home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


15 Раджаба, 17:44[5]

Ленке Целко удалось своровать на колхозном рынке несколько жирных костей, – отняла у какой-то поганой псины – и она решила сварить из них бульон. Когда тарелку супа выхлебаешь, все сытнее. Под койкой у нее лежало два мешка с сушеной крапивой, которую она нарвала летом, так что супешник должен был выйти наваристым.

Ленкина соседка, Маринка Трахтеншёльд, еще в пятницу вечером ушла к своему уродовскому ухажеру, да так у него и застряла. «Сука, наверняка там пирожками со щавелем обжирается, – с неприязнью подумала Лена. – Хоть бы принесла, что ли». Ей самой не слишком везло: крутые местные ребята на нее почему-то не западали, ладно хоть, салагу Игорька заманила к себе в койку, пока тот кого покрасивше не отхватил. «Не отказывать ему вовсе, что ли, – вздохнула она, рассматривая себя в треснувшее поперек зеркало. Когда-то в него угодили стулом. – Пусть «красный день календаря», парню-то всегда хочется… Задница ведь еще есть. Девки говорят, если хрен маргарином смазать, или поплевать на него, круто получается… Лучше все-таки смазать. Отсосать тоже можно, не убудет, только чтобы член помыл сначала. А то ведь переманят жопой-то». Она покрутилась, выпячивая ягодицы и втягивая живот. Получилось не так чтобы хорошо, но и не плохо. Лена была девушкой статной, сильной, немного полноватой, и грудь у нее была так прекрасна, что с трудом помещалась под лифчиком восьмого размера. Это был, собственно, ее главный аргумент в борьбе за мужика. Подружки, преподши и все остальные Лену побаивались, и даже комендантша никогда не повышала на нее голос, хоть на других орала почем зря. Ленка запросто могла и кулаком звездануть, если повод появлялся.

Наверное, Игорек потому и не изменил ей ни разу. В общаге ведь просто, сразу всем станет известно, если он в другой дырке поковыряется. И сучке, и ему самому тогда несдобровать. «Или все же лазил куда, паразит?» Лена вспомнила, как однажды она в обед пришла домой, а у Маринки блестели губы. Вид у нее был какой-то ошалелый, а Игореша сидел на кровати и словно чего-то боялся. Девушке стало противно, и она поскорее выкинула неприятные мысли из головы. Нет, Игорь не такой.

По коридору кто-то затопал, и в комнату ввалилась Маринка в линялой шубке из крысиного меха. Девушка еще прошлой зимой раз двадцать бегала по ночам к преподу по истории ислама, жуткому ишану, чтобы ее отработать.

– Фу, еле вырвалась! – Маринка сбросила заснеженную одежду и упала на кровать, закачавшись на пружинах. – Затрахал до одури.

– Колька твой Блюйман, что ли?

– Он, паразит! Блин, скулы сводит, будто кости грызла.

Она всегда делилась с подругой своими постельными делами, чтобы позлить ее. Но сегодня Ленка почему-то не окрысилась на нее, а спросила:

– А это больно?

– Что? У тебя цинга, что ли, Целко?

– Да нет, когда…

– А, это! Чего же больно-то? Ты же каждый день на толчок ходишь! – Маринка захохотала.

Лене стало досадно, что Маринка все обращает в пошлость, и она собралась заорать на нее. Но тут дверь распахнулась, и в комнату ввалился Гоша Паскудников. Выглядел он мерзко – один глаз заплыл свежим синяком, а на скуле краснела ссадина. Игорек скинул драный овчинный тулуп прямо на пол и повалился на Ленкину кровать, продавив ее чуть не до пола.

– Чего это с тобой? – радостно удивилась Марина. – Расскажи, кто это тебе по харе съездил.

– Папаня, – отмахнулся Гоша. – Я у него весь самогон вчера выдул, он его за поленницей прятал, а я нашел. И мамаша мне помогала. Пожрать найдется? Голодный, блин. Жратвы-то в доме нет, и выпить больше не осталось, вот я и решил к вам смотаться. А то прямо хоть щепки жуй.

– А ты сам-то добыл чего-нибудь? – сварливо спросила Лена. – Сейчас суп сварится. Чего не в школе-то?

– А, так это из твоей кастрюли так воняет! Ух, пожуем. Болею я сегодня, не видишь? Да училка знает, мы с мамашей мимо ее дома вчера пьяные проходили, песни пели. А потом еще папаша за мной гонялся, тоже под ее окнами…

– А фиг ли ты ко мне с добычей не пришел? – накинулась на друга Лена. – Я тут сохну, понимаешь, а он с предками бухает.

– Не виноват я! Меня мамаша застукала, она же за мной в окно подглядывала, гнида – и увидала, как я заначку отыскал. А то бы я, само собой, к тебе побежал! Эй, ты порезалась?

Лена опять облизала глубокий порез, который остался у нее от собачьего клыка, и в досаде махнула рукой.

– Фигня, заживет.

– Ну смотри. Может, грязным носком обмотать? Вон у тебя в углу целая куча валяется.

– Они слишком крепкие, черт, не гнутся. Игореша, погляди там на кастрюлю, может, снимать пора? Кстати, соли у нас нет, в другой раз чтобы принес!

Игорь радостно бросился на кухню, подобрав по дороге те самые носки, что забраковала его возлюбленная. Надо же чем-то будет ухватиться за раскаленные ручки. Пока его не было в комнате, Лена собиралась продолжить интимные расспросы, и Маринка уже алчно облизывалась, однако тут из коридора донесся гневный и продолжительный вопль.

Подруги переглянулись и выскочили в коридор.

– Да что же там такое? – в тревоге вскричала Лена. – Неужто член ошпарил?

Марина громко ужаснулась ее предположению, и вместе они с топотом, в компании прочих обитателей общаги, ворвались в кухонный блок. Посреди вороха несъедобных объедков, пустых пакетов и дочиста вываренных костей сидел Гоша и тупо таращился на пустую электрическую плиту.

Это была подлинная немая сцена, если не считать недавнего звонкого крика. Лена молча приблизилась к плите, заглянула в обтянутый паутиной угол за ней, зачем-то выглянула в мутное окно и провела над горячей конфоркой носом. Голова ее медленно и хищно повернулась в сторону редкой толпы зрителей. Ахнув в едином порыве, те прянули назад и уперлись спинами в стены.

Только Маринка осталось на месте, потому что у нее было алиби, к тому же красть суп у своей же соседки не имело смысла. Трахтеншёльд деловито шмыгнула к плите, повторно осмотрела «потаенные» места и кивнула с самым зловещим видом.

– Это война! – крикнула она. – Всем стоять, обыск!

Девчонки не решились убежать в свою комнату, иначе это однозначно указало бы на виновность. И тогда беглянке было бы несдобровать! Никто не знал, какая страшная кара могла обрушиться на голову дерзкой воровки, потому что еще никогда ни одна студентка не покушалась на варево Ленки Целко.

Гоша оправился от ступора и принялся нагло трогать девушек. Они безропотно давали заглядывать себе под платья и в халаты, хотя в другой раз бы постеснялись показывать свои рваные трусики и давно не бритые лобки. Маринка в это время окучивала двоих уродовских парней, по неосторожности выскочивших на крик.

– Ну хватит там жопы щупать! – заорала Ленка, когда Игорь потерял уже всякий стыд. – Кастрюлю же сперли, а не стручок перца! К тому же с кипятком.

– Ну ни фига себе, – опечалился Паскудников. – Так он еще и с перцем был? Вот изверги, нелюди просто! Обрезание таким делать надо.

– Даже девушкам? – заинтересовалась Трахтеншёльд.

– Сейчас по запаху найду! – заявила Ленка. – Они моей кровищей из дырки умоются, сучки!

Лена почему-то сразу распознала в преступлении групповую кражу. Скорее всего, она была права – никто в одиночку, находясь в трезвом уме, на такое смертельно опасное злодеяние не решился бы. Другое дело, в общаге редко можно было встретить полностью трезвую девушку, непременно кто-то или с похмелья мучился, или только что принял стакан-другой. А может, какая соседка на спор балуется? Лена в страшной злобе шагнула в коридор и еще раз втянула мстительным носом вонючий супный дух, что еще витал в общаге.

– Умою, – зловеще проговорила она и ринулась в направлении первой же двери. – Кто со мной – быстро по комнатам! Замки сшибать, в рожи бить! Нашедшему лично тарелку налью!

Вся жидкая толпа, собравшаяся вокруг кухни, с топотом рассыпалась по комнатушкам. Хозяйки были не везде – многие обитали в сараях или на чердаках у знакомых парней – и тогда хлипкий замок с хрустом падал на пол. Весь барак моментально наполнился визгом, звуками ударов по девичьим лицам, отборной руганью. Вообще, началось черт знает что. Даже комендантша продрала глаза и выползла из своего угла, чтобы разобраться с зачинщиками бардака. Но ей в двух словах объяснили, что у Ленки Целко сперли целую кастрюлю наваристого супа, и служивая тетка присоединилась к поискам. Ленку она уважала как никого.

Когда Целко взломала дверь комнаты Таньки Щелястых и Светки Трусерс, ей показалось, что там холоднее, чем в коридоре. Нос ее при этом уловил слабые, почти неуловимые суповые миазмы. Светка лежала на кровати с книжкой, а Танька спала, стоя на коленях перед своей койкой. А Ганька Тошнилович, покачиваясь, пытался пристроиться сзади к ее посиневшей от холода заднице. Но, как видно, перебрал самогона и никак не мог попасть в цель.

– Эй, а ну прекрати этот разврат! – прикрикнула на него Лена. – Не видишь, спит человек?

– А? – осовело уставился на нее парень. – Чего? Помоги лучше…

Целко плюнула на заблеванный пол и хлопнула дверью. Бедная Танька, столько приличных парней в Уродове, а такой козел попался! Не мог, что ли, с ногами на кровать девчонку сложить?

Поиски пропавшего супа оказались безрезультатны. Видать, действовал хладнокровный и трезвый как стекло человек. Вряд ли девчонка, потому что никто из студенток колледжа, даже будучи на последней стадии истощения, не решился бы на такую кражу. Скорей бы девушка приползла к доброй Ленке на коленях и вымолила косточку. Нет, это орудовал хитрый и сильный парень, коренной уродовец…

– Местный это был, – подтвердила Марина умозаключение Целко. Они втроем уселись в комнате и слушали бурчание в своих пустых животах. – Схватил и убежал, гад, в темноту.

– Это мы еще проверим, – мрачно сказала Лена. – Я еще устрою на вора засаду! Еще пожалеет, что на мою жратву позарился.

И ее товарищи по голоду вздрогнули, потому что в голосе Целко слышалась неукротимая решимость жестоко покарать преступника. Может быть, даже кастрировать его тупым ножом.

Comments on this: 3

God: В конце концов, это утомительно – читать и глядеть на мерзейшую чернуху и клевету, которую вываливает «рафинад» Танк на головы своих френдов. Все честные люди страны в лице Мэрии, Администрации г. Уродов и меня лично требуют от провайдера запретить Кулешову чернить наших граждан. Это ложь и еще раз ложь! Наш город – образец взвешенного подхода к решению многих проблем современности, свойственных не только провинции, но и столичным городам. В этом можно убедиться, приехав к нам в гости или хотя бы посетив официальный сайт г. Уродов.

Cactus: Эй, опять меня обидели! Не хочу на сайт уродов, хочу мерзейшую чернуху!

Танк: Всем заткнуться, пока в стоп-лист не загнал. Я лично эти «материалы следствия» больше читать-смотреть не буду, чтобы мозгами не тронуться. И так у меня с ними в последнее время проблемы… Если кто-то считает, что малолетним посетителям журнала можно открыть доступ к наследию Натальи, пусть мне об этом скажет, и я обещаю подумать.

Они не видят ничего, кроме единого вскрика, который постигнет их, когда они препираются.

36:49


15 Раджаба, 17:30 [4] | Это я, Эдик | 15 Раджаба, 17:45