home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Устав метаться по замку, Кощей вернулся в тронный зал, так и не поймав вредное зеркало. Кипя от негодования, дал по инерции пару кругов вокруг трона, споткнулся об обломок каменной короны и, в попытке сохранить равновесие, резко повысил обороты задних конечностей, ласточкой взлетев на трон. Примостившись поудобнее, Его Бессмертие сердито осмотрелся вокруг и разразился гневной тирадой в пустоту:

– И черт меня дернул податься на Русь! Они же здесь все патологические анархисты и хронические алкоголики! И ведь это заразно! Даже какая-то паршивая стекляшка позволяет себе…– Кощей заерзал на троне, скрипя зубами от бессильной ярости и обиды.– Что я ему плохого сделал? С уважением вроде всегда… Внешность моя не нравится? Так пусть на себя сначала посмотрит. Ножки кривые, полировка вся в трещинах. Предлагал ведь омолодиться, было б как я. Три тыщи лет, а как огурчик, весь позеленевший… Патина! Раритет! Нашло чем хвалиться. Однако… это что… Пора баланс подвести. Соловей в Муром намылился, Лихо вообще с катушек съехал, народным целителем себя вообразил, Ягу трогать нельзя, полянка заповедная, триста лет держится и столько же держаться будет… если не облажаюсь. Горыныч остался… На больничном, зараза!!! Ну говорил же, не трогай это стадо! Ящур! Провалиться… Я что, один на один против Ваньки остался? Не-е-ет, так дело не пойдет. Не хотелось, конечно… у него цена известная… – Кощей Бессмертный задумался и, наконец на что-то решившись, воздел руки кверху и завыл дурным голосом. Обычное заклинание вызова не требовало таких диких усилий голосовых связок, но тут случай особый.

– …приди ко мне, Люцифер, и исполни волю мою!

Лиловая ветвистая молния, сопровождаемая оглушительными громовыми раскатами, вонзилась в пушистый ковер. Остро запахло серой и паленой шерстью.

– Ну ты и наглец! – Люцифер поправил бабочку на шее, смахнул невидимую пылинку с лацкана черного фрака и холодно посмотрел на Кощея.– Еще договор не подписал, а уже приказы отдавать собрался?! «Исполни волю мою»! – передразнил он Кощея. Щелкнув пальцами, выудил из воздуха хрустящий лист пергамента, допотопную перьевую ручку с прозрачным пластиковым нутром, одноразовый шприц в целлулоидной упаковке, флакончик медицинского спирта и аккуратно запечатанный пакет с хирургическими перчатками.

– Это еще зачем? – подозрительно спросил Кощей, опасливо косясь на дьявола, который деловито вскрыл пакет и уже натягивал перчатки на свои холеные волосатые руки.

– Договор подписывать будем,– любезно пояснил Люцифер, направляясь к трону.– Закатайте рукавчик, пожалуйста.

– Но-но-но! – Кощей кубарем скатился со своего насеста и все дальнейшие переговоры предпочел вести с безопасного расстояния.– Какой договор? Мы пока ни о чем не договорились.

– Что ты так разволновался? Договоримся. Бланк стандартный, оплата тоже…

– Я все же хотел бы ознакомиться.

– Крючкотвор,– усмехнулся дьявол,– ну изучай, изучай.

Пергамент мягко взмыл в воздух и скользнул в руки Кощея. Бессмертный нацепил на нос пенсне и принялся дотошно изучать стандарты адской канцелярии. Люцифер меж тем не спеша поднялся по ступенькам и, взгромоздившись на трон, окинул обитель Кощея хозяйским взглядом. Картинная галерея не привлекла его особого внимания. Любопытство возбудил лишь одинокий холст, стоящий на полу лицом к стене. Свистнув ему, как собачке, Люцифер поманил полотно пальцем, и оно послушно подплыло к дьяволу. Увидев ноги Кощея, устремленные в зенит, и торчащую из груды черепов плешивую голову, Люцифер радостно заржал. Вольготно развалившись на троне, держа полусогнутые в локтях руки в резиновых перчатках кверху, Люцифер имел вид заправского хирурга перед операцией. Наклонив голову набок, одним движением бровей перевернул картину на сто восемьдесят градусов. Теперь Кощей торчал, оттопырив кверху тощий зад, на широком основании пирамиды, острый конец которой соответственно смотрел вниз. Внезапно пирамида задрожала, поехала, потекла, и Кощей закувыркался вниз. На этот раз лавина черепов погребла его с головой.

– Прелесть! – восхитился Люцифер.– Подари,– попросил он Бессмертного, но тот, увлеченный содержанием пергамента, лишь махнул рукой. Люцифер продолжил развлекаться, подмигивая картине то одним, то другим глазом, вращая полотно вокруг своей оси. Из перекатывающейся груды черепов периодически выныривала тощая фигурка Ко-щея, разукрашенная многочисленными синяками и шишками. От этого увлекательного занятия нечистого оторвал возмущенный вопль Кощея.

– Ага! Я так и знал!

– Вас что-то не устраивает? – полюбопытствовал Люцифер.

– Еще бы! Ты только посмотри, что твои умники понаписали: «Душа Заказчика передается Исполнителю в вечное пользование с момента окончания проведения Исполнителем всех работ по исполнению данного Договора». Это что, насмешка? Да за каким, извиняюсь, чертом мне сдалось ваше выполнение этих работ, если я его плодами воспользоваться не смогу? Мою чистую, нежную душу сразу чик – и в ад.

Разглагольствования Кощея о его чистой душе еще больше развеселили Люцифера.

– Не вижу ничего смешного,– обиделся Кощей.

– А что ты предлагаешь? – спросил Люцифер, вытирая стерильными перчатками выступившие от смеха слезы.

– Ну… как и положено… душу после смерти… Тоже мне стандартный бланк,– перешел в наступление Кощей.– Где это видано, чтоб душу сразу забирать. Что-то я не помню таких прецедентов.

– Ишь, какой эксперт нашелся,– продолжал веселиться Люцифер.– Значит, говоришь, после смерти.

– Ну да.

– После смерти Кощея Бессмертного. Неплохой каламбурчик получился. И как долго прикажете ждать смерти Вашего Бессмертия? – Люцифер выразительно посмотрел на Кощея. Последний, видя, что дьявол уже не смеется, почувствовал себя неуверенно:

– Ну… обычно ведь… когда сам, того… естественной смертью, значит…

– Ну что ж, не договорились,– сокрушенно вздохнул Люцифер, стягивая резиновые перчатки,– тогда остается только уладить вопрос о компенсации, и можно отправляться домой, в пекло. Извольте оплатить неустоечку, Ваше Бессмертие.

– Какую такую неустоечку? – насторожился Кощей.

– За ложный вызов,– любезно пояснил дьявол.– С вас полцарства. Себе можете взять любую половину. Наша фирма всегда предоставляет клиентам право свободного выбора,– доверительно сообщил он ошарашенному Кощею.

– Э нет,– затряс головой Кощей Бессмертный,– мы так не договаривались.

Глаза Люцифера внезапно вспыхнули красным огнем. Одним прыжком он слетел с трона и оказался рядом с хозяином замка.

– Ну ты, скелет ходячий! – Дьявол двумя мохнатыми пальцами подцепил за манишку съежившегося Кощея, подтянул его поближе и, жарко дыша в лицо, продолжил: – Я те че, пацан, туда-сюда из преисподней прыгать? А что такое счетчик, слыхал? – (Кощей испуганно замотал головой.) – Щас услышишь. С тебя полцарства, понял? Через три дня все отдашь. Ну так как: мою долю сразу оприходуем или мне через три дня зайти? – внезапно вновь став любезным, поинтересовался Люцифер, отпуская манишку Кощея.

– А может, вернемся к первоначальному тексту договора? – робко попросил Бессмертный.

– Можно,– лучезарно улыбаясь, согласился Люцифер,– я же говорил: наша фирма предоставляет полную свободу выбора своим клиентам.

– Разумеется, с маленьким изменением,– рискнул добавить Кощей.

– Опять? – грозно насупил брови Люцифер.

– Совсем, совсем маленьким,– залебезил Бессмертный и, получив разрешающий кивок дьявола, продолжил: – Предлагаю спорную фразу «…с момента окончания…» чуть-чуть подкорректировать. Ну, скажем, так: «…через тысячу лет после окончания…»

– Ты испытываешь мое терпение.

– Пятьсот.

– Довольно!

– Двести.

– Вернемся к неустойке.

– Сто.

Безнадежно махнув рукой, дьявол щелкнул пальцами, и медицинские принадлежности с легким хлопком исчезли в воздухе, полотно с треском вырвалось из рамы, аккуратно свернулось в рулон и нырнуло под мышку Люцифера.

– Благодарствую за подарок. Дивная картина.

– Пятьдесят… ну десять,– завопил Кощей, видя, что Люцифер не шутя собирается в родные пенаты.

– Я навещу тебя через три дня,– пообещал дьявол.

– Год. Ты можешь дать мне год? – рассердился Кощей.

– Могу. Месяц.

– Полгода.

– Два месяца.

– Четыре.

– Три. И больше не проси! По рукам?

– По рукам.– Кощей впечатал свою костлявую ладонь в волосатую длань Люцифера.

– Ну, излагай свои проблемы,– покровительственно похлопал Кощея по плечу дьявол.– Я в полном твоем распоряжении.

– Понимаешь, с Иваном-дураком никак справиться не могу…

– Угораздило тебя. А ну-ка поподробнее.

Кощей принялся излагать грустную историю своей безответной любви. Под конец он так расстроился, что не удержался от скупой мужской слезы. Люцифер, дав выплакаться себе в жилетку (роль жилетки добросовестно выполнил его безупречный фрак), озабоченно произнес:

– Да, Ваше Бессмертие, дело твое тухлое. Однако попробуем разобраться.

Из воздуха перед Люцифером возник огромный фолиант и автоматически открылся на нужной странице.

– Так-так,– пробормотал дьявол,– как срок подошел, ты, значит, Ваньке обратно дорогу открыл, а Василису с челядью, чадами и домочадцами в зверушек превратил. Думал, что Иван от вида ее страшного открещиваться начнет, любовный пыл в нем угаснет, а с ним и силушки поубавится. Тогда вы его скопом и возьмете. Я все правильно излагаю?

– Истину глаголет твоя книжица. Всю подноготную враз выложила.

– Вынужден вас огорчить, Ваше Бессмертие. Весь ваш план Василиса изначально скомкала. Силенок целиком заклятие снять у нее не хватило, но свои коррективы она внесла. Цена твоей ворожбе три денька и три ночи. А потом к ним облик прежний вернется. Но самое главное – власти ты над ними с того момента иметь никакой не будешь!

– Почему? – взвился Кощей.

– Потому,– отрезал Люцифер.– Любое колдовство тогда против тебя и обернется.

– Это как?

– А вот так. Захочешь, скажем, ее в лягушку превратить, и сам станешь зелененьким в пупырышку. Уразумел?

– Что ж мне делать-то? – испугался Кощей.

– Не дрейфь, есть у тебя лазейка. Ивану три ночи в посаде переночевать надобно. От зари до зари, как штык. Стоит ему только нос за частокол сунуть, пока не рассвело,– они все твои. Делай с ними все, что твоей душе заблагорассудится. Вот только с Иваном не все понятно.

– А что такое?

– Да что-то тут книженция моя мудрит. Мямлит. Ни «да», ни «нет» не говорит. Во-первых, выбрался он из тридевятого царства не сам по себе. Кинжал помог. Василиса на него свою ворожбу наложила. Во-вторых, тридевятое царство его так обломало, что от прежнего Ивана мало что осталось. А в тридевятом царстве, Кощей, такие дела творятся…– Люцифер сокрушенно покачал головой.– Если Иван-дурак три года около новых русских крутился, я тебе не завидую.

– Почему? – заволновался Кощей.

– Я свои лучшие кадры сейчас туда на стажировку отправляю. Это тебе ни о чем не говорит?

– Ты? – поразился Кощей.

– У них есть чему поучиться.– Люцифер улыбнулся.– А уж их методы ведения переговоров – просто прелесть.

– Да уж… – пробормотал Кощей, поежившись.

– Вижу, оценил,– понимающе кивнул Люцифер.– Ну да ладно, к делу. Свои кадры гробить, ты уж извини, у меня желания нет. По опыту знаю, с дураками связываться – себе дороже будет…

– Это как понимать? – возмутился Кощей.– Душу так почитай сразу оттяпать норовишь, а как до дела – в кусты?

– Не суетись! – оборвал его Люцифер.– Все оформим в лучшем виде. Тебя волнует результат?

– Ну!

– Будет тебе результат. Есть в этих местах одно симпатичное болотце. Обосновались в нем мои бывшие подданные…

– Это что, черти, что ли?

– Они самые.

– А как понять «бывшие»?

– А очень просто. Независимости дурачкам захотелось. Объявили свое болото суверенной территорией.

– И ты их отпустил? – поразился Кощей.

– Разумеется.

– Этак у тебя все разбегутся.

– Для того и отпустил, чтобы остальные не разбежались.

– Не понимаю,– замотал головой Кощей,– совсем ты меня запутал.

– Это, Ваше Бессмертие, не для средних умов,– деликатно намекнул дьявол.

– Где уж нам уж,– обиженно засопел Кощей.

– Ну будет тебе, не дуйся. Для шибко умных поясняю,– вновь не удержался от шпильки Люцифер.– Отпустил их на вольные хлеба специально, в назидание другим. За этим социальным экспериментом сейчас весь ад наблюдает.

– Ну и?

– Желающих больше нет. Однако вернемся к нашим баранам. Да будет тебе известно, что не хлебом единым жив человек. К нашему брату, черту, это относится больше, пожалуй, чем к человеку. Мы, дорогой, свою энергетику душами подпитываем. Ну так вот, ребятишки мои, совершившие, кстати, безвизовый въезд на твою территорию и основавшие на ней свое суверенное болото, в нем теперь и загнивают. У нас дело поставлено на широкую ногу – реклама, заказы, едва успеваем клиентов ублажать, а они, пардон, сопли жуют да болотной жижей запивают. Теперь-то они, может, и рады вернуться, да гордость не позволяет. Они на тебя и поработают. Понял, как дела крутить надо? Учись. Передовые технологии. Посредническая деятельность называется.

Люцифер щелкнул пальцами, и в руке его вновь оказался шприц.

– Ну зачем это? – занервничал Кощей.

– Договор подписывать будем,– напомнил Люцифер.– Чернил набрать нужно.

– У меня ручка есть.

– У меня тоже.

– Так моя уже заправлена,– засуетился Кощей.

– Чем?

– Чернилами.

– Какими чернилами?

– Хорошими. Голубыми.

– А то ты не знаешь, какими чернилами с нами договор подписывают?

– Колер подходящий. Ты же знаешь, я голубых кровей.

– Голубых? – засмеялся дьявол.– В некоторых закрытых клубах тридевятого царства ты бы котировался очень высоко. Ну хватит дергаться! Рукавчик закатали… вот так.

Люцифер профессионально наложил жгут и принялся тыркать иголкой в локтевой сгиб в поисках вены.

– Больно же! – заверещал Кощей.– Ну почему просто не уколоть пальчик?

– Темнота,– пропыхтел Люцифер, ворочая под кожей иглой,– а инфекция?

– Черт с ней с инфекцией…

– Я те дам «черт с ней»! Очень она нам нужна… А ну не вертись! Все будем делать по науке. Пальчиками поработали, в кулачок и обратно, в кулачок и опять выпрямили… Так… а где же вена?

– Какая тебе разница?

– Большая. Я точно знаю, здесь должна быть вена!

– Да иди ты к дьяволу…

– Это ты мне?

– Ну Люцик, ну пожалуйста, давай из пальчика.

– Нет, это вопрос принципиальный. Она здесь есть, и я ее найду.

С этими словами Люцифер решительно вогнал шприц еще глубже. Кощей придушенно пискнул и бухнулся в обморок. Игла попала в цель. Шприц быстро наполнился зеленоватой жидкостью.

– Попробуй теперь только сказать, что ты голубых кровей,– пробормотал дьявол, перекачивая содержимое шприца в ручку. Затем помахал перед носом Кощея ваткой, пропитанной нашатырным спиртом, и, как только последний закончил трепыхаться, подсунул ему в руки пару бланков договора. Кощей автоматически подписал их предложенной ему ручкой.

– Прелесть,– умилился Люцифер,– я его в рамочку. Подписи такого колера ни у кого в аду нет. Это тебе, а это мне.– Дьявол быстро поделил бланки.– Ну, до скорого, и жди гостей.

Люцифер энергично тряхнул Кощея за руку и под грохот громовых раскатов с довольной ухмылкой исчез из тронного зала. Кощей долго тряс своей бессмертной головой, вчитываясь в только что подписанный им договор, и только тут до него дошло, что Люцифер внаглую оттяпал его душу, практически не ударив пальцем о палец, просто передав клиента на обслуживание другой фирме.

– Так вот что такое посредническая деятельность! – взвыл Кощей Бессмертный дурным голосом.– Жулик! Аферист! Попробуй только приди по мою душу, я тебе покажу, где раки зимуют, хорошо, что у меня души нет, а то я не знаю, что бы с тобой сделал! – орал облапошенный Кощей, яростно раздирая злосчастный договор на мелкие клочки. От этого занятия его оторвало деликатное покашливание за спиной.

Три рогатых делегата из суверенного болота преданно ели глазами долгожданного клиента.


предыдущая глава | Операция «У Лукоморья...» | cледующая глава