home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


15 Раджаба, 16:51

Сейчас совладаю с нервами и начну рассказывать по порядку. Хорошо, что я никогда не забываю надиктовывать текущие мысли на дабир, снимать на камеру и записывать разговоры, а то бы точно запутался. Тем более мне по башке настучали и вообще, как в к-театре, чуть жизни не лишился. Читайте, френды, и радуйтесь, потому что путь мой сегодня лежал в «Розалинду». Ты тоже можешь ознакомиться, Cactus.

Не знаю, бывали вы в этом квартале или нет, но я был ошарашен огромным количеством секс-шопов и борделей. Они в этом квартале буквально через три метра один от другого. Я припарковался в ста шагах от караван-сарая и не утерпел, завалился в один шоп. Дай, думаю, погляжу на новинки. Тася, к тебе это никак не относится, ты самая красивая и так далее, но ведь мы с тобой редко в реале встречаемся! Надо же мне иметь достойную тебя секс-периферию.

– Что за хрень? – спросил я у живого торговца. Обслуживание тут было человеческое, я даже удивился. – Вот эта, на стене? За что такие бабки?

У него за спиной висел симпатичный набор телесного цвета – трусы с вагиной, шлемак, наладонники, нагрудник и еще какие-то незнакомые навороты.

– Самая лучшая модель, «Трахни меня!» называется, – обрадовался шейх за прилавком. – Не поверишь, братан, даже у меня с ней все получается! Электростимуляция, эротический массаж, прямой коннект с лучшими порно-сайтами, никакого сервака не надо – прямо через батарею цепляет. Очень рекомендую.

Тут рекламные модули в этой вонючей конторе пробили хилую защиту моего дабира, и на линзы хлынула самый непотребный спам, какой я когда-нибудь видел. Полюбовался я пару минут на баннеры и отрубил всякую связь с Сетью. Лавка предстала во всей своей вонючей красе, и шейх оказался совсем не таким благообразным – нет, он был гадок. Правда, товар на прилавке остался каким был, все эти резиновые фаллосы, шарики на веревках, кондомы с примочками и прочая мутотень.

– Ну и мерзость, – сказал я. Уж лучше в сетевом магазине товар выбрать, чем из этой дыры на горбу своей древней «лады» тащить. Тем более я на задании… – А гарантия какая?

– Три дня, естественно! Все как у других.

– Ладно, заверни это дерьмо.

Я подумал, что надо срочно заманить Таську на сеанс эротического массажа, чтобы испытать покупку в боевых условиях. Фирма, конечно, солидная, мавританская… Но проверить сегодня-завтра надо непременно. Ну и огорчился же я потом, что купил эту херь! Таська, не сердись, на самом деле я не в том смысле, что она мне пригодилась, а в другом. Кус, не знаю как объяснить, поэтому слушай дальше.

Короче, кинул я старику веб-рублей, запихал покупку в сумку на поясе и двинул-таки к «Розалинде». Линзы я решил не подключать, а то мало ли какого мусора нахлебаешься! Еще косоглазие заработаю от этих секс-баннеров. Ладно бы на них только девки голые светились, так ведь и мужики то и дело мелькали. Можете ругать меня как хотите и обзываться, но я как голый член вижу (если он не мой), так меня блевать тянет. Вот такой замшелый я гомофоб. И закрыли на этом тему, не желаю ничего больше слушать.

Народец тут нетривиальный тусовался, факт. Конечно, в к-театре тоже круто было, но здесь мне нравилось больше, хотя пидоры так и кишели. Вид у меня, что ли, добрый?

Пара девок предложила мне свои услуги, и я возрадовался, что линзы отрубил – знаем, какие знойные образы они на клиентов насылают! Каждая норовит себе программную модель позабористей склепать, чтобы у дядьки прямо на улице вскочило. А вот я их в одежке видел, и оттого мне было проще их отшить. С другой стороны, в результате кое у кого тут сложилось впечатление, что я гомик.

– Эй, дядя, пошли перепихнемся, – предложил мне какой-то разряженный пацан с голой задницей. Еще и покрутил ей, урод, татуированные цветочки показал.

– Инша Алла, красавец. Купи себе фаллос, если в жопе зудит.

– Грубиян. Может, отсосать?

На это я уже не сообразил что ответить, просто мимо прошел. Мне здесь, в общем, нравилось. Такие старинные дома в стиле позапрошлого века, из бетона и стекла, все в небеса устремленные. Зеркальные витрины, мигающие вывески и все в таком духе. Ретро, шурале их задери.

Однажды, лет пять назад, я решил принять участие в выборах мэра. Мне мамаша мозг исклевала, что я аполитичный, ну и решил ее ублажить. И нахлебался же я дерьма, парни. Вот я и вынес из программы какого-то кандидата, что в городе будут специальные кварталы «культивировать» типа этого. Чтобы, мол, сохранить культурный облик народа. Это уж точно, субкультура. Особенно в том уродском порно-зале она расцвела, едва полный рот кровищи не хлебнул.

На пештаке, над входом в караван-сарай призывно мерцало название отеля. Я уже хотел ринуться прямиком в двери, как вдруг меня схватила за пояс крепкая рука и втянула в подворотню!

– Убью, суки! – заорал я как меджнун и врезал по чьей-то наглой роже. Ладно, не врезал – промахнулся, и слава Аллаху, потому что это оказалась баба. Кулаком я при этом зацепил за мусорный бак, и на костяшках возникла охрененная ссадина. – Е…диная Европа, – простонал я сквозь зубы. – Да хрен ли ты цепляешься, гнида? Зарежу на фиг, проститутка! Кто так ведет себя с клиентами?

– Тихо, тихо, – залепетала эта дура. – Ты пигмейку привез? Торчки же тебя трахнут, если пустым вернулся. Тут уже охоту на тебя объявили!

– Иди к Шурале, шлюха. Сама ты пигмейка!

– Не привез! – всплеснула она руками и тут же прижала ладони к щекам, будто впала в неумеренный ужас. – Бежать тебе надо!

– Ты новенькая, что ли? Не знаешь, как в койку правильно затаскивать, бзаз?

А она ничего так была, симпатичная девка лет двадцати, причем совершенно не накрашенная. Вообще-то смотрелась она странно, словно мужик – в джинсах и грубой рубахе, с короткой стрижкой. И серьга у нее была одна, в правом ухе. Спортивная такая девица, с волевыми губами и строгим носом.

– Разве ты меня не узнаешь, Эдик? – в тревоге спросила она. – Что это с тобой?

– Узнал! Мы с тобой в детстве друг другу письки показывали! Помню, моя круче оказалась.

– Дурацкая шутка. Давай за мной, пока тебя не заметили кому не следует. Чую, надо тебе мозги кипятком промыть.

– В ушах у себя промой, дура, не помню я тебя. Бинт есть и мазь какая-нибудь? Из-за тебя я руку разбил.

– Найдется. Точно рехнулся…

Она провела меня по переулку между мусорными баками, но недалеко – возле пожарной лестницы встала и ткнула пальцем вверх:

– Нам сюда.

– Эй, притормози! – Я вцепился в ее курточку и обратил нелепую девку к себе носом. Пока она не увлекла меня в поднебесье, надо было провернуть хотя бы одно дело. – Ты эту крутую телку знаешь? – И я ткнул пальцем в снимок Натальи. – Может, встречала в глухом переулке?

Она посмотрела сперва на меня, потом на фотку, потом опять уставилась мне в рожу, причем с таким видом, будто собралась плюнуть в нее. Я даже отступил на шаг, чтобы успеть увернуться.

– А что, ты тоже Наташку знаешь?

– Еще бы! – кивнул я. – Ну, колись, как вы с ней встретились, при каких обстоятельствах и так далее. Валяй, не стесняйся.

– Об этом без водки не расскажешь, – вздохнула дева. – Давай ко мне в номер, нельзя тебе тут светиться.

– Шайтан, а парадный вход тебе чем не нравится? Что за шпионские игры, подруга?

– Лезь и помалкивай.

Она подпрыгнула и утвердилась на нижней ступеньке, поднятой над асфальтом где-то на полметра. Вся конструкция из трухлявого металла заскрипела и качнулась, но девица нимало не струсила. Ловко цепляясь за поручни, словно макака, она кинулась наверх.

– Ну что встал, как нусуб?

Что еще за нусуб? Камень, что ли? Я плюнул в дохлую крысу, не попал и полез следом за этой мужеподобной телкой. Правда, снизу она вполне ничего выглядела (Таська, ты все равно самая лучшая, клянусь).

– Эй, шлюха, далеко еще? – спросил я на высоте метров в двадцать. Вниз смотреть отчего-то не хотелось, хватало одного ветра, что трепал мою куртку словно бешеный пес.

В ответ она стала ругаться, но я не стану приводить здесь ее слова, скажите спасибо Cactus’у. Так или иначе, скоро она нырнула в какую-то дверь. Я поднапрягся и тоже туда влез. И очутился в настоящем притоне, потому что все стены были увешаны лесбийскими постерами и всяким непотребным инструментарием, какой только в кино я и видел. Да все знают, о чем речь, не буду перечислять.

– Трахнуть бы тебя этой штукой, козел! – сказала девка и ткнула мне в нос огромный резиновый член. – Ну, чья теперь писька больше?

– Себя трахни, – храбро ответил я. – Какого шайтана я тут делаю, блин?

– На хрена ты сюда приперся, в этот квартал? Тебя торчки с собаками ищут!

– Тебе-то что за дело? – насторожился я. Это было уже интересно. За кого они все меня принимают? – Только попробуй сказать, что я мастер по свету в занюханной кинокомпании, снимающей порнофильмы. Но разбил свою сраную лампу, и продюсер хочет меня за это кроваво вздрючить.

– Да какой еще мастер по свету? – удивилась она и упала на диван в самой бесстыдной позе. – В темных делишках ты мастер, спору нет. Тут другое дело! Не могу же я бросить своего единственного парня на съедение всяким уродам.

– Единственный – это кто?

– Забыл, гнида, как меня совратил? Это же ты меня всему научил! Отказаться от своей лучшей ученицы вздумал?

– Да ты же лесбиянка. Чего ради мне тебя совращать, проститутка ты долбаная?

– Нут, посмотрите на этого козла! С каких пор я, по-твоему, лесбиянка? С тех самых, как мы отметили мой день рождения, ясно тебе? – Она вскочила и ухватилась мне за воротник плаща, отчего моя одежонка чуть не расползлась. Чтобы этого не случилось, я сел рядом с ней на широкую кровать. – Да что мы тут всякое старье перетираем, черт побери? Я уже все простила и забыла, это же благодаря тебе я распознала в себе родные сексуальные наклонности. Водку будешь?

– Давай, волоки свое вонючее пойло. И мазь целебную не забудь! А то у меня уже черепушка от удивления трещит.

– Смотри, как бы от биты не треснула.

Она ушла в кухню за стеклянной дверью, а я скинул плащ и растянулся на кровати. Таська, ничего такого я не собирался делать, просто утомился по железной лестнице ползти. Я вообще не понимаю людишек, которые в такие караван-сараи как этот ходят – чего им, Сети мало? Да купи себе секс-периферию и заходи на любой приличный сайт, там тебе грудастую актрису на любой вкус предложат. Или спортсмена, скажем. Можно и политика нанять, но это уже особый изврат. Виртуальный секс в тысячу раз безопаснее и раза в два дешевле, если на всякие тупые плагины не тратиться! Короче, не в силах я тех маньяков постичь, что сюда ездят.

– Ты пигмейку-то привез? – крикнула девка.

– Сама ты пигмейка, – опешил я. – Тебя вообще-то как зовут, подруга?

– Ах ты!.. Плеснула бы тебе в харю водки, будь ты рядом.

Она ввалилась в комнату и чуть не швырнула мне в глаз стакан с пойлом, но сдержалась. Вместо этого привалилась к моему боку и включила пультом консоль на стене, стала какой-нибудь смачный ресурс ловить.

– Ну так ответишь, нет?

– Эдик, мы с тобой только неделю назад здесь трахались, и ты уверенно называл меня по имени. Тебе что, мозги сапогом отшибло? Ты хлебни водяры-то, может, полегчает.

Я выпил и закашлялся, настолько грубо напиток резанул мне по горлу. Но напряжение, как ни странно, быстро отпустило мое несчастное туловище, за которым охотились неведомые торчки.

– Вот молодец! Значит, ты все-таки привез пигмейку? Покажешь? А давай втроем перепихнемся! – обрадовалась она.

– Заткнись, а? Никого я не привез и даже не собирался. Быстро назови свое имя, а то уйду обратно, откуда пришел.

Она повалила меня обратно на кровать, уселась мне на живот и свирепо уставилась мне в глаза. По-моему, она была готова меня укусить, и я собрался уже дать ей в лоб, как она прошипела:

– Меня зовут Инга! Постарайся запомнить, козел, потому что больше повторять не буду. Эй, а это что у тебя за хрень? – Она сунула ладонь под задницу и вытащила из-под себя мою поясную сумку. – Большая! Пигмейка, что ли?

– Нет, это другая модель. Какого рожна ты на меня уселась, шлюха? Где мазь для моей ссадины?

– Достал! Тоже мне, травма…

Она наклонилась вправо и сняла с тумбочки тюбик, потом выдавила из него нечто густо-белое и скользкое, чем и намазала мне костяшки пальцев. Я отнял у нее лекарство и прочел, что это, оказывается, «увлажняющий и расслабляющий крем для лучшего сношения».

– Да это же смазка для задницы! – разозлился я.

– Вот и расслабься, скотина склерозная.

Но я не стал с ней церемониться и безжалостно сбросил с живота, не фиг было мне на кишки давить. Между тем Инга уже распаковала мою котомку и вынула на свет набор «Трахни меня!» во всем его великолепии.

– Ну и дерьмо, – сообщила она вдруг. – Здесь, в лавке купил?

– Точно. Что, завидно?

– Это подделка, придурок. Иначе бы я вагину не сломала.

Я выхватил у нее периферию и увидел, что самый главный ее элемент треснул пополам. И вообще не рассыпался только потому, что два осколка были скреплены между собой кожаным мешком для сбора спермы. Я тут же прикинул, как можно склеить это хозяйство – вроде еще не все было потеряно. Может, пойти по гарантии поменять на другой набор?

– Кус эмык! – рассвирепел я.

– Выброси эту дешевку.

– Сказал бы я, кто тут дешевка… – Пока она не накинулась на меня с кулаками, я выставил перед собой руку и заявил: – Все, прелюдия закончилась, сейчас ты расскажешь мне все с самого начала. Представь, что торчки отшибли мне память, а ты добрый доктор Павлов. Кто такая Наталья?

– Ладно, – пожала плечами Инга. – Раз ты так хочешь. Что, с самого начала?

– Нет, с конца, дура.

Она принялась изливать мне душу в красочных подробностях, и вот что выяснилось. Эдик Кулешов по кличке Танк, отпетый преступник и негодяй, уже много лет промышляет поставками в город экзотических шлюх. Между делом он соблазняет доверчивых девчонок из нищих семей, готовых продать дочурку в надежные сутенерские лапы. Когда малышке исполняется 14 лет, он назначает ей пенсион – платит родителям за ее содержание. Питание, шмотки и все такое. Негусто, но хватает. Этакий агент в мире легального порно-бизнеса. Девице приходится решать, чем она будет заниматься после достижения совершеннолетия. Выбор простой – или в кино, или в бордель, или в сетевую индустрию, все зависит от личных наклонностей девушки. И несколько лет Эдик ненавязчиво «ведет» ее, снабжает всякими курсами и руководствами, вообще готовит к будущей профессии. Медресе, блин, на дому.

– Ну и козел, – не вытерпел я.

– Не то слово, – согласилась Инга. – Хотя лично у меня к тебе претензий нет, я узнала все что нужно. Даже благодарна за учебу, пожалуй.

– Ты еще скажи, что я на день рождения совращаю девчонок.

– Это необходимый элемент курсов, – кивнула она.

– Смачно! Вот это работенка, порази меня маразм. И как еще меня не пришили, удивительно.

– Ты мне говорил, что девчонки, которые идут в реальный бордель, остаются у тебя девственницами, потому что за них дают в два раза больше.

– Утешила. Значит, половину преступлений совершают за меня другие козлы.

– Да какое преступление? – поморщилась она. – Формально законов ты не нарушаешь, успокойся. Родители девушек в курсе, деньги у тебя исправно берут… С чего вдруг такая добродетель, Эдик? Ты что, завязал с бизнесом? Да торчки с тебя шкуру снимут и натянут ее на бубен. Или ты про них тоже забыл? – ужаснулась Инга и пощупала мне лоб на предмет жара.

– Слушай, а тебя я тоже того?..

– Трахнул, что ли?

– Ну да.

– Гад же ты! – обиделась она, и глаза у нее подозрительно заблестели. – Знаешь, как я ждала своего дня рождения? Ты к нам домой с цветами и настоящим шампанским пришел, моих поганых родичей всех конфетами с водкой угостил! У нас отдельная комната была, я ее два дня вычищала… Знаешь как меня готовили на твои дирхемы? Все по обычаям – в хаммам отпустили, там мне волосы все выщипали ненужные, массаж сделали, хной разные красивые значки на теле нарисовали… А ты такие слова говоришь!

– Заткнись, а то у меня сейчас встанет, – осадил я ее.

– Ни одного мужика я больше не любила, понял? Только тебя! Папаша у меня бухал как лошадь, братаны-дебилы кололись все как один, я их ненавидела. Они меня тоже, потому что у меня уже была профессия, а они должны были сдохнуть как тараканы. Да уже сдохли, по-моему.

– Чего ты в меня втюхалась, лесбиянка? Я ведь моральный урод. Дельфин и русалка, блин!

– Ну и что? Ты же мой учитель, баран ты бесчувственный! Я же благодаря тебе про себя все так быстро узнала.

И тут со мной стали происходить странные вещи. Будто у меня в башке возник еще один кусок мозга, а в нем закопошилась гадкая личность второго Танка. И этот скользкий тип стал проталкивать свои гнусные воспоминания прямо в мой «основной» мозг. Я уставился на Ингу и вдруг вспомнил ее восемнадцатилетие. Ну и хорош же я был, блин, с водкой и конфетами. И все наши половые игры с девчонкой тоже перед моим «мысленным взором» очутились, хоть ты онанируй.

– Слышь, подруга, ты извини за резкие слова, – буркнул я неохотно. – У меня с черепушкой проблемы.

– Ладно, не грузись, – оттаяла она и стянула с себя джинсовую курточку. – Ты меня тоже прости, что вагину сломала. Все равно она поддельная была.

– Давай теперь про Наташку вещай.

Она сходила на кухню и вернулась с новыми дозами своего пойла. Как ни противно мне было его бухать, я все же выдул свои 50 гр. и стал внимать Ингиному рассказу. И вот что узнал. Наталья была приблудной проституткой, то есть «самопальной» – никто из сутенеров ее не натаскивал и бабла предкам не платил. Однажды она просто явилась в «Розалинду» и поступила в бригаду местного босса. Вообще-то она тоже предпочитала девиц, но мужественных, вот и спелась с Ингой. А на работе ей приходилось в разном качестве выступать, как хозяин прикажет.

– А Ната тебе не рассказывала, откуда к нам в город приперлась? Местная или приезжая, чем раньше грешила и все такое.

– Проводницей она была в магнитопоезде, на трассе Уродов – Козлов работала.

– Ух ты! – поразился я. – Вот это совпадение!

– О чем это ты?

– Лепи дальше, подруга.

И вот ездила она в поезде, ездила неведомо сколько дней, а потом к ней в вагон забрался безбилетник, типа коммивояжер с полной сумкой резиновых фаллосов и прочей хрени. Денег у него ни фига не было, или он просто мозг ей клевал, только подбил этот подонок Наташу на сделку. Дескать, он с ней в свои штучки профессионально поиграет, она его и не высадит на полном ходу. А до этого эпизода, надо заметить, у Наты с парнями ну никак не ладилось – то полные отморозки попадались, то рохли, то еще какие фантасты.

– Короче, этот порно-заяц открыл ей глаза на секс, – подытожила Инга. – Плюнула она в харю папаше и к нам в город явилась, чтобы нормальные бабки за приятную работу иметь. А вообще чего я тут распинаюсь, блин? – опомнилась девка. – Ты ведь должен был ее знать не хуже меня, ты всех тут знаешь! Перетрахал пол-отеля, козел!

– Иди в задницу, не было такого, – обиделся я. А в башке упорно свербела мыслишка – шайтан, вполне возможно, что я именно козел и есть. – И что с ней стало, с этой шлюхой?

– Заткнись уже. Любили мы друг друга, понял? Не оскорбляй светлую память моей девушки.

– Ладно, куда она сгинула?

– В кинобизнес, конечно. У нее были все данные, фигура и лицо, опыт опять же.

– Так-так… – озадачился я. – И когда это было?

– Месяцев семь или восемь уж прошло, зимой еще.

– А в прошлую среду она сюда случайно не забегала? В караван-сарай то есть.

– Это вряд ли. Почему она, в таком случае, не зашла ко мне в гости, вспомнить былое и предаться взаимной страсти?

– Знатно гонишь, подруга.

– А может, я была с клиенткой? – задумалась Инга. – Вот же хрень, она могла зайти ко мне в гости, а я в этот момент рубила бабки и не приняла ее. Нет, это было бы слишком печально.

Тут, естественно, визит в долбаный к-театр сам собой всплыл у меня в мозгах. Даже несмотря на то, что там уже копошился местный Эдик, сутенер и козлище каких мало. Какие-то нездоровые происходят совпадения, прямо мистика в натуре. Выходит, эта неуловимая псевдо-Наталья стала-таки актрисой, чтобы порадовать своим искусством обитателей кино-трущобы? В общем, в башке у меня приключился некоторый столбняк. Но я точно знаю и никогда не забуду – на выезде думать вредно, куда лучше заниматься этим в тиши кабинета, под старый добрый трэш.

– Эй, – прервал я печальные думы хозяйки этого притона, – у тебя наверняка осталась от нее какая-нибудь херь на память, верно?

– Ну, трусики. Дать понюхать?

– Давай.

– Точно, свихнулся! Перед ним живая баба чуть ли не голая лежит, а он…

– Не трещи, дура. Я линзы отрубил, вовсе ты не голая.

– То-то я смотрю, у тебя никакой эрекции.

Она нехотя подвалила к стенному шкафу и откопала в нижнем ящике дивидишку – я сразу опознал шершавую упаковку этого древнего носителя. Опять мне повезло на осколок ранней цифровой эры. Инга нежно, будто какую реликвию, открыла коробку и вытащила из нее Наташкины трусы, практически чистые.

– Уже почти не пахнут, – вздохнула она и протянула мне шмотку.

Но нюхать девичьи трусы я не кинулся, а первым делом протащил их над сканером, который встроил в дабир на заре своей рафинадной карьеры. То есть буквально двадцать лет назад, див побери. Не знаю, что там за рафид в этих трусанах оказался, надо было программу связи с производителем плотно шерстить или сравнивать с моей личной базой. В общем, отложил я это дело и со вкусом принюхался наконец к шмотке. Да, вони в ней почти не осталось. По правде говоря, запах даже приятный был, чего уж врать.

Да и вообще, если уж до конца честным быть, я телок люблю до беспамятства. И каждую конкретно (кроме полных развалин, понятно), и всех вообще, как подвид. Неудивительно, что карьера местного Танка вызвала во мне порядочную зависть. Таська, ты только не сердись, я шучу!

– Ну?

– Духовитая штука. Дай поносить?

– Охренел вообще!

Она сердито отобрала у меня трусики, а я в ответ завладел упаковкой из-под диска. И оказался прав, потому что в ней обнаружилась настоящая дивидишка!

– А это что такое?

– Да шайтан его знает! Мой дабир эту херь отказался жевать, не знаю я. Может, там завещание ее бабушки? Эй, отдавай сюда мои вещи.

– Постой, у меня техника покруче будет.

Не мешкая, я вынул из штанов свой старый дабир и затолкал находку в универсальный дисковод, где недавно уже побывала дискета. Не зря, выходит, купил я эту фигню на е-бэе! Хотя какого дива? Что я получил с той поганой дискеты, кроме порции вредоносной дури? Так или иначе, под любопытным взглядом девки я скопировал содержимое дивидишки в дабир.

– А давай ты мне подаришь это дерьмо, – сказал я.

– Где ты увидел на трусах дерьмо? – рассвирепела она. – Не смей осквернять память моей Наташи!

После чего Инга отняла у меня реликвию, нюхнула разок трусики и снова спрятала все в ящик.

– Ну тогда продай! Или на время одолжи, шайтан побери. Мне надо генетический анализ мочи сделать, а то клиент доказательства потребует.

– Еще раз повторяю, эти трусы чисты как крылья херувима. Я ни за что с ними не расстанусь, ни за какие богатства, потому что любовь не продается.

Тоже мне аргумент! До чего упрямая девка, просто слов нет. Хорошо еще, я успел потереть ткань между средними фалангами пальцев – может, хоть несколько микрочешуек кожи или волос до лаборатории доволоку.

– Что еще за клиент? – вдруг насторожилась Инга.

– Долго объяснять, – отмахнулся я. – Не грузись фигней.

– Еще водяры будешь? А давай посмотрим, что там записано! Небось ретро-порно, Наташка фильмы уважала. Может, человеком после этого станешь, а то пенек пеньком.

– Не фиг тут разлагаться. Кто такие торчки? – спросил я, чтобы замять сексуальную тему.

Пока котелок у меня еще не взорвался от перегрева, надо было собрать на микрофон как можно больше сведений. Может, потом разберусь, в спокойной обстановке – так я тогда наивно подумал.

Тут бы мне по уму и надо было свалить, но порно-козел Эдик в башке что-то раззуделся, требовал продолжения банкета. Нравилась ему эта крепкая деваха, оттого и у меня настоящего мозги стали нагреваться. Таська, ты только не злись, я же ни в чем не виноват! Вот хоть что тебе под магнитовоз положу – ни слова я тут не придумал. Этот альтернативный Эдик просто подавил меня своими низменными инстинктами.

– Бригада такая, они охрану и силовое прикрытие местного босса обеспечивают.

– Графа, что ли? – ляпнул я ужаснулся. Из какого еще закоулка в мозгу чья-то тупая кличка выскочила мне на язык? Что вообще со мной творится? Чем дальше, тем больше местный отморозок Танк захватывал мою собственную черепушку! Кажется, с каждой минутой рафинада во мне становилось все меньше, а сутенера все больше.

– А то кого же.

– И что за история с африканкой?

– Пигмейкой! Ты подрядился привезти Графу особенную девчонку, он дал тебе аванс, а ты исчез.

– Давно?

– Недели две уже, кажется. Об этой сделке в каждой местной забегаловке толковали. А Граф тебе дал десять дней, чтобы за товаром за границу смотаться, у нас таких крутых девок нет. А теперь ты появился в нашем квартале без товара и аванса, правильно я понимаю? Лихо же тебе будет, Эдик.

Тут же ее слова сбылись с абсолютной точностью – дверь в номер с треском распахнулась, и к нам в гости ввалилась порядочная толпа громил. Пока они стягивали с меня Ингу, я успел ударить одного пяткой, а второго обматерить. На этом мои подвиги закончились, не успел даже с койки соскочить. Но даже за такую малость один из врагов заехал мне кулаком в лоб, отчего в черепушке возник нехилый перезвон.

– Драться? – набычился гулям, которому я заехал в пах. – Берегись, я злопамятный.

– Приблизился к людям расчет с ними, а они небрежны, отвращаются… – сокрушенно заметил другой.

(21:1. – Прим. мутакаллима Издателя.)

Я сдержал ответную реплику. Все равно бы у меня не хватило слов выразить все свое возмущение. Оба подонка уселись по разные стороны от меня, блокируя отходы к двери и пожарной лестнице. Инга подавленно удалилась на кухню, потому что один из гулямов нагло приказал ей тащить самую крепкую выпивку.

– Ну, где товар? – спросил меня старший ублюдок, интеллигентного вида шкаф. А ведь я отлично помнил его физиономию, не раз видел рядом с Графовой. Мне казалось, что достаточно немного напрячься, и в памяти всплывет его имя.

– В отказ ушел! – зло ощерился его напарник и выставил зубы, будто хотел укусить. Вид у этого урода был омерзительный, никакая телка такому в трезвом уме ни за что бы не дала, даже за десять евро. – Можно я его задушу, Слон Мефодьевич?

– Минуту можешь потерпеть, маньяк? Вдруг ты ему мозги стряхнул своим коронным ударом? Ну, докладывай по существу: где пигмейка и все такое.

– Адаптируется она, – ляпнул я и вдруг ясно осознал, что так оно и есть. Местный козел Танк слова на ветер не бросал, «честь мундира» блюл. – Я как раз хотел сообщить, что операция по вербовке девахи прошла успешно. Ей просто нужно немного времени, чтобы глистов вычистить и от наших микробов защититься.

– Фу, гадость, – скривился главарь микро-банды. – Ну, поехали!

– Куда это? Мне и тут хорошо.

Но эти гнусные преступники даже слушать ничего не хотели. Они тупо выдули по рюмке водки и вздернули меня на ноги. Хорошо хоть дабир не отняли, чтобы все мои передвижения по стране и миру отследить, а то бы не знаю, как дело обернулось.

– Прощай, Инга! – трагически воскликнул я.

Черепушка после коварного удара качалась на шее, как цветок лилии, и злобный сутенер Эдик все больше проникал в мои родные извилины. Даже едкие метафоры, которыми я обычно блистал в разговорах, теперь почти не просились на язык – шайтан, эта ложная вежливость меня убивала не хуже ментального паразита Танка.

Тут уж я спустился на улицу как белый человек, на лифте. Встречные глядели на меня сочувственно, будто предвидели мою близкую кончину. Но я-то знал, что проклятая пигмейка не только вернет расположение Графа, но и добавит бабла на моем счете. Лишь бы подпольный эскулап не прополоскал ее своей химией до полной непригодности.

– Куда ехать-то?

У громил оказался в распоряжении зеленый БМВ чукотской сборки. Его номера были заляпаны сгустками чего-то красно-бурого, наверняка крови бесчисленных жертв. Шучу, шучу, с ним все было в порядке. А вот со мной нет – на виду у всего квартала враги жестоко загнали меня в салон и захлопнули дверцу. Но я-то знал, что нужный Графу товар фактически в городе, а значит, опасаться суровой кары не стоит. Разве что пени сдерут, нелюди.

– Куда? – Самый тупой из них уселся за баранку, а главарь угнездился рядом со мной, на заднем сиденье.

– Вперед!

И мы поехали именно туда. Хорошо сознавать свою невиновность перед кровавыми преступниками, скажу я вам! Я раскинулся так привольно, насколько мне позволила туша отвратительного громилы, и следил за дорогой, чтобы вовремя скомандовать поворот.

За бортом промелькнул роскошно-грязный «хаммер», и я смутно подумал, что эта машина вроде бы принадлежит мне. Эта вредная мысль занозой засела в моем бедном мозге и неожиданно выковырнула оттуда местного козла Эдика, сутенера и развратника. И я понял, что совершенно не помню адреса чудо-доктора, что взялся акклиматизировать африканку. Шайтан, где они могут обретаться?

– Стоп! – скомандовал я. Надо было срочно вернуться к «Розалинде», пустить в башку преступного Танка и записать адрес эскулапа в дабир. – Поворачиваем обратно, я «Трахни меня!» забыл.

Громила за рулем ударил по тормозам, до визга напугав грязного китайца-бродягу, и повернулся к нам. Вместе с головой пришло в движение и туловище – видимо, крепкая шея не давала особой свободы полупустой черепушке ублюдка.

– Але, Слон Мефодьевич! А куда это мы гоним? Нас же Граф по делу отправил, а мы какого-то козла катаем.

– Думаешь, это козел? А может, кто-то полезный? – Слон, тупо глядя на меня, в явном умственном напряжении принялся тереть узкий лоб кулаком, будто наделся придумать что-то дельное. – Откуда он взялся в нашей машине? Ты, что ли, подсадил?

– Да, он за десятку взялся подвезти меня пару кварталов, – обрадовался я. – Большое спасибо, уже приехали.

– В моей машине кого попало катать? – окрысился Мефодьевич.

– Да я что? Я ничего! Не знаю я его, в первый раз вижу!

Момент, чтобы слинять из западни, был подходящий, но я почему-то медлил. Что-то в голове переклинило, хоть тресни. Мне бы заорать что-то типа «Пока, парни, спасибо за компанию» и дернуть вон… Вот думал я потом, думал, и так ни до чего не додумался. Считайте, что я сошел с ума, короче.

Но не тут-то было! Вы небось думаете, что Слон с подручным меня уделали до полного перелома носа! Хрен вам. Мефодьевич пожал плечами и указал мне толстым пальцем наружу.

– А десятку дай сюда, – приказал он рулевому шкафу.

Пока между ними не проскочила искра яркостью в сто люмен, я взял себя за шкирку и вытолкал из джипа ментальными пинками. На тротуаре я сел на пластиковый ящик и хотел задуматься: «Что за хрень? Кто это такие? За каким наваром я полез в эту колымагу, когда у меня своя не хуже?» Вопросов было много, но проклятый дервиш, чью собственность я оккупировал задницей, стал тянуть ко мне немытые лапы. Видимо, хотел завладеть мой курточкой на лебяжьем пуху.

– У! – сказал он. – Поделись веб-копеечкой, добрый человек.

– Да у тебя и дабира-то нет, гнида, – удивился я.

– Как же нет, вот какой новый, – загундосил грязнуля и достал из кармана рваного пальтеца горелый корпус коммуникатора. Внутри у него, кажется, ничего не было. – Вот, можешь на программы посмотреть…

Слава Аллаху, я вовремя очухался и заметил, как из подворотни к нам спешат такие же мерзкие уроды.

– У, самаритянин, – возмутился я и пнул хитрого каландара по колену.

Он заскулил и покатился по асфальту, а я убежал в сторону «Розалинды». Ну что за жизнь? Отчего в ней столько жадных до чужого добра подонков? Можете не отвечать, это я просто так ляпнул.

На часах уже было хрен знает сколько времени, так что, судя по всему, сегодняшняя вылазка что-то да принесла. Так я тогда решил. Потому что конкретных сведений о происшествиях последних двух часов у меня в башке не сохранилось, будто их солнечным ветром выдуло.

– Маньяким! – вырвалось у меня, когда я подвалил к своему белому «бьюику».

Рядом с ним ползал на обгоревших ногах некий подозрительный тип, громко ругался и мазал ожоги заживляющим кремом. Вокруг валялось пять-шесть обугленных снизу ходулей, а дворники и правое зеркало были свинчены по самый корень. И передний бампер зачем-то стукнули, отчего тот треснул и помялся.

Мой тепловой профиль, естественно, машина тотчас опознала и призывно щелкнула дверцей.

Эти системы защиты хороши, конечно, но не всегда и не все. Например, как сегодня – захотелось банде отморозков на ходулях пообтесать мою тачку, вот один из них к ней в итоге и пробился. Эх, надо бы обновить пушки-огнеметы, поставить не только под днищем, но и на крышу, Иблис их задери. Или что поновее прикупить, ультразвук там или тошнотные мины повесить? Если у «Розалинды» машина так пострадала, то что с ней дальше будет, когда я в настоящие зловонные дыры поеду?

Первым делом после возвращения из поездки я подключил к Сети линзы. Очень уж гадко было смотреть на неприкрашенную реальность. Все эти обшарпанные дома, раздолбанные улицы и старую неоновую рекламу, от которой остались только пустые стеклянные трубки. В моем районе оказалось даже хуже, чем там, где я побывал. В общем, я поклялся больше не отключать линзы, если от этого не будет зависеть моя жизнь.

Comments on this:11

Cactus: Круто наверчено, дядя! Сроду так много за раз не слушал-читал. Эй, а видео чего такое урезанное, показал бы это телку в караван-сарае, как она худой жопой на диване вертит.

Тася: Знаю я, Танк, чего ты в машине Слоновой сидел, паразит! Думал, вот они сейчас меня вспомнят, и поедем мы дружной компанией к африканочке в гости! Думаешь, это никому не понятно, похотливый ты к…? Немедленно чтобы к доктору сходил, на глистов и кожных паразитов проверился! Про венерические болезни уж и не говорю.

Lomo: Мадам, вы несправедливы к своему супругу. У него был очень непростой выезд, уж поверьте моему опыту рафинада.

Тася: А ты заткнись, защитник тоже выискался! К твоему сведению, я пришла к мужу (по Сети, конечно) в начале второго, и он уже был в пижамке. Значит, весь этот дурацкий поход занял у Танка около трех часов. И никакой шишки, между прочим, на черепе у него не было, а благоухал он как тюльпан – свеженький и бодрый. Не перетрудился, в общем. Cactus, ты уже и меня задолбал, маньяк малолетний.

Танк: Тасюха!! Меня не было дома до 14.06!!

Эмиль: А что на той дивидишке-то было, эй!

Felicita: Эдик, еще раз напоминаю: вы с Тасенькой обещали приехать к нам! Возьмите в клинике Маришу хоть на денек и приезжайте, а то мы уже скучаем по внучке. Ее надо хоть иногда забирать с собой, показывать город и так далее. Ты же помнишь, что тебе врач говорил! А эти глупости, что ты тут пишешь, я не стала даже читать, и отец тоже. Видео только немного посмотрела.

Танк: Я все-все помню, мама, когда у меня череп не встряхивают, как сегодня. Обещаю, как только разделаюсь с заказом, обязательно съездим к Маришке и привезем ее к вам погостить, на пару дней… Парни, держите ссылку на файло с дивидишки, но я пока сам не видел, что там записано, только на сервак скопировал. Как бы гнилая порнуха не оказалась. На всякий случай Cactus’у доступ закрыл.

Cactus: Ну вот, опять дискриминация!

Пеликан: Ссылка твоя не работает, черт побери.

Эмиль: Точно, не работает. А кстати, проверь-ка ты рафида с Наташкиных трусов.

Они обвиняли вас во лжи за то, что вы говорите, и не можете вы ни отвратить, ни помочь.

25:20


15 Раджаба, 10:04 | Это я, Эдик | 15 Раджаба, 17:30 [4]