько, чтобы не оценить опасность. Одним махом он вылетел из «братины» и покатился по крыльцу, сметая по дороге закуску.

Чан, повинуясь широкому жесту шеи Центральной, отлетел в сторону и вспыхнул ярким пламенем. Саламандра блаженно плескалась в огненной лужице на его дне.

– Эх, хорошо на свете белом жить! – лихо продекламировала Центральная и попыталась пустить огненную струю в небо. В горле ее забулькало. Запал не сработал.

Правая и Левая захихикали и попытались переплюнуть своего рулевого. Забулькало еще сильнее. Горыныч зашатался и рухнул на землю.

– Провалиться! – схватился за мокрую, слипшуюся от «нектара» голову Илья.– Как теперь протрезвлять эту орясину?

– Доверьте это дело профессионалу!

Илья повернул голову, и желудок тут же прилип к гортани. Центральные ворота пересек «народный целитель».

– Ну-с, где пациент? – радостно вопросил он бодреньким тоном доброго доктора Айболита. Раздался скрип, скрежет, и последняя цитадель оборонного комплекса Василисы рухнула, едва не прихлопнув «лекаря».

– Удивительно непрочная конструкция,– хмыкнул Лихо Одноглазое. Центральная, привлеченная шумом, тоже имела неосторожность кинуть взгляд в сторону «доктора». Судорога, всколыхнувшая тело Горыныча, подкинула Правую и Левую вверх.

– Только не здесь! – заорал Илья.– Не хватало нам посад в выгребную яму превратить!

– А где? – просипела Центральная, из последних сил борясь со спазмами, сотрясающими ее тело.

– Где хочешь! Хоть у черта на куличках, только не здесь!

Воздушная волна отбросила «лекаря» к бревенчатой стене гончарной мастерской. Дракон несся со скоростью курьерского поезда в указанном капитаном направлении. Одним прыжком перемах-нув овраг, Горыныч с треском вломился в лес и, не снижая оборотов, помчался к черту на кулички, оставляя за собой широкую просеку. «Народный целитель», убедившись, что трасса свободна, выполз обратно на дорогу, отряхнулся и одарил поредевшую команду Ильи лучезарной улыбкой, выставив напоказ ряд почерневших гнилых зубов. Остатки команды сыпанули в разные стороны.

– Отвернись! Мать твою… – Не закончив фразу, Илья согнулся пополам, и до Лиха Одноглазого донеслись характерные звуки, проинформировавшие «целителя» о том, что лечение идет успешно. Удовлетворенно кивнув, Лихо повернулся к пациентам тылом в ожидании заслуженных похвал. Они не заставили себя долго ждать. Возмущенное кудахтанье, писк и отборный мат заставили «лекаря» серьезно задуматься о правильности применяемых им методов лечения.

– Принесла нелегкая… – бурчал «выздоровевший» Илья.– Стой! Не поворачиваться!

Дернувшийся было на звуки «лекарь» вновь застыл на месте.

– Ну-ка нацепи на нос эту хреновину.

В руку одноглазого целителя ткнулось что-то твердое. Лихо с любопытством осмотрел темные солнцезащитные очки и осторожно нацепил их на переносицу поверх повязки.

– Поворачивайся. Только медленно.

Лихо послушно выполнил команду.

– В глаза, в глаза мне смотреть!

Лихо посмотрел и с удивлением обнаружил, что лишился дара взглядотерапии. Рука сама потянулась к очкам.

– Куда? – хлестнул окрик капитана.– Снимать только по моему приказу. Будешь нашим секретным оружием. Хочешь в нашу команду?

– Хочу,– не задумываясь, согласился Лихо.

– Возьмем.– На этот раз Илья решил обойтись без игр в демократию.– Чебурашка! Банька в посаде имеется?

– А как же? – удивился Чебурашка.

– Соловей! Натаскаешь воды. Саламандра! Баньку раскочегарь пожарче. Будем драить это чучело. Чтоб блестело и сверкало. Да и самим нам теперь помыться не мешает.

– Зачем? – охнул Лихо.

– А затем, что сила твоя не в струпьях да болячках, а в глазе твоем бедовом. И быстренько! Чтоб до возвращения Горыныча все готово было. А то до заката нам еще к Яге, да и обратно вертать надобно. На стрелки опаздывать нельзя. Не так поймут. Уважать перестанут.


предыдущая глава | Операция «У Лукоморья...» | cледующая глава